Новости

12.08.2010 00:10
Рубрика: В мире

От Любани до Берлина

В Израиле опубликованы воспоминания белорусского партизана и солдата Красной Армии

В Израиле вышла книга бывшего узника гетто, партизана и солдата Красной Армии Зиновия (Зелика) Борисовича Кнеля "Судьба "Дубосека". Из гетто до Берлина". Автор рассказывает о последних днях гетто, устроенного немецкими оккупантами и их прихвостнями в патриархальном местечке Любань, на юге Полесья, на границе Гомельской и Минской областей. Прямо скажу, эти воспоминания никого не могут оставить равнодушным.

"Так получилось, - начинает свою книгу Зиновий Кнель, - что я, мальчишка, в июне 1941 года в возрасте неполных пятнадцати лет стал воином". А в итоге он дошел до Берлина.

Зиновий Кнель остался в живых совершенно случайно - в момент массовой казни евреев на металлических щитах с подведенным электрическим током на его ногах были надеты резиновые калоши. Но его мать, четыре сестры и бабушка были умерщвлены гитлеровцами и местными полицаями.

"Прежде чем убить, немцы заставляли работать на самых тяжелых работах", - вспоминает бывший узник гетто. Чтобы обезопасить себя от сопротивления тех, кто оказался в гетто, оккупанты прежде всего убивали молодых мужчин и подростков. От оставшихся требовали беспрекословного подчинения. Наказаний, кроме расстрела, не существовало. Немцы требовали, чтобы оставшиеся в живых евреи голыми руками, без всяких инструментов, очищали железнодорожные пути. Садизму гитлеровцев не было предела. "Они заставляли измученных людей, - пишет Кнель, - толкать платформы, но на пути стояли солдаты и поочередно избивали каждого толкающего. Кроме того, на самой платформе стоял солдат и наносил удары дубиной".

В ноябре 1941 года немцы, чтобы посеять страх к сопротивлению, повесили двух женщин. На груди у них были таблички: "Так будет со всеми, кто связан с партизанами".

Утром 4 декабря 1941 года всех остававшихся в живых евреев согнали в большой двор бывшего райисполкома. Затем колоннами стали выводить несчастных к месту казни. Чтобы сэкономить патроны, людей заставляли подниматься на большие металлические щиты, на которые подавался ток от работавших там же генераторов. И хотя большинство в колоннах убиваемых составляли женщины и дети, молча на заклание люди не шли. Зиновий Кнель вспоминает: "Вдруг из нашей колонны раздался громкий возглас: "Фашисты, изверги, полицаи, скоро наступит и ваш конец. Наш Сталин отомстит за нас, будьте вы прокляты!" Зелик узнал пожилую женщину, выкрикнувшую проклятие. Это была Хайсоре Бискина с Ленинской улицы. Полицай немедленно подбежал к ней и выстрелил в висок. Потом столкнул труп в большой ров, находившийся позади плит. "После этого раздалась команда по-немецки, - говорится в книге, - генератор заработал сильнее, и все, стоявшие на плитах, стали падать в яму". Несмотря на спасительные резиновые калоши, Зиновий тоже упал в яму, потерял сознание, а когда очнулся, отполз в сторону. Он не придумал ничего лучшего, как вернуться в местечко и укрыться у добрых людей. Но тех, кто прятал евреев или давал им еду, немцы и полицаи расстреливали.

Однако далеко не всем белорусам страх застлал глаза. Оставшемуся в живых мальчику помогла его учительница по черчению Глебович. Ее мужа в 1937 году репрессировали как врага народа. И тем не менее она оставалась честным человеком, несмотря на тот факт, что ее сын стал полицаем. Помог еврейскому мальчишке и Владимир Луковский, руководитель Любанской подпольной молодежной организации. В конце концов Кнель попал в партизанский отряд, в котором получил новые имя и фамилию. Он стал Женей Григорьевым. По молодости лет вначале ему поручили размещать партизан на постой и обеспечивать их едой. Поэтому его в шутку прозвали "Женя-комендант". Но чуть позже юного партизана, который неплохо понимал немецкий язык и научился отлично стрелять, взяли в разведку. И там он получил секретное имя "Дубосек". И это уже к шутке никакого отношения не имело.

После освобождения Беларуси Зиновий Кнель стал солдатом Красной Армии. В составе 1-го Белорусского фронта он дошел до Берлина. Он пишет: "В армии мне повезло. Служил в отделении, которым командовал старший сержант, а в недавнем прошлом партизан, Владимир Попков из города Хойники Гомельской области". И после войны несколько лет Зиновий Борисович прослужил в частях Советской армии, расквартированных в Германии. Затем до переезда в Израиль в 1979 году жил и работал в Минске.

Свою книгу Зиновий Кнель завершает такими словами: "Могу сказать, что, несмотря на все горести, выпавшие на мою жизнь, я счастлив. Ведь судьба подарила мне возможность пройти путь от гетто до Берлина, до логова озверевших нелюдей. Я горжусь тем, что расстояние до немецкой столицы я прошел вместе с боевыми товарищами в рядах белорусского партизанского отряда и в рядах Красной Армии".

По словам представителя Российского научно-просветительского центра "Холокост" в Израиле Григория Рейхмана, книги, подобные воспоминаниям Зиновия Кнеля, следует рассматривать как документальные свидетельства, без которых история самого страшного в истории человечества военного лихолетья не будет полной.

В мире Ближний Восток Израиль Общество История