Новости

01.07.2010 00:23
Рубрика: Общество

Какого цвета память

Пенсионерка из небольшого поселка восстановила солдатский мемориал. А теперь возвращает имена погибших

Письмо из 1942-го жительница Ленинградской области Антонина Назарова получила в 2008 году.

Развернула пожелтевший солдатский треугольник, вгляделась в блеклые от времени строчки: "Дорогие мои, хорошие! Скоро-скоро мы разделаемся с этим проклятым врагом и вернемся домой. Обязательно с победой!" Датировано письмо июнем. А в августе того же сорок второго автор письма красноармеец Семен Андреевич Ломакин погиб.

Назарова не родственница ему. И не была с ним знакома: родилась после войны. Как не была она знакома и с солдатами, погибшими близ областного поселка Тельмана, имена которых восстановила и увековечила. Их - более тысячи.

Был месяц май

К этому поселку, расположенному в Тосненском районе Ленобласти, сравнительно недалеко от границ Петербурга, дорога идет мимо целой череды памятников и мемориалов. Бои здесь, на южном направлении фронта, в 1941-1944 годах шли страшные. Фашисты, осадив Ленинград, пытались прорваться в город, не щадя ни чужих, ни своих. В этих местах до сих пор находят останки бойцов, оставшихся лежать на поле боя: вынести раненых и погибших удавалось далеко не всегда.

Один из мемориалов на месте братской могилы открыли вскоре после войны и в поселке Тельмана. На скромной мраморной доске были выбиты имена 13 павших. Хотя сама могила вместила, как говорили люди знающие, гораздо больше погибших, а также умерших от ран в располагавшемся рядом полевом госпитале.

В первый раз уроженка Новгородской области Антонина Назарова, переехавшая в Ленобласть после замужества, пришла сюда со старшим сыном Алексеем в начале 1980-х - на традиционный майский школьный субботник. Никто лично ее на него не звал. Но как не помочь детворе? Сколько выпололи они тогда сорняков, вымели мусора!.. Сам мемориал представлял собой к тому времени большой заросший холм с покосившимися плитами и разбитыми гипсовыми вазонами. "Неправильно это", - решила Назарова и, купив в магазине краски, кисти, метлу, вскоре снова пришла сюда с сыном.

Потом таких субботников было у нее много. Устраивала их она сама - для себя и троих своих детей. Как объясняет сейчас, просто потому, что не могла иначе.

- У меня отец пришел с фронта инвалидом, - говорит она. - Я маленькой была, но помню его рассказы о боях с фашистом. Папа умер от ран в начале 1950-х. А дядя погиб на Украине... Кого в нашей стране не коснулась та война? Ухаживать за братской могилой взялась потому, что никто за ней не ухаживал. Обидно стало за погибших солдат. Воевали, умирали, а те, ради кого умирали, их так быстро забыли.

Как имя твое, солдат?

То, что мемориал сохранился в 1990-е, когда рушилась страна, а с ней привычный порядок жизни, во многом ее заслуга. Позже, когда умер муж и собственных средств едва хватало, чтобы прокормить детей, Антонина Васильевна стала время от времени захаживать на развернувшуюся неподалеку от солдатского захоронения стройку. То попросит песочку - "подсыпать аллеи", то "укротить" разросшиеся не в меру тополя. Ей не отказывали. Лишь удивлялись невысокой женщине, добровольно взвалившей на себя хлопоты о старом воинском погосте. В наше прагматичное время чаще, увы, беспокоятся о собственном покое да выгоде.

Повседневная забота Назаровой о захоронении не ограничилась уборкой, покраской, расчисткой снега. Она взялась восстановить имена всех бойцов, погибших в ее поселке. Работа непростая даже для опытных следопытов. Изначально известны были тринадцать имен.

Подтолкнула Назарову на поисковую работу начавшаяся реконструкция братской могилы. Антонина Васильевна не один год хлопотала о ней перед властью. Тщетно. Помочь согласился Дмитрий Тарасович Мартынчик, глава той самой строительной фирмы, куда она регулярно хаживала за песком. Одной встречи хватило ему для этого с пенсионеркой Назаровой. Заказал и оплатил проект, нашел гравировщика, выполнил со своими рабочими все земляные и монтажные работы.

Пока шла реконструкция, она, вооружившись многочисленными документами, полученными в военно-учетном столе, районных музеях, в администрации, сверяла списки павших. Подключила к этому своих детей, знакомых.

Как-то вечером позвонил сотрудник администрации: в кладовке поселкового совета нашли мраморную доску с выбитыми на ней 17 фамилиями. Кажется, та самая доска, что пропала несколько лет назад с мемориала. Глянули - расколота надвое, многие буквы стерлись. Но и она пригодилась.

- На доске было выбито: Глушко Семен Лаврентьевич. Я все проверила, нет такого в списках тут воевавших, - рассказывает Назарова. - Но есть Семен Лаврентьевич Галушко, мне потом подтвердили это и в райвоенкомате. Та же история с Самырханом Колдышевым, который на самом деле Колдыщев. Теперь можно начать поиск их родных. Я уже отправила запросы в адресный стол тех мест, откуда они призывались. А погибших в нашей братской могиле не 13, а более 1000 человек. Если точно - 1194. Все имена выбиты теперь на мраморных плитах. Не забыты солдаты!

Перекличка

Поиск продолжается и сейчас. Антонина Васильевна использует любую возможность что-то узнать о "своих" бойцах, рассказать о них. Показывает, например, мне фотографию средней школы из соседнего поселка Войскорово. Не так давно на стене у входа в эту школу Назарова вместе с директором учебного заведения Т. А. Белогорцевой и с помощью Дмитрия Мартынчика открыла мемориальную доску в память о санинструкторе 56-й стрелковой дивизии Гайдовой.

22-летняя Прасковья Алексеевна Гайдова за первые 4 фронтовых дня своей службы вынесла с поля боя более 160 раненых бойцов. На 5-й была смертельно ранена. Пока неизвестно, похоронили ее, или так и осталась она лежать на том поле за поселком, где проходила линия фронта. Известно, что на Ленинградский фронт отправилась Паша добровольцем по призыву Свердловского (ныне - Василеостровского) райвоенкомата Ленинграда. А в Ленинград приехала погостить к родственникам за несколько дней до войны... Посмертно Паша была представлена к ордену Ленина, но его так и не вручили - некому.

Но вдруг остались в живых родные этой девушки, знакомые, друзья? Как хотелось бы получить ее фото. Узнать, откуда была родом, где училась, о чем мечтала. Запросы в архив минобороны, в местные военкоматы, переписка с теми, кто сам ищет своего отца, брата, деда, стали для Антонины Васильевны повседневными. У нее у самой дома уже целый архив на "своих", тельмановских солдат.

Начало ему положили фронтовые письма и фотография Сергея Ломакина, присланные из далекого Миасса Челябинской области внучкой бойца Ниной Евгеньевной Павелко. Их Назарова планирует передать в школьный музей боевой славы Войкоровской школы.

Как и благодарственные письма от правительств Москвы, Татарстана, Белоруссии. Туда она в начале нынешнего года отправила списки погибших при обороне Ленинграда их жителей. Многие из солдат, чьи имена значатся в этих списках, составленных пенсионеркой Назаровой, считались пропавшими без вести.

"В год празднования 65-й годовщины Победы, - читаю в письме, подписанном советником президента Белоруссии, - с особой благодарностью воспринимается деятельность людей, занимающихся увековечиванием памяти погибших на фронтах. Спасибо вам за ваш труд, за трепетное сохранение мемориала..."

Общество История Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Ленинградская область День Победы