Новости

29.07.2010 00:20
Рубрика: Общество

Тайны Пентагона

План "Дропшот" намечал в нашей стране 300 новых Хиросим

Завершающий этап Второй мировой и пролог войны холодной возвращают нашу память к словам - Потсдам, Хиросима, "Дропшот".

С 17 июля по 2 августа 1945 года состоялась Потсдамская конференция лидеров трех держав-победительниц: Сталина, Трумэна и Черчилля. За день до их встречи - 16 июля - американцы впервые провели у себя экспериментальный взрыв атомного боезаряда. А 6 и 9 августа подобные же бомбы испепелили Хиросиму и Нагасаки.

Бросается в глаза очевидное стремление подогнать первое испытание атомного оружия к началу встречи "большой тройки", а к концу ее - уничтожение атомными бомбами японских городов.

Угроза после победы

3 ноября 1945 года - всего через два месяца после капитуляции Японии - на рассмотрение Комитета начальников штабов США поступил доклад N 329 Объединенного разведывательного комитета. Его первый параграф гласил: "Отобрать приблизительно двадцать целей, пригодных для стратегической атомной бомбардировки СССР".

На взгляд вашингтонских стратегов, наступил самый удобный момент для вероломного удара по вчерашнему союзнику. СССР заплатил за победу 27 миллионами человеческих жизней. США потеряли менее полумиллиона. Американский индустриальный потенциал не только не пострадал, но неизмеримо возрос благодаря военным заказам. В конце войны на долю США приходилось две трети промышленного производства планеты, в том числе половина выплавки стали.

Преданные гласности секретные документы Пентагона свидетельствуют, что уже через несколько месяцев после общей Победы военное руководство США начало всерьез готовиться к нападению на вчерашнего союзника. Главную роль в этой подготовке играл Комитет начальников штабов США и подчиненный ему Объединенный комитет военного планирования. 14 декабря 1945 года Объединенный комитет издал директиву N 432/д. "Наиболее эффективным оружием, которое США могут применить для удара по СССР, говорилось в ней, являются имеющиеся в наличии атомные бомбы".

4 апреля 1949 года было объявлено о создании Организации Североатлантического договора (НАТО). По мере того как в антисоветскую коалицию вовлекалось все больше стран, а у Пентагона накапливалось все больше атомных боезарядов, расширялись и масштабы запланированного нападения на СССР. По плану "Троян" объектами атомного удара должны были стать уже не 20, а 70 советских городов.

В 1949 году Комитет начальников штабов начал разрабатывать план "Дропшот". Начало военных действий с участием всех государств НАТО было назначено в нем на 1 января 1957 года. На первом этапе планировалось сбросить на 100 советских городов 300 атомных бомб.

Утраченная монополия

Но тут произошло событие, которое остудило пыл пентагоновских стратегов.

3 сентября 1949 года американский бомбардировщик Б-29, совершавший патрульный полет над северной частью Тихого океана, обнаружил повышенную радиоактивность в верхних слоях атмосферы. Проверка данных не оставила сомнений: несмотря на раны войны, советский народ сумел создать собственное атомное оружие всего на четыре года позже американцев.

- Что же нам теперь делать? - такими словами, выражавшими растерянность и смятение, прореагировал на такую весть Трумэн. Почти три недели Вашингтон даже не решался сообщать об этом, опасаясь вызвать панику среди американцев. Впрочем, ответ на риторический вопрос президента скоро определился. Как можно быстрее заиметь водородную бомбу, дабы вернуть США возможность шантажировать СССР.

Но 20 августа 1953 года ТАСС сообщил: "На днях в Советском Союзе в испытательных целях проведен взрыв одного из видов водородной бомбы". А 4 октября 1957 года в Белом доме вновь пережили шок. Советский Союз первым в мире вывел на орбиту искусственный спутник. Это означало, что Москва располагает ракетами межконтинентальной дальности, так что США больше не могут рассчитывать на географическую неуязвимость.

Уповать на атомную бомбу как на козырного туза, видеть в ней залог американской гегемонии в мире - ради этого вашингтонские стратеги подобно азартным игрокам вновь и вновь повышали ставки в игре. Утратив монополию на атомную бомбу, ухватились за водородную.

Потом сделали ставки на ракеты с разделяющимися головными частями, потом - на милитаризацию космоса. Именно Вашингтон начинал каждый новый виток ядерной гонки.

Предотвратить ядерную гонку

Словом архивы первых послевоенных лет красноречивы. Тем более что в мировой летописи значатся и события диаметрально противоположной направленности. 19 июня 1946 года Советский Союз предложил подписать конвенцию, участники которой взяли бы на себя три обязательства. Во-первых, не применять атомного оружия ни при каких обстоятельствах. Во-вторых, запретить его производство и хранение. В-третьих, уничтожить его запасы в трехмесячный срок. Эта инициатива, выдвинутая в первом послевоенном году, открывала возможность пресечь ядерную гонку еще в зародыше, сберечь гигантские средства, поглощенные каждым ее витком.

Лишь героический труд всех тех, кто привел СССР к ядерному паритету с США, избавил нас от последствий таких планов, как "Троян" или "Дропшот". Именно достигнутый паритет позволил ведущим мировым державам вступить в переговоры о постепенном сокращении ядерных арсеналов. Были подписаны договоры СНВ-1, СНВ-2, СНВ-3. Наш народ, внесший решающий вклад в избавление человечества от коричневой чумы, неизменно идет в авангарде поборников полного запрещения ядерного оружия.

Не пропустите!

31 июля в 9.00 на канале "Столица" в цикле "Московский стиль" выйдет передача о Всеволоде Овчинникове. По жанру это портрет журналиста, писателя и автора 20 книг.

- В нашей программе Всеволод Овчинников - человек, наводивший мосты, - говорит автор сценария Татьяна Басова. - В пятидесятые, в шестидесятые, которые мы уже плохо помним, в семидесятые, когда страны, народы и люди были разделены на "лагеря" - социализма и "загнивающего капитализма", когда политические обозреватели должны были убедить нас, что "там" все плохо, а "здесь" все хорошо, он рассказывал о том, что везде живут люди, и везде они хотят, в сущности, одного и того же. Поэтому первая же его книга "Ветка сакуры" стала откровением для читателей и у нас, и в Японии. Все поняли, что по этому "мостику" мы легко можем переходить все идеологические границы. Мне приходилось слышать, что, мол, Овчинников - журналист старой школы, и сейчас время других людей. В нашем фильме мы попробовали доказать, что есть только одна школа для все времен, подразумевающая высокий профессионализм, доброжелательное отношение к людям, стремление не разъединять, а объединять народы - все эти качества есть у Всеволода Владимировича. Во все времена можно сохранить свое достоинство, честь и верность общечеловеческим гуманистическим ценностям. Овчинников всегда оставался собой. Сегодня его материалы в "Российской газете" читают с таким же удовольствием, как читали его репортажи наши с вами родители. Как он работал, сколько всего было в его жизни трагического и смешного, все это вы увидите в субботу утром.

Общество История Путешествия Всеволода Овчинникова
Добавьте RG.RU 
в избранные источники