Новости

01.09.2010 00:20
Рубрика: Общество

Ловлю на слове

Кто ставит точку в самых громких судебных разбирательствах?

Слово, конечно, не воробей, но поймать на нем, как показывает богатый опыт судебных разбирательств, в которых участвовали эксперты Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, очень легко.

Как определить, вас оскорбили или собеседник матюгнулся для большей складности аргументов? Почему одни книги признают экстремистскими, а другим это обвинение не грозит? Кто ловит провокаторов в Интернете? На эти вопросы "РГ" отвечает доктор филологических наук Михаил Горбаневский.

Российская газета: Впервые общество узнало о том, что на решение суда могут влиять лингвисты, во время слушания дела о "розовой кофточке"?

Михаил Горбаневский: Да, тихий кабинетный труд экспертов-лингвистов заметили СМИ. Но такой резонанс был связан с личностью одного из фигурантов и с беспрецедентностью публичного хамства...

РГ: Но если была матерщина, что тут непонятного? Зачем нужен эксперт?

Горбаневский: В рамках судебного дела "Ароян против Киркорова" лингвистическое исследование по инициативе адвокатов поп-звезды проводил профессор Анатолий Баранов из Института русского языка РАН. Анатолий Николаевич - автор двух словарей русского мата. Очень опытный эксперт. Но то ли в силу своей увлеченности вот этим пластом лексики (он в нем почти "купается", поэтому у него глаз замыливается немножко...), то ли из-за других обстоятельств, он мастерски прописал вывод о том, что слово, аналогичное слову "звезда", произнесенное Киркоровым, было так называемым "фоновым матом". Условно говоря, человек завязывает шнурки в прихожей, и они никак у него не завязываются, вот он и "ах, мать-перемать".

РГ: Большинство дел, связанных с привлечением специалистов в области слов и предложений, касается исков к СМИ. Не кажется ли вам, что лингвистическая экспертиза, которая способна и случай со "звездой" обратить в невинную оговорку, станет законным способом давления на неугодную прессу?

Горбаневский: Журналистами можно манипулировать, если они слабо юридически подготовлены и не знают, чего нужно бояться, а чего нет. Есть редакции, где постоянно влетают в какие-то судебные разбирательства. На основании одной из публикаций, связанной с темой экстремизма, "Роскомнадзор" вынес предупреждение газете "Ведомости". А по закону после двух предупреждений отзывается свидетельство о регистрации СМИ... А не проще было бы не ходить по судам, не заказывать дорогую экспертизу. А в юридическом отделе открыть ставку эксперта-лингвиста, который бы заранее отсматривает те материалы, которые явно будут иметь общественный резонанс.

РГ: Практически у названия каждой национальности есть грубые замены. Эти слова подходят под статью о возбуждении межнациональной розни?

Горбаневский: Звонит мне как-то замначальника управления ФСБ по одной из центральных областей и просит провести экспертизу надписи на... правильно, заборе. Синагоги: "Бери в руки хворостину - гони ж... в Палестину". Нам бы, говорит полковник, точно знать, что слово это возбуждает межнациональную рознь. И добавляет, проявляя потрясающую начитанность: "Во времена Достоевского оно не было ругательством". В современном русском языке это слово оскорбительное. Здесь вопросов никаких быть не может. Экспертиза проводилась Институтом русского языка РАН по запросу одного из управлений УФСБ. Фраза с грубым словом была выкрикнута генералом Макашовым на митинге. И по результатам экспертизы было возбуждено дело по 282-й статье - разжигание межнациональной розни.

Да, язык находится в постоянном развитии. И порой некоторые слова, наоборот, теряют свое оскорбительное значение. Так, за вполне невинные, с точки зрения наших современников, обзывательства в 1865 году штрафовали на крупные суммы. "Московский окружной суд, - пишет тогдашняя пресса, - признал доктора медицины Ельцинского виновным в оскорблении частного пристава Врубеля неприличным словом "безобразия".

РГ: Недавно Святейший Патриарх Кирилл был с пастырским визитом на Украине. Местные националисты вышли ему навстречу с плакатами: "Москаль, на Украину зубы не скаль". Слово "москаль" - из той же оперы оскорбительных?

Горбаневский: Когда одна из маленьких российских газет в Якутии просто воспроизвела текст гораздо менее радикальной листовки, ей по 282-й статье прокуратура устроила "веселую жизнь" и едва не закрыла. Тот конфликт стал предметом разбирательства на журналистском конгрессе в Дагомысе. Слова "москаль" и "хохол" балансируют на грани оскорбления. Еще не так давно это были иронические названия соседей. Сейчас мы находимся на том этапе развития русского языка, когда слово "москаль" с очевидностью унижает честь и достоинство представителей русской нации, это вербальный признак разжигания межнациональной розни. Уточню: если оно воспроизводится в русскоязычной прессе Украины. В украинском языке, может быть, это по-другому... И "хохол" тоже приближается к тому же ряду, как "чурка", "хачик".

РГ: Лингвисты работают "в одиночку"?

Горбаневский: Нельзя отдавать все на откуп только лингвистам. Вспомните недавнее дело скинхедов в Санкт-Петербурге. Несколько мальчишек избили других: один из пострадавших до сих пор в коме лежит, очень тяжелая черепно-мозговая травма. Пока били, кричали: "Россия - для русских! Бей хачей!". Так вот одна, с позволения сказать, специалистка, дипломированный эксперт-лингвист из питерского Центра судебной экспертизы при минюсте, написала черным по белому, что в этих выкриках нет никаких экстремистских призывов и что вообще все это ирония, чуть ли не языковая игра. Вот тогда взбеленилось пол-России. Какая же ирония, когда бьют тяжелыми ботинками по голове? Было сделано параллельное комплексное независимое исследование. Работали социологи, психологи, психолингвисты и чистый лингвист, член нашей Гильдии, то есть комиссия специалистов разного профиля, которая показала наличие в этих выкриках словесных признаков преступления, которое предусмотрено статьей 282-й (УК) и N114- ФЗ.

РГ: И все же как происходит экспертиза, приоткройте свои профессиональные секреты? Наверное, делаете компонентный анализ слов, смотрите, какие неявные смыслы есть в словах?

Горбаневский: Во-первых, слово не существует в отрыве от текста. Это я говорю тем судьям, которые попросту берут толковый словарь Ожегова и пытаются механически определить смысл сказанного. Помимо отдельных слов, которые приличному человеку режут слух, может быть преступным и целеполагание всего текста, когда кому-то становится необходимо возбудить людей, поднять их на какие-то действия.