Новости

27.08.2010 00:20
Рубрика: Общество

Ловушка для рака

Операции без скальпеля провели российские и японские специалисты

Впервые для участия в конференции, организованной по инициативе департамента здравоохранения Москвы и посвященной актуальным проблемам лечения рака желудка, в Россию приехали ведущие специалисты Национального онкоцентра Токио.

Обычно подобные форумы проходят в крупных научно-практических центрах. На сей раз местом проведения была выбрана московская городская клиническая онкологическая больница N 62.

Специально начинаю заметку именно с этого факта: он - свидетельство международного признания отечественной практической медицины. Конференция шла как бы в двух измерениях: в зале выступали докладчики, задавались бесконечные вопросы, возникали дискуссии. А в операционных шли операции, которые проводили вместе японские и российские специалисты. Одни участники конференции наблюдали за ними в режиме онлайн из зала. Другие, выступив, уходили из конференц-зала в зал операционный и вставали за операционный стол. И главная фишка в том, что их проводили с помощью новейшей эндоскопической техники. И когда фотокорреспондент "РГ" попросила разрешения сделать несколько снимков в операционной, проблем не возникло: да, пришлось надеть бахилы, халат, шапочку. Но маски не потребовались. Это я к тому, что подобные операции не требуют соблюдения особой стерильности. А эффект таких вмешательств колоссальный. Никаких огромных разрезов. Медики в таких случаях говорят: операция малотравматична. И когда мы, сидящие в зале, увидели, как хирург с помощью эндоскопа удалил раковую опухоль желудка, раздались аплодисменты. Почему?

Этот вопрос адресую главному специалисту по эндоскопии департамента здравоохранения Москвы профессору Олегу Луцевичу. Олег Эммануилович еще в 1991 году начинал в нашей стране первые эндовидеохирургические операции. Сейчас их на счету профессора более десяти тысяч.

Олег Луцевич: Заболевание заметно помолодело. И хотя оно, можно сказать, древнее, хотя такое распространенное, врачи, во всяком случае, российские, крайне редко встречаются с ним на ранних стадиях. Тех стадиях, когда человека можно избавить от болезни.

Российская газета: Но это не относится к японских медикам. Насколько мне известно, до некоторых пор рак желудка был чуть ли не бичом в этой стране. Но все изменилось тогда, когда была принята государственная программа борьбы с этим видом рака.

Луцевич: Эта программа - она соблюдается неукоснительно - включает в себя улучшение материальной базы профосмотров, обязательное прохождение после сорока лет профосмотра, включая гастроскопию, обучение врачей, просвещение населения. И вот результат: в нашей стране первая стадия рака желудка определяется в 10-15 процентах случаев. В Японии - почти в 60 процентах.

В разговор вступает один из организаторов конференции - врач из Иркутска Алексей Нехзер.

Алексей Нехзер: Только не надо думать, что прицельный проф осмотр можно проходить лишь после сорока лет. Можно в любом возрасте. По всей Японии действуют государственные центры ранней диагностики рака.

РГ: Какие обследования проводятся в этих центрах?

Отвечает главный врач больницы N 62 профессор Анатолий Махсон, который специально знакомился с работой центров.

Анатолий Махсон: В них исследуется не только желудок. Медики на аппаратуре сморят работу легких, кишечника, печени, молочной железы у женщин, простаты у мужчин. Проводятся все лабораторные анализы, гастроскопия или рентген. Скажем, если анализ на скрытую кровь в кале оказался положительным, то обязательна колоноскопия. При малейшем подозрении на патологию пациента направляют в специализированное отделение. Пациент оплачивает 10-15 процентов от стоимости полного лечения и пребывания в стационаре. Все остальные расходы покрывает страховка.

Такэо Фукагава, ведущий гастрохирург Национального онкоцентра Токио

Если у компании в годовом отчете нет оплаченного счета из центра ранней диагностики рака о прохождении сотрудниками профосмотра, такой отчет не будет принят. А работодатель будет оштрафован на большую сумму. Если же кто-то из сотрудников сознательно отказывается от прохождения подобного осмотра, то он письменно подтверждает, что предупрежден: в случае нахождения у него онкологического заболевания, он будет полностью оплачивать все лечение.

РГ: И в какую сумму это может вылиться?

Фукагава: Полная стоимость от 10 до 50 тысяч долларов США.

Ичиро Ода, ведущий эндоскопист Национального онкоцентра Токио: Ту операцию, которую вы только что видели, мы проводим с середины девяностых годов прошлого столетия. Ее автор профессор Иноуэ. Благодаря последним достижениям техники нам удается увидеть болезнь на стадии, которая не видна простым глазом и даже рентгеном. Увидеть, можно сказать, на стадии предрака.

РГ: На какой стадии была злокачественная опухоль желудка у пациента, которого оперировали эндоскопист из Иркутска Сергей Журавлев и вы и которую мы смотрели сегодня?

Ода: На первой. Такие операции делаются по всей Японии каждый день сотнями.

Очень важный момент: человеку удаляют раковую опухоль желудка, сохранив сам орган. Через три дня пациент может уже пить и есть рисовую кашу. Сохраняется качество жизни, и нет психологической травмы. Итак, вывод из японского опыта: рак желудка не опасен, не смертелен. Нам этот опыт доступен? Конференция в 62-й больнице еще раз подтвердила: мы говорим с японскими коллегами на одном языке. У нас благодаря последним вливаниям в медицину появляется достойное оборудование. Но... Нам нужно целенаправленно готовить кадры к работе на таком оборудовании, на таком уровне. Посылать специалистов на учебу в Японию? Дорого и довольно сложно. Наверное, выгоднее со всех точек зрения вести обучение у себя.

Андрей Сельцовский, руководитель Департамента здравоохранения Москвы: Мы издали приказ о проведении конференции в больнице N 62. Тем самым подчеркнув важность обмена опытом, важность обучения кадров. У нас есть программа профилактики. У нас, к сожалению, не хватает культуры отношения к собственному здоровью. На те же профилактические осмотры приходится чуть ли не затаскивать людей. Потому специальные формы обследования населения срабатывают не всегда.

Спросила японских специалистов: медицина развивается стремительно, появляются новые эффективные методы диагностики и лечения. Близок ли день, когда можно будет сказать: рак побежден?

Фукагава: Я к этой проблеме отношусь пессимистически. Окончательно победить рак невозможно. Он был и будет всегда. Наша задача обнаружить его как можно раньше и спасти человека, сохранив ему достойное качество жизни.

Ода: Мы сейчас работали вместе со Станиславом Орловым, Залиной Галковой, Владимиром Неустроевым. И еще раз убедились: российские коллеги умеют быть не только гостеприимными, но и умеют отменно трудиться.