Новости

30.08.2010 00:08
Рубрика: Культура

Не считая шампанского

В фильме "Сатисфакция" Евгений Гришковец выступит в новом амплуа

На фестивале отечественного кино "Московская премьера" в Доме кино Евгений Гришковец и молодой режиссер Анна Матисон представят фильм "Сатисфакция".

Это чисто актерская картина: в кадре на протяжении почти всего фильма на крупном плане только двое мужчин, выясняющих отношение из-за одной женщины. Жены одного и любовницы другого. Мужчины состоятельные, известные и самые богатые в своем городе. Поэтому мордобоя не предвидится, а современная дуэль "белых воротничков" выглядит следующим образом.

Они пьют водку. Потом виски. Потом снова водку. А потом текилу. Дальше они опять пьют виски, а потом коньяк. Потом ром и шампанское. И заканчивается все это виски. Получается, если внимательно следить за сорокаградусным алкоголем и не считать шампанское, герой Евгения Гришковца за вечер и ночь до рассвета выпивает литр сто пятьдесят грамм, а герой Дениса Бургазлиева - один литр сто. Смысл их поединка - кто продержится дольше, тот и победил. А проигравший по уговору забывает про свою любовь и навсегда уезжает из города.

"Я сваливался раньше", - во время разбора кардиограммы роли признавался актер Денис Бургазлиев. "Лично я проделывал подобное не с Денисом, а с товарищем, и приблизительно за то же самое время, но под разговоры, - делился своим опытом с кинокритиками его партнер Евгений Гришковец. - Разговоры трезвят. Если активно говорить во время застолья, это немножко трезвит. Можно считать, какой-никакой, а - выход... И еще знаете, кто много смешал и выпьет рюмку холодной водки, она на какое-то время включает голову. А что касается шампанского - это вообще страшная вещь после подобных возлияний. Главное в этот момент - остановиться. Чего чаще всего никто не делает".

"Дело в том, что сейчас грядет антиалкогольная компания. И мы совершенно неожиданно для себя сняли остро политический фильм", - в шутку комментировала происходящее на экране молодой режиссер Анна Матисон. Которой, надо признаться, удалось с блеском и прямо-таки не c женским юмором справиться со сложнейшей кинематографической задачей - приковать внимание зрителей исключительно к двум персонажам, находящимся в ограниченном пространстве и плавно теряющим четкость дикции и ясность взоров.

Самое сложное для исполнителей было - изо дня в день, на протяжении двадцати ночных смен входить в то состояние, на котором закончилась съемка вчера. При том, что крепких напитков на самом деле в кадре не было выпито ни капли, только исключительно подходящие по цвету заменители. На крупном плане в рюмки наливался алкоголь ("Потому что сразу видно - вода наливается или водка", - поясняла режиссер), внутрь потреблялась вода, а дальше все зависело от масштаба актерского таланта и мастерства работников монтажа. "Пьяного пьяным сыграть, по-моему, просто невозможно физически. И потом, это все-таки антихудожественно", - заключал, закрывая тему, Евгений Гришковец.

"Мы старались весь съемочный процесс выстроить по сюжету, что не так часто практикуется, - в свою очередь делилась подробностями Анна Матисон. - Чтобы сцены, особенно связанные со стадиями алкогольного опьянения, следовали более-менее в хронологическом порядке". Бесконечно долгие ночные смены и большая физическая усталость способствовали тому, что все тонкости стыка были соблюдены идеально. Даже уши, носы, шеи и губы краснели ровно тогда, когда этого требовалось по сюжету, причем без какой-либо компьютерной коррекции - физические изменения происходят прямо на глазах благодаря естественной пигментации и высочайшему классу актерской игры.

Ну а если серьезно, то, конечно, это картина не о культуре пития. А о нравах сорокапятилетних. "Мне очень хотелось высказаться о поколении, к которому я принадлежу и которое я не люблю, - объяснял Евгений Гришковец. - Я не хочу углубляться дальше - с точки зрения художественных задач в фильме это уже продемонстрировано. Я действительно не люблю свое поколение 65-го - 69-го годов рождения, которое в основном сейчас обладает теми самыми капиталами-деньгами и которое в 90-е годы во время гонок за деньгами все на свете пропустило. От понимания, как воспитывать детей, до того, как вообще любить женщину. Да и пить они не очень-то умеют... Мой герой - это не просто русский человек вообще. Это очень конкретный богатый человек сорока пяти лет. Я про него очень хорошо все знаю и его не люблю. Но он - один из главных героев того времени, в котором мы живем".

В фильме "Сатисфакция" Евгений Гришковец сыграл одну из двух главных ролей и выступил соавтором сценария, подарив и своему герою, и его антагонисту диалоги, способные надолго поднять настроение зрителям. Но главный вопрос перед премьерой будет - почему Евгений Гришковец сам и не снял этот фильм, доверив начинающему режиссеру-девушке выстраивать на площадке столь сложный для женского восприятия конкретный мужской разговор.

"За время работы над фильмом я очень отчетливо себе сказал, и это было неприятное признание, что никогда в жизни не попробую себя в режиссуре в кино, - признавался Евгений Гришковец на "Кинотавре". - Я не понимаю, как делается кино. Я крайне несамостоятельный в этом, потому что могу ставить только персонифицированные задачи: а можно сделать здесь, как у Михалкова, или как бы это было у Германа... У меня нет никакого ощущения собственного киноязыка. Я также никогда не смогу самостоятельно написать сценарий. Я не понимаю взаимоотношений сценарного времени с кинематографическим. Я очень хорошо понимаю это в театре и совершенно не вижу этого в кино. Поэтому это было отчаянно точное признание - никаких надежд. Хотя были какие-то иллюзии... Я потом обрадовался и решил, что очень хочу хотя бы сниматься в кино. Как мне это нравится! Но попыток сделать кинематографу какое-либо цельное предложение у меня не будет никогда. В литературе будет и есть, в театре будет и есть, а в кинематографе - увы. Это я очень хорошо понимаю... А хрупкая девушка Анна Матисон - настоящий режиссер. Мне посчастливилось поработать с несколькими большими режиссерами, и мне есть, с кем сравнивать. (Правда, до "Сатисфакции" я играл всегда только в эпизодах.) Меня снимали выдающиеся операторы. И мне всегда было совершенно непонятно, когда ты находишься в кадре, какое получится кино. Просто это было наслаждением. Скольких бы бессонных ночей это ни требовало..."

Культура Кино и ТВ