Новости

21.06.2010 07:39
Рубрика: В мире

Саммит "с закатанными рукавами"

Россия и США на пути к прочному партнерству

В преддверии визита в США президента России Дмитрия Медведева и очередной российско-американской встречи на высшем уровне посол РФ в Вашингтоне Сергей Кисляк ответил на вопросы корреспондента ИТАР-ТАСС, специально для "РГ".

Российская газета: Что можно сказать о визите, не предвосхищая итогов?

Сергей Кисляк: Визит очень важный, поскольку это первый официальный визит нашего президента в Вашингтон. Хотя Дмитрий Анатольевич уже бывал здесь не раз, но, как правило, в связи с многосторонними форумами. Программа визита уже понятна. Это будет серьезный деловой разговор президентов по самой широкой повестке дня. Конечно, очень важны вопросы контроля над вооружениями. Но все же вся сумма отношений между Россией и США ими не исчерпывается. Существует огромный потенциал для роста экономических связей, в России велик интерес к инновационным технологиям. Думаю, все это будет обсуждаться президентами.

РГ: Американцы иногда называют предстоящую встречу саммитом инноваций. Это верно?

Кисляк: Это будет саммит с серьезным инновационным компонентом. Но все же, когда встречаются президенты России и США, только одной инновационной тематикой ограничить разговор было бы, наверное, неправильно да и невозможно.

РГ: Разговор пойдет о стратегических рамках сотрудничества или о более конкретных вещах?

Кисляк: Прежде всего у нас создана президентская комиссия. В ее рабочих группах на уровне министров или замминистров уже обсуждаются конкретные проекты. Я вполне уверен, что доклад о работе комиссии, который будет представлен президентам, станет хорошей основой для нашего взаимодействия на стратегических направлениях. Президенты, конечно, будут говорить о стратегии.

РГ: А доклад будет обнародован?

Кисляк: Доклад еще в работе. А у дипломатов есть железное правило: не объявлять того, что не доведено до конца. Но достаточно много информации о том, как продвигается работа комиссии, будет обнародовано.

РГ: Предполагается ли помимо доклада отдельный итоговый документ по экономике?

Кисляк: Я не исключаю, что несколько общих точек зрения будут зафиксированы. В какой форме - пока говорить рано. Возможно, совместное заявление, возможно, президенты решат рассказать о достигнутых результатах в ходе своего общения с прессой. Это вопрос дипломатической техники. Главное, что степень согласия в направлениях, по которым мы будем работать всерьез и вместе, существенно возросла с созданием комиссии.

РГ: А по политике какой-то итоговый документ готовится?

Кисляк: Не каждый саммит должен обязательно завершаться принятием больших документов. Между нашими президентами сложился доверительный характер общения. Он позволяет лучше понимать друг друга, прислушиваться друг к другу. Привыкать работать не параллельно, а вместе. Это больше, чем просто обмен мнениями. Это камертон для выстраивания политических позиций обоих государств.

РГ: Это опять об атмосфере. А что-то конкретное можно сказать об ожидаемых итогах?

Кисляк: Обсуждается немало вопросов. Одни будут завершены, другие нет. Здесь, например, сотрудничество на Севере - между Аляской и Дальним Востоком. Здесь же и "классические" темы взаимодействия - нераспространение, борьба с терроризмом. Разговор продвигается очень серьезно. Не обязательно он должен завершаться совместными заявлениями по каждой теме. Главное, что работа идет, и серьезная. Мы хотим видеть больше инвестиционного участия американцев в инновационных программах в России. И я надеюсь, что саммит даст толчок этому.

До сих пор не решен вопрос ВТО. Сказать, что он обязательно будет решен к саммиту, пока не могу. Но мы с американскими партнерами работаем серьезно. Посмотрим.

В целом сейчас такой момент, когда по многим направлениям есть заделы. Не все вызрело, не все можно было успеть сделать к саммиту. Но ведь и саммит уже по характеру не такой, как прежде. Это не "парадный" саммит, а "встреча лидеров с закатанными рукавами" для совместной работы.

РГ: Как вы оцениваете сейчас состояние российско-американских отношений в сравнении с недавним прошлым?

Кисляк: Я приехал в Штаты уже после агрессии Грузии в Южной Осетии. Отношения наши в то время действительно были наихудшими со времен окончания "холодной войны". Трудный был период...

Новая администрация пришла с собственным видением окружающего мира, в том числе перспектив отношений с Россией. Ситуация начала меняться, и, должен сказать, энергично. Предложенная президентом Бараком Обамой идея "перезагрузки" отношений была встречена у нас уважительно. Мы проявили готовность к встречному движению, ведь вызовы, которые стоят сегодня перед Россией и США, во многом общие. Сегодня "перезагрузка" дает свои результаты. Мы стали более открыты в своих отношениях, готовы вслушиваться в озабоченности друг друга.

Разногласия, конечно, были и есть. Ободряет, однако, что по всем спорным вопросам мы говорим откровенно и, в общем-то, цивилизованно. Только хотелось бы, чтобы были результаты.

РГ: Насколько термин "перезагрузка" отражает то, что происходит в наших отношениях?

Кисляк: Этот термин был хорош в свое время - в период, когда надо было выводить отношения из весьма непростой ситуации. Сейчас мы по сути уже вышли из периода "перезагрузки". Я бы сказал, что теперь у нас период становления прочного партнерства.

РГ: Какие конкретные перемены в подходах США наиболее важны для России?

Кисляк: Атмосфера - действительно штука переменчивая. Отношения лучше мерить конкретными делами. И такие дела, позитивно отражающиеся на наших интересах, уже есть. Очень крупный результат - заключение нового Договора о стратегических наступательных вооружениях. Причем важно не только само по себе сокращение вооружений. Договор - это переход к взаимодействию в поддержании стратегической стабильности. Об этом говорил и сам характер переговоров, их атмосфера. Надеюсь, договор будет скоро ратифицирован и в США, и в России. Важна для нас и готовность нынешней администрации США непредвзято взглянуть на проблемы ПРО в Европе. Схема, которой теперь придерживаются США, не вызывает былых озабоченностей. Чуть больше ясности и стабильности в военной сфере стало вблизи наших границ. Впрочем, мы давно уже не в состоянии "холодной войны". И я абсолютно уверен, что оснований для возврата к ней сейчас не существует.

РГ: Сумела ли в свою очередь российская дипломатия откликнуться на изменение политики США и конструктивно им воспользоваться?

Кисляк: Конечно же, российская дипломатия откликнулась на идею "перезагрузки" серьезными и конкретными делами. По решению президента России мы предоставили американским коллегам возможность транзита своих вооруженных сил в Афганистан через российскую территорию. В прежние времена это было бы, конечно, непросто, но сегодня мы смотрим, чем можем помочь, - тем более что в Афганистане немало решается вопросов, так или иначе затрагивающих интересы российской безопасности. Там можно больше сделать, работая вместе.

Я не думаю, что наши подходы к Америке существенно изменились по сравнению с тем, что мы в прин ципе были готовы делать и раньше. Скорее у американцев хватило мудрости начать выводить наши отношения из тупика, что позволяет расширять взаимодействие.

Мы, конечно, хорошие (произносится с улыбкой. - Прим. ИТАР-ТАСС), но тоже не все и не всегда делаем идеально. Но я уверен: мы честны в своей политике, в том числе по отношению к США. Мы всегда были заинтересованы в равном и уважительном партнерстве.

Я долго так или иначе связан с российско-американскими отношениями и должен сказать, что сейчас радует возможность говорить по всем вопросам честно и откровенно. Не поучая друг друга, но серьезно и без обид.

РГ: Многие считают, что для позитивной повестки дня в дву сторонних отношениях нужны яркие совместные начинания, дающие "демонстрационный эффект".

Кисляк: Позитивная повестка дня нашим отношениям, конечно, нужна. И двусторонняя президентская комиссия - подтверждение того, что она формируется. Что касается эффектов сотрудничества, то они должны быть не демонстративными, а субстантивными.

РГ: Есть ли темы, которых Россия и США вообще предпочитают не касаться?

Кисляк: Конечно, разногласия сохраняются. Возьмите разные позиции вокруг последствий августовских событий 2008 г. в Южной Осетии. Разные взгляды на то, как оптимально выстраивать предсказуемую безопасность в Европе. Нередко нас любят поучать демократии. Но и у нас немало вопросов относительного того, как обстоит дело с правами в тех же США.

Думаю, что тем, которых стороны боятся касаться, в наших отношениях нет. Но есть темы, которые являются действительно приоритетными для дискуссии и взаимопонимания, поскольку они важны и для России, и для США.

РГ: Вы много встречаетесь с американцами. Как вы оцениваете их отношение к России?

Кисляк: Я не первый раз и не первый год в Америке. Встречался с американцами и в годы "холодной войны", и тогда на уровне человеческих отношений мне было интересно и нередко тепло с ними общаться. Могу подтвердить, что сейчас это тем более интересно, а возможностей для общения с интересными американцами стало больше.

Вместе с тем и стереотипное отношение к нам тоже есть. Как говорит один мой американский коллега, "похмелье "холодной войны" еще с нами. Это "похмелье" нужно преодолевать. Чтобы улучшать отношения, надо, в частности, больше общаться. Чем больше будет прямых контактов между людьми, деловых и культурных обменов, тем меньше будет сохраняться изживших себя стереотипов.

РГ: Как вам лично работается в Вашингтоне? Какие эпизоды - драматичные, важные, а может быть, и курьезные, веселые - больше всего запомнились?

Кисляк: Работать в Вашингтоне не всегда просто, но всегда интересно. Драматичных эпизодов хватало по приезде, в 2008 году. Что касается веселья, его, может, и не так много, но добра и теплоты немало.

Я лично очень люблю музыку. И с восторгом вместе с американцами в зале слушаю артистов Большого и Мариинского театров в Вашингтоне или совместную постановку в "Метрополитен" в Нью-Йорке. Те же чувства - и на спектаклях, которыми дирижирует Пласидо Доминго. Удивительно даже, насколько одинаково все реагируют на то, что действительно прекрасно.

РГ: Я слышал, что вы охотник. В Америке удавалось поохотиться?

Кисляк: Удавалось. Пока, правда, только на птицу, но получалось неплохо. Готовлюсь к охоте и на крупную дичь.

В мире США Россия и США Система ПРО Барак Обама
Добавьте RG.RU 
в избранные источники