Новости

03.08.2010 00:10
Рубрика: Культура

Как поймать кита

Сергей Бодров снял комедию и прицелился к фэнтези

Сергей Бодров с равным успехом снимает в России и в США. В конце августа на экраны выходит новая картина "Дочь якудзы", снятая в неожиданном для него жанре - эксцентрической комедии.

Российская газета: Мы только смирились с тем, что отныне вы снимаете блокбастеры, как вдруг - комедия. Захотелось нового опыта?

Сергей Бодров: "Дочь якудзы" - идея Сергея Сельянова. Он уверен, что сейчас нужны комедии, и я c ним согласен. Поначалу согласился помочь Гуке Омаровой, которая должна была снимать. Помог со сценарием, потом она мне предложила снимать вместе, и я легкомысленно согласился. Это необычайно трудно: я совершенно не понимаю, над чем сейчас смеются. Подозреваю, что все то, над чем мы смеемся, молодому поколению не смешно. А как уловить общую волну - не знаю. Задрав штаны, бежать за комсомолом не хочется, поэтому снимали наудачу - так, чтобы было смешно самим. В картине есть тема столкновения культуры Запада и культуры Востока - и это высекает искры смешного. Актерская команда собралась великолепная: Сергей Гармаш, Виктор Сухоруков, Сергей Газаров, Артур Смольянинов, Ирина Розанова, прекрасный актер, с которым я раньше никогда не работал, Виталий Хаев. И замечательные японцы, которые принесли в картину особый японский юмор.

РГ: А правда, что вы замахнулись и на самого Гарри Поттера? Снимаете что-то вроде продолжения?

Бодров: Не совсем так. У меня в работе большая голливудская картина. Мне часто предлагают снимать в Голливуде, я обычно отказываюсь, но тут согласился: очень интересный материал. Английские книжки, некоторые переведены на русский и в переводе звучат не очень удачно: "Ученик Ведьмака". Это не то чтобы продолжение Гарри Поттера, как некоторые полагают, это, мне кажется, интереснее, проще и глубже. Я не люблю слово "фэнтези", мне больше нравится "миф". Сценарий написал очень профессиональный человек - Чак Левит, который писал сценарий к картине с Леонардо Ди Каприо "Кровавый алмаз".

РГ: А обещанный сиквел "Монгол-2" скоро грядет?

Бодров: Он будет. Первая часть очень удачно прошла в мире, продана в 60 стран, прокатчики здорово заработали и нас постоянно теребят. Но хотелось дать себе передышку.

РГ: Снимать кино об исторических персонажах, особенно о тех, кто стал божеством для целого народа, - огромная ответственность. В какой мере совпадают понятия художественной и исторической достоверности?

Бодров: О Чингисхане никто ничего не знает. Обычно историю пишут победители, а тут писали побежденные - у монголов не было письменности. Единственная книга, которую написали монголы, дошла до нас в переводе на китайский. Книга всего в 30 страниц, и половина посвящена его детству. Чингисхан интересовал меня скорее с драматургической точки зрения: интересно идти против течения. Репутация монстра - убил миллионы людей, кровожаден, все наши беды от монголов - пьем из-за монголов, воюем из-за монголов, ругаемся матом из-за монголов. Но на самом деле его кровожадность - миф. Археологи подтверждают, что летописцы изрядно врали. Врали, чтобы не признаваться в том, что тогдашняя русская армия никуда не годилась: солдат плохо кормили, воевать не умели и не хотели, все ссорились между собой и были врагами друг другу куда большими, чем монголы. Потому и преувеличивали кровожадность Чингисхана.

РГ: До "Монгола" вы были почти камерным режиссером. С годами хочется масштабности?

Бодров: Бывает: идешь на рыбалку и думаешь, что будешь спокойно выуживать мелкую рыбешку. И вдруг попадается огромная. Кит. Что с ней делать? Не выбрасывать же. Так и здесь. Я хотел снять скромное кино про детство Чингисхана, но оказалось, что есть истории, из которых просто не получится камерное кино.

РГ: В Америке, как я понимаю, иная культура "потребления" кино. Отчасти благодаря системе проката, которая не дает затеряться ни одному снятому фильму. Кто кого воспитывает - зритель систему или система зрителя?

Бодров: В Америке любят смотреть фильмы. Так же, как раньше в СССР. Это традиция, ритуал. Я как-то рассказал Тимуру Бекмамбетову, что первая комедия, к которой я писал сценарий, собрала 50 млн зрителей. Он посчитал: это вылилось бы в астрономическую сумму - порядка 200 млн долларов. Сейчас для России это немыслимая цифра. А в Америке это осталось, там ходят в кино каждый уикенд семьями или поодиночке. В США порядка 30 тысяч кинозалов. У нас эта система уничтожена, и сейчас в России две тысячи залов.

РГ: Американский зритель тоже не балует вниманием авторское кино?

Бодров: Но в Америке множество маленьких, на 40-50 человек, залов, и там можно крутить фильм по несколько месяцев. Конечно, фермеры авторское кино не смотрят, но в больших городах есть возможность смотреть серьезное кино. У нас же авторское кино гробят, не доведя до зрителя. С кризисом положение артхауса в Америке стало хуже, но не столь катастрофично, как в России. У нас посмотреть такое кино можно лишь скачав с торрентов или на специальных показах. В прокате его практически нет - денег это не приносит.

РГ: Ваш опыт позволяет вам сравнивать кинопроизводство в России и в Америке. Какой миф о Голливуде вы хотели бы развенчать?

Бодров: Например, про алчность голливудских артистов. А они могут сниматься за любые деньги, потому что настоящие профессионалы. Когда стало известно, что Теренс Малик собирается запускаться с новым фильмом, к нему в очередь выстроился цвет Голливуда, согласный играть хоть в массовке. Шон Пенн, Джордж Клуни, Вуди Харрельсон... Кастинг-директор Малика рассказывал, как позвонила Мишель Пфайффер, которая очень хотела у него сниматься. Ей сказали, что в фильме нет женских ролей - только фотография женщины на стене. Она мгновенно ответила: "Я согласна". Люди хотят сниматься у хороших режиссеров. Даже если завтра я захочу снимать недорогое кино, но с хорошей историей, смогу взять любого актера. К тому же голливудские актеры необычайно обязательны, они приходят на кастинг готовыми: знают текст, знают роль, могут что-то предложить сами. Я очень люблю наших актеров, но они чуть ли не все зарабатывают на сериалах. Сельянов, например, не берет актеров, снимающихся в сериалах. И режиссеров, поработавших в сериалах, не берет. Считает, что они уже не могут работать в кино. В Америке кино и сериалы - разные индустрии, они не пересекаются, в них работают разные люди. Другое дело, что там сериалы качественные: это серьезное кино, но другого формата.

РГ: Студия Сергея Сельянова, с которой вы работаете, стала одним из восьми мейджоров, объектов государственной поддержки. Новую систему финансирования ругают, и не безосновательно. Вы верите, что вам доведется почувствовать ее преимущества?

Бодров: Никакой системой, бесплатно раздающей деньги, не угодишь всем. Старая система профинансировала массу картин, о которых мы даже не слышали. Существовала система откатов. Сейчас решили деньги давать восьми студиям, их действия будут прозрачны. Почему бы не попробовать такую систему, если старая себя дискредитировала? Может, будут меньше воровать - уже хорошо!

Культура Кино и ТВ Лучшие интервью