Новости

05.08.2010 00:40
Рубрика: Экономика

Отрасль минеральных удобрений: посткризисное развитие

Текст: В.И. Данилов-Данильян (член-корреспондент РАН, директор Института водных проблем РАН)

Посткризисное восстановление российской и мировой экономики перенесло акцент с чрезмерного развития финансового сектора на рост компаний реального сектора. От их динамики зависит устойчивость развития национальных экономик. В Китае, США, Германии кризис вызвал существенные структурные сдвиги в промышленности в пользу инноваций и укрепления конкурентоспособности, чему в большой степени способствовали государственные антикризисные программы.

По инновационному пути идет и Россия. Важно, однако, при этом понимать, что инновации являются не самоцелью, но средством эффективного использования сравнительных преимуществ, которыми обладает страна. Т.е. инновационная "надстройка" действительно повысит устойчивую конкурентоспособность страны в том случае, если будет преимущественно базироваться на традиционных, уже развитых и имеющих хорошие условия для стабильного роста в России и сильные позиции на экспортном рынке материало-, энерго- и водоемких отраслях. Прежде всего это касается сельского хозяйства, черной и цветной металлургии, химической промышленности, в том числе и такой ключевой для обеспечения продовольственной безопасности отрасли, как производство минеральных удобрений.

Вторым важным условием устойчивой таргетированной модернизационной и инновационной активности является сохранение благоприятной экологической среды, еще лучше - создание дружелюбных экосоциальных условий. Как минимум модернизация и инновации должны быть надежным предохранителем против экологических катастроф, безвозвратно уничтожающих или резко снижающих качество природных ресурсов, негативно сказывающихся на здоровье и социально-экономическом положении тысяч людей и регионов. Необходимо исключить возможность повторения катастроф, подобных разрушению части города Березники из-за аварии на калийном руднике.

В России сегодня начинают воплощаться в жизнь или разрабатываются государственные программы стратегического развития в ряде ключевых отраслей. Не должна остаться в стороне и такая стратегически важная, абсолютно конкурентная на мировом рынке отрасль, как производство минеральных удобрений.

Государство должно и здесь наметить ориентиры развития и создать бизнесу условия для подключения к их реализации. Бизнес, опираясь на государственные ориентиры и стимулы, повышает эффективность использования своих ресурсов путем технологической и структурно-корпоративной оптимизации, передавая часть этого эффекта сельскому хозяйству и способствуя тем самым его модернизации и росту продуктивности всего АПК. Таким путем можно обеспечить максимальный синергетический эффект.

Необходимость в безотлагательной разработке государственной стратегии развития промышленности минеральных удобрений обусловлена как производственной спецификой отрасли (высокой капиталоемкостью, длительными сроками окупаемости), так и ее прямой зависимостью от реализации Доктрины продовольственной безопасности России. Притом что минеральные удобрения примерно на треть обеспечивают урожайность основных сельхозкультур, их общее внесение в России составляет менее 20% от уровня 1990 года, а доля удобренной площади в общей площади посевов не достигает и 50%.

Такая ситуация связана с объективной дороговизной минеральных удобрений. В большинстве развитых стран государство дотирует их покупку фермерами (иногда до 50%). В ЕС, например, почти 30% субсидий из "евросоюзного бюджета" фермеры расходуют на оплату агрохимикатов. В 1990 году и в России госдотации снижали цены минеральных удобрений для агропредприятий на 40%. В ходе рыночных реформ это субсидирование вначале прекратилось, затем периодически возобновлялось, но в ограниченных масштабах. Реальное усиление господдержки связано с госпрограммой, в которой на субсидирование покупки сельхозпроизводителями минеральных удобрений на 2008-2012 годы закладывалось более 20 млрд руб., или 30% всех расходов по разделу "создание общих условий функционирования сельского хозяйства". Это позволит увеличить поставки минеральных удобрений российским аграриям в 1,6-2,4 раза. Тем не менее их объем (даже с учетом появления более экономных форм минеральных удобрений и технологий их внесения) будет примерно вдвое ниже уровня 1990 года.

Платежеспособность российских аграриев растет очень медленно даже при том, что внутрироссийские цены минеральных удобрений сейчас на 25-30% ниже мировых. Неизбежно поэтому сохранение масштабного экспорта, на который в силу резкого сужения внутреннего платежеспособного спроса в предыдущий период вынужденно переориентировалась промышленность удобрений.

В новых посткризисных условиях перспективной задачей является не свертывание экспорта минеральных удобрений, а оптимизация его соотношения с поставками на внутренний рынок. Экономически и политически целесообразно сохранение устойчивых позиций наших агрохимических компаний на мировых рынках минеральных удобрений, дающее России не только высокие экспортные доходы, но и важную роль в решении мировой продовольственной проблемы (применение минеральных удобрений обеспечивает продовольствием 48% населения мира). Тем более что Россия уже взяла на себя конкретные обязательства в этой области в рамках Аквильской инициативы по мировой продовольственной безопасности.

В докризисный период этой оптимизации препятствовала структура, сложившаяся в отрасли. Это результат разделения прежнего единого вертикально интегрированного и центрально-управляемого комплекса производства минеральных удобрений на производителей минеральных удобрений и сырьевые компании. Рыночная трансформация превратила первую группу в нормальный конкурентный бизнес с неустойчивой и негарантированной предпринимательской прибылью. Ее получение требует постоянных технологических и организационных усилий, с единственно возможным рентным доходом - преходящей "рентой лидерства", как эффекта этих усилий. Вторая группа, получив контроль над сырьем, без которого экономически нецелесообразно (а нередко и технологически невозможно) производство минеральных удобрений, превратилась в ресурсную монополию, "приватизировавшую" ранее принадлежавшую государству устойчивую природную ренту и извлекающую монопольную прибыль. Факт, что сырьевые компании и сами производят готовые удобрения, ничего не меняет. Более того, их перерабатывающие подразделения могут получать искусственные конкурентные преимущества, покупая сырье по более низким внутрикорпорационным ценам. В принципе трудно было ожидать других результатов от весьма хаотичной приватизации.

Различия в рыночно-производственной структуре предопределяют и разную склонность к "модернизационной ответственности". Компании первой группы более восприимчивы к требованиям научно-технического и управленческо-организационного прогресса. Они склонны воспринимать такую ответственность не как излишнюю нагрузку, а как дополнительный стимул к усилиям по снижению издержек и созданию других возможностей для повышения привлекательности и эффективности их продукции для партнеров. Компании второй группы менее восприимчивы к модернизационным вызовам. Они слабо заинтересованы в снижении издержек и проведении инноваций (даже если имеют такие возможности), поскольку могут поддерживать желательные условия поставок даже ценой снижения объема производства и эффективности использования технического и трудового потенциала. В силу опоры на уникальные природные условия, ресурсные монополии, как правило, менее прозрачны, что позволяет им манипулировать данными отчетности для необоснованного завышения цен (даже если эти цены контролируются национальным регулятором).

В результате не только сдерживаются модернизационные процессы внутри второй группы, но и тормозится модернизация в рамках первой группы (технологически и экономически зависимой от поставок сырья из первой), а стало быть, и "перелив эффекта" модернизации "по конечному продукту" в сельское хозяйство. Цены и условия поставок минеральных удобрений остаются малопривлекательными для сельхозпроизводителей. Компании, опирающиеся на уникальное стечение монопольных и природных факторов, умело их использовали для наращивания своей капитализации. Сегодня они стоят перед новым выбором: содействовать появлению новых операторов на рынке или пассивно "охранять" свои монопольные позиции. Первая стратегия расширит стратегический горизонт их бизнеса. Вторая - неминуемо приведет к стагнации и соответственно жестким управляющим воздействиям государства в интересах национальной конкурентоспособности и модернизации.

Показательным примером может служить сектор калийных удобрений. Эти удобрения существенно необходимы для базовой модернизации сельского хозяйства страны и стабильного обеспечения продовольственной безопасности. Они влияют на урожайность и особенно качество основных сельхозкультур (зерна, подсолнечника, картофеля), повышают их устойчивость к температурным колебаниям и оздоравливают почву. Без резкого увеличения их внесения невозможно повысить отдачу от уже применяемых сельхозтехнологий первого-второго поколения, а тем более перейти к технологиям третьего поколения. От внесения калийных удобрений прямо зависит такое перспективное направление, как плодоовощеводство закрытого грунта (теплицы), практически независимое от погодных перемен, позволяющее улучшить структуру питания населения, замещая дорогостоящий и нередко небезопасный для здоровья импорт. С учетом заметных климатических изменений (засухи) гарантированное обеспечение мегаполисов продовольствием с помощью парникового земледелия рассматривается во всем мире как надежная альтернатива в условиях погодных аномалий. Эта технология требует масштабного производства водорастворимой калийной селитры.

Таким образом, коренная модернизация растениеводства в рамках новой "экотехнологической революции" вообще невозможна без принципиального улучшения ее "калийной составляющей".

Основной недостаток этой составляющей - высокая цена, связанная с редкостью месторождений калийных руд, большой капиталоемкостью и сроками их освоения (строительство окупаемого калийного рудника мощностью 2 млн тонн продукции занимает 5-7 лет и обходится в 2 млрд долларов). России в этом отношении повезло. Располагая 33% мировых запасов калийных руд, она занимает второе место в тройке стран, сконцентрировавших 80% этих запасов, причем содержание калия в российских месторождениях выше среднемирового. При этом ресурсная база производства калийных удобрений была ею унаследована от СССР.

В результате рыночных реформ это "общероссийское везение" на практике перешло к двум частным компаниям - "Уралкалий" и "Сильвинит". Они образовались на основе приватизации государственных активов на Верхнекамском месторождении, располагавшем 84% разведанных запасов калийных солей в СССР, и контролируют 97% российского и 45% мирового (вместе с белорусской компанией) производства хлористого калия. Они доминируют и в поставках в формирующую 75% мирового спроса на калий "тройку" (Бразилия, Индия и Китай). В 2008 году "Уралкалий" (вместе с белорусской компанией) и "Сильвинит" обеспечили 60% калийного импорта Китая, 36% - Индии и 30% - Бразилии.

В калийном секторе России возникла классическая "ресурсная" дуополия, где два продавца, защищенные высокими (инвестиционными и геологическими) барьерами от появления новых добывающих компаний, остаются единственными производителями стандартизированной продукции, не имеющей аналогов (хлористого калия).

В марте 2008 года впервые был нанесен удар по ресурсной базе дуополии. Производящие минеральные удобрения, но лишенные своей сырьевой базы, компании "Акрон" и "ЕвроХим" победили на аукционе по продаже двух перспективных участков Верхнекамского калийного месторождения. Они переиграли "дуополистов" почти по всем параметрам: от технико-технологического уровня до его социальных аспектов проектов освоения, практически подтвердив свою модернизационную ориентацию и возможности. Успешная реализация этих проектов к 2018 году позволила бы "Акрону" и "ЕвроХиму" занять значительную часть внутреннего и 15% мирового рынка хлористого калия, усилив их конкурентный рыночный характер и обеспечив более привлекательные цены и условия поставок современных минеральных удобрений для сельского хозяйства России.

Мировой финансово-экономический кризис, однако, существенно скорректировал ситуацию. В конце 2008 года резко снизилась капитализация компаний-"дуополистов", опиравшаяся на целенаправленно формировавшийся ими рынок продавца. Одновременно сократились и инвестиционные возможности производителей минеральных удобрений для реализации освоения калийных месторождений. В 2009 году эти проблемы усугубились.

Однако в 2010 году, в результате корректировки внешних (снижения спроса на калийное сырье на мировом рынке и усиление конкуренции по нему) и внутренних факторов (резкое сокращение финансовых возможностей производителей сырья), возникают новые условия для организационной и технологической модернизации отрасли.

Эти условия позволяют превратить противоречия между сырьевиками и производителями готовых минеральных удобрений из фактора, тормозящего промышленность минеральных удобрений, в движущую силу ее развития.

Это связано, с одной стороны, с началом реализации переработчиками лицензий на разработку месторождений калийного и фосфорного сырья. С другой стороны - с ухудшением экологических (вплоть до катастрофы на рудниках "Уралкалия") и финансовых условий работы добытчиков сырья, а также приходом в эту отрасль стратегических портфельных инвесторов, объективно заинтересованных в улучшении финансовых результатов по отрасли в целом, а не только отдельных предприятий.

Конкретной организационной формой разрешения таких противоречий может стать создание совместных предприятий сырьевиков и переработчиков.

Создание СП, с одной стороны, обеспечит вертикальную интеграцию в производстве минеральных удобрений, при этом не сокращая, а увеличивая число игроков на российском рынке. Тем самым снижается острота проблемы его монополизации. С другой стороны, помогая объединить дефицитные в условиях посткризисного восстановления природные, финансовые и человеческие ресурсы, СП могли бы превратиться в эффективные точки роста как для отрасли в целом, так и для конкретных регионов.

Пилотной подотраслью для реализации этой новой системы может стать производство калийных удобрений, а пилотным проектом - создание совместного предприятия с ОАО "Уралкалий" для эффективного освоения новых участков крупнейшего в России Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей (ВМКМС). Проект учитывает изменившиеся условия и соответствует курсу на устойчивое социально-экономическое и экологическое развитие. При этом он нуждается лишь в организационном содействии правительства и не требует финансово-инвестиционного участия государства.

Суть проекта - в создании ОАО "Акрон" совместного предприятия (СП) с ОАО "Уралкалий" для эффективного освоения новых участков крупнейшего в России Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей (ВМКМС). Объединение в данном проекте ресурсов перспективного Талицкого участка ВМКМС, на который ОАО "Акрон" получена лицензия, и инфраструктуры и добывающего и обогатительного оборудования (производственного комплекса БКПРУ-2), имеющихся на близлежащем (на расстоянии 1 км) и в основном выработанном Дурыманском участке ОАО "Уралкалий", позволило бы:

- существенно сократить сроки и затраты на освоение Талицкого месторождения;

- значительно снизить экологическую нагрузку и риски в этом крайне сложном в горно-геологическом отношении регионе, отказавшись от сооружения новой глубокой шахты, обогатительной фабрики и шламохранилища;

- исключить возможность повторения катастроф, подобных разрушению части города Березники из-за аварии на калийном руднике, в связи с удаленностью Талицкого участка от населенных районов;

- полностью загрузить на длительный период мощности уникального производственного комплекса;

- существенно расширить и гарантировать сырьевую базу производства современных минеральных удобрений для российского рынка и на экспорт;

- повысить конкурентоспособность российских производителей минеральных удобрений относительно ведущих мировых производителей, диктующих цены на международных рынках;

- сохранить позиции на международном рынке ОАО "Уралкалий" и ОАО "Сильвинит", поскольку основные объемы хлористого калия, добываемые в счет доли ОАО "Акрон", будут перерабатываться на российских предприятиях.

Объединение в СП потенциалов сырьевиков и переработчиков позволит сбалансировать их интересы, обеспечить более справедливое распределение финансовых потоков между всеми звеньями производственной вертикали, снять проблему разногласий по ценам и условиям поставок калийного сырья. Разнородность участников СП сделает главным фактором его прибыльности не монополизацию рынка калийного сырья, а инновации по всему циклу производства калийсодержащих удобрений.

Избыточные объемы, превышающие потребление заводов ОАО "Акрон", могут быть использованы для привлечения в СП других предприятий-переработчиков и производителей сложных удобрений. В результате снизится уровень доминирования в производстве хлористого калия в России ограниченного круга компаний, сектор калийных удобрений перейдет к нормальной рыночно-конкурентной логике развития, от чего выиграют российские сельхозтоваропроизводители и потребители продовольствия.

Создание СП даст и значительный позитивный социально-бюджетный эффект для соответствующих регионов Пермского края. Будут сохранены и гарантированы на длительный период около 3 тыс. рабочих мест на БКПРУ-2, обеспечена занятость на сопряженных производственно-инфраструктурных и сервисных предприятиях. Устойчивая работа СП позволит обеспечить стабильные поступления в бюджеты различных уровней от этих видов деятельности.

Подобные проекты, представляющиеся простыми и очевидными, могли бы послужить опорными точками в новой стратегии развития минеральных удобрений как в отраслевом, так и в территориальном разрезе.

Экономика Макроэкономика Экономика Отрасли Ресурсы