Новости

01.07.2010 00:24
Рубрика: Общество

Метры для Насти

Пока взрослые делят жилплощадь, ребенок находится в детдоме

У девятилетней Насти Малышевой есть любящий отец. Но она вынуждена жить в детдоме. При каждой встрече девочка просит отца поскорее забрать ее. Но дом у них пытаются отнять…

Дом раздора

Алексей Малышев - бывший летчик. В Липецкую область приехал в 1995 году из Якутии. Уже здесь познакомился с будущей матерью своей дочери. Поженились. А к рождению ребенка муж стал подыскивать для семьи домик в райцентре - селе Красное.

- В 2000 году я нашел заброшенный дом по адресу Комсомольская, 14, - рассказывает Алексей Федорович. - Выяснилось, что хозяин дома уехал несколько лет назад в Москву и там умер… Наследники также проживали в Москве. Я разыскал их, договорились о сделке.

Но перед этим дочери хозяина дома Ирине Масальской нужно было еще вступить в наследство.

- Нотариус определила выдачу документа Свидетельства о праве на наследство по закону на следующий день, - продолжает Малышев, - и объяснила нам, что сразу оформить сделку невозможно, поскольку перед этим необходимо провести регистрацию Свидетельства по месту нахождения жилья. Она предложила оформить на меня две доверенности - одну на право представлять интересы наследницы по вопросу регистрации в ее собственность дома и земельного участка, вторую - на продажу жилья.

Малышев при свидетелях отдал деньги Масальской и получил взамен пакет документов на дом. Сам себе продать его он не мог, супруге своей, которая позднее уехала из села в неизвестном направлении, тоже. Поэтому в роли покупателя выступил его друг, тоже бывший летчик. Он сразу же прописал здесь Малышева с дочерью с намерением впоследствии подарить им дом.

Не по-соседски

Малышев оформил только право собственности, а Свидетельство о праве на наследство на земельный участок - из-за отсутствия выписки из государственного земельного кадастра - нотариус не выдал. Этой формальности Алексей Федорович сначала не придал значения. Полагая, что он является полноправным хозяином, занялся обустройством жилья.

И тут начались первые трудности. Пока дом стоял без хозяина, соседи сажали на его участке картошку. Когда Малышев сообщил, что теперь сам собирается возделывать участок, разгорелся конфликт. В присутствии сотрудников милиции новый хозяин огородил свои владения по периметру. Соседи пытались обратиться в суд, а затем самовольно снесли установленную "изгородь-границу" и построили железный забор.

Малышев разыскал прежнюю хозяйку, рассказал ей о своих бедах и попросил оформить документы до конца. Но Масальская заявила… что дом по-прежнему принадлежит ей, а договор купли-продажи недействителен. Мол, вследствие болезненного состояния она не осознавала, что делает, выдавая доверенности. Суд назначил ей судебно-психиатрическую экспертизу.

Нетрудно представить состояние человека, который может оказаться в одночасье на улице с несовершеннолетней дочерью: брак к тому времени распался (точнее, мать убыла в неизвестном направлении - говорят, на Украину). Малышев временно определил девочку в кризисный центр, а сам какое-то время жил у своего дома в палатке.

Экспертиза показала, что Масальская осознавала, кому и зачем она выдавала доверенности. Но из-за того, что не все документы были оформлены надлежащим образом, собственницей жилья она по-прежнему числилась.

…А через некоторое время Малышев узнал, что его с Настей давно уже выписали. Прописываться снова пришлось через суд. Но прежняя хозяйка не унималась - попросила работников энергосбытовой компании прекратить подачу электричества в дом. Малышев снова обратился за помощью к Фемиде. И хотя правосудие и на этот раз встало на защиту отца-одиночки, ему почти три месяца пришлось жить без света.

Один в поле воин

У чиновников свой взгляд на эту историю. Когда Малышев обратился в райадминистрацию с просьбой помочь защитить права ребенка, ему дали письменный ответ: "Сообщаем, что в настоящее время все права вашей дочери соблюдены. Ребенок находится на полном государственном обеспечении в областном детском доме Липецка". А пока Малышев обивал судебные пороги в борьбе за крышу над головой, краснинская администрация поставила вопрос о лишении его родительских прав. В первый раз суд оказался на стороне отца и дочери. Но чиновники вопрос о родительских правах поднимают снова и снова.

 - Если бы ситуация не требовала того, я давно бы забрал Настю из детского дома, - говорит отец. - Я же не забываю ее - каждый выходной и на каникулы забираю к себе. Но пока я сам живу тут на птичьих правах... Но как только все окончательно утрясется с соседями и домом, в тот же день заберу Настеньку.

Этой весной судья Становлянского райсуда, казалось бы, поставила точку в этой истории - отказала Масальской в ее иске о выселении Малышева и его дочки без предоставления другого жилого помещения. Но тут возразила прокуратура, которая посчитала решение суда об отказе выселить Малышевых незаконным.

Чем обусловлено решение прокуратуры подать кассацию, прокурор Краснинского района Сергей Мещерин комментировать "РГ" отказался, мотивируя это тем, что его объяснения могут повлиять на исход суда. Алексей Федорович показывает бумагу, подписанную заместителем прокурора области, - своего рода ярлык, с которым его встречают и провожают чиновники различных ведомств. В ней со ссылкой на органы местного самоуправления сказано: "Девочка, несмотря на достижение 7-летнего возраста, не посещала школу, ее воспитанием отец надлежащим образом не занимался. После того как правоохранительными и иными ведомствами к Малышеву стали применяться меры воздействия, ребенок им был передан на воспитание в социально-реабилитационный центр".

И вместе с тем в 2008 году, объявленном Годом отца, липецкое телевидение сняло репортаж о Малышеве как об образцовом родителе, в одиночку поднимающем дочь. Тогда еще они с Настей жили вместе…

…Алексей Федорович показывает семейный фотоальбом: вот они с еще маленькой Настей наряжают елку в огороде и лепят снеговика. Вот Настя с артистами из Белоруссии - вместе с отцом ездила на концерт в Елец. И совсем свежие фотографии, где Настя на каникулах играет дома в бильярд.

Да и педагоги признают, что девочка - педагогически незапущенная. Общительная, хорошо учится, легко влилась в коллектив. Все это как-то не стыкуется с точкой зрения властей…

"Поскорей хочу домой"

Сейчас Настя находится в Липецком детском доме. В огромных карих глазах каким-то непонятным образом сочетаются озорство и совсем недетская серьезность. Рассказывает, как они готовятся к концерту, - Настя должна танцевать вальс. И что любимый предмет у нее математика, который дается ей легко. Также обожает спорт - любой, а больше всего теннис и гимнастику. А любимая сказка - про Элли из Изумрудного города, которую сама прочитала дома на каникулах. И как на майские праздники в Красном она "работала на аттракционах" - уж такую она выбрала "профессию" в игре с подружками.

- А вообще я много кем хочу стать, - улыбается она. - Летчицей, потому что мне нравится синий цвет. Или воспитателем в детском саду. А еще хочу быть пожарным или работать в милиции. Потому что люблю собак и видела в сериалах, что милиционеры и пожарные работают с ними.

Но больше всего ей хочется поскорее вернуться к отцу.

- Скучаю по дому, - признается она. - Потому что это - дом! 

Общество Семья и дети Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Липецкая область