Новости

23.08.2010 00:20
Рубрика: Общество

Невенчанный ты мой

Должна ли личная жизнь быть предметом корпоративной морали?

Протодиакон Андрей Кураев, богослов:

- Социальный контроль и вмешательство какой-либо корпорации с целью установить правила для личной жизни человека возможны, но при особых условиях. Например, религиозная община устанавливает у себя правила корпоративного религиозного благочестия. Но люди должны об этом знать заранее при устройстве на работу.

Понятно же, что при поступлении в духовную семинарию могут быть свои правила, отличающиеся от правил поступления в военное училище. Когда вас принимают на работу в епархиальное управление или в какую-нибудь структуру Патриархии, понятно, что там могут быть свои правила жизни, например, постный режим работы. Но, повторяю, люди об этом должны знать заранее.

Однако если организация не декларирует себя как религиозно ориентированную, в ней не должно быть никакого вторжения в личную и религиозную жизнь людей.

В Санкт-Петербурге есть ресторан "Карл и Фридрих", руководство которого требует от персонала отказа от ношения нательных крестиков. Официантов и менеджеров увольняют или не принимают на работу, если они не согласны с этим требованием.

А одна из фастфудных сетей в Великобритании решила сделать все меню халяльным. Право заказать халяльную еду в ресторане - это нормально, но если все меню сделать халяльным, посетитель-христанин или посетитель-атеист превращается в таком ресторане в людей второго сорта.

Видимо, это все гримасы крайней политкорректности. Ну а в случае распоряжений бизнесмена Бойко-Великого нечто прямо противоположное - гримаса крайней неполиткорректности.

Отношения мужчины и женщины, матери и ребенка - это все не только пространство личной жизни. Но на них влияет и общественный климат. Общество и государство через имеющиеся у него каналы влияния - социальную рекламу, школьное воспитание, государственные массмедиа, культурную политику - должно обеспечивать свое собственное воспроизводство. И те базовые ценности, которые, собственно, делают нас людьми, гражданами России, определенной социокультурной общностью, должны транслироваться и воспроизводиться как "культурный код". В том числе и государственными структурами.

Должно существовать и то, что называется пропагандой семейных ценностей. А то у нас про семью сегодня вспоминают чаще всего в контексте разговоров о гей-парадах.

Сама жизнь сегодня ставит телевидению, всем массмедиа и их воспитательным усилиям неудовлетворительную оценку. Какую же еще, если у нас продолжается депопуляция населения?!

Речь уже идет не об интересах какой-то корпорации или конфессии. Чтобы люди жили на земле - вот наш общий интерес.

Современный человек в городской цивилизации живет, с одной стороны, в условиях крайней атомизации (мы не знаем и своего соседа по лестничной площадке), а с другой - в условиях нарастающего тотального контроля со стороны государства. Чего стоит инициатива по установлению единого электронного документа, универсальной отмычки к базам данных медицинского, налогового, таможенного и т. п. характера. Однако у нас отсутствует средний уровень самоорганизации и самозащиты людей (вспомним любимую идею Солженицына - о воссоздании "низовой соборности"). Это все хорошо показала история с летними пожарами. Люди слишком надеялись на больших начальников.

против

Юрий Грымов, кинорежиссер:

- Когда я делал проект по "Казусу Кукоцкого" Людмилы Улицкой, тема запрета абортов у нас не раз всплывала в разговорах. И мы все прекрасно знаем, чем в реальности кончаются такие запреты - по сталинским временам. Тогда от подпольных абортов погибло немалое количество женщин.

Да, аборты - это грех. Это мое стопроцентное убеждение. Но за этим - добровольный выбор человека. И поэтому надо не вводить запреты, но повышать общую культуру.

А она у нас сегодня не то чтобы низкая, такое ощущение, что она просто отсутствует. Достаточно, прилетев из-за границы хоть в Шереметьево, хоть в Домодедово, переступить порог родной страны, чтобы почувствовать себя неуютно.

Любовь, отношения мужчины и женщины имеют "прописку" только в сфере частных отношений. Я считаю, что никакого социального контроля (включая корпоративный) тут быть не должно. Нельзя приказать, чтобы люди повенчались.

Я венчался сам, по своему собственному решению, прожив с женой, наверное, лет 10. Это был мой выбор. И что меня могло к этому подтолкнуть, кроме моего собственного понимания этого Таинства?! А от распоряжений, изданных внутри компании, с требованием, чтобы женатые сотрудники обвенчались, попахивает какой-то шизофренией. Желание сделать мир вокруг себя лучше - это прекрасно, но все-таки делать это надо не такими странными распоряжениями внутри своей компании. Если в компании работают приличные люди, они сами знают, что хорошо, что плохо. Я уж не говорю о том, что делать людям другой веры, глядя на приказ "Всем венчаться!". Им что, увольняться?

Человек верующий не может прибегать к нормативным приказам на моральные темы. Только личным примером он может показать, как нужно жить. А писать распоряжения на моральные темы - это какая-то странность.

Если нас не устраивает наш внутренний "моральный пейзаж", подогретость дурных наклонностей у молодых людей "желтой прессой"... Знаете, Миттеран сказал: "Нет культуры - нет Франции". Нет культуры - нет России.

Включите телевизор, переберите государственные каналы. Вот оно, культурное лицо нашего государства. И одновременно лицо сегодняшнего зрителя.

Я считаю, самая большая беда в том, что разрушилась преемственность. Все происшедшее с русским кино, например, говорит, что мы уже прошли "точку невозврата". Русское кино больше не существует. Так же как не существует больше, к несчастью, русского автопрома. Представляете, сколько мальчиков в России увлеченно рисуют на бумаге машинки. И ничем бы не хотели заниматься, только деланьем этих машинок. Где им работать? И ровно то же самое в русском кино. Разрушилась преемственность. Недавно умерший режиссер Владимир Мотыль даже не имел своей студии. У мастера не было студии! А он бы мог воспитать целую плеяду молодых художников.

Посмотрите на иерархию сегодняшних российских элит. На первом месте - политики, затем просто богатые люди с непонятно как заработанными деньгами, потом бизнесмены, происхождение чьих капиталов более-менее понятно, потом кто угодно, и лишь в самом конце списка люди культуры - поэты, писатели, деятели кино. Но в цивилизованном же обществе именно последние являются его основой. Это его духовный гарант. Это те люди, которых мы каждый день должны видеть по телевизору. А он у нас такой, что там нормальному человеку показаться неприлично.

Общество Соцсфера