08.09.2010 23:21

    Сергей Залесов: Ликвидация системы лесхозов - колоссальный просчет в противопожарной организации

    Специалисты признают, что к разгулу огненной стихии привели грубые просчеты в организации системы охраны лесов от пожаров

    Лесные пожары прошедшим летом нанесли огромный экономический и экологический ущерб. Разрушительного разгула стихии можно было избежать, если бы в стране не была разрушена отлаженная система профилактики и тушения лесных пожаров, считает проректор лесотехнического университета, заслуженный лесовод России, автор учебника по лесной пирологии Сергей Залесов.

    Российская газета: Сергей Вениаминович, вы действительно полагаете, что природу можно было переиграть и избежать таких колоссальных масштабов бедствия?

    Сергей Залесов: Я в этом уверен. Нам сегодня не пришлось бы посыпать голову пеплом, если бы несколько лет назад не был допущен колоссальный организационный просчет. С принятием Лесного кодекса была ликвидирована система лесхозов - главное звено лесной охраны. Во все времена - и до революции, и после, вплоть до 2003 года, охраной лесов занимались лесники или объездчики.  Лесник следил за состоянием своего участка, он владел ситуацией, потому что сам жил в этих местах. Если видел, что кто-то выжигает траву, то виновника в случае пожара можно было найти в два счета.

    Но эта должность ликвидирована. Возможно, на огромных площадях, скажем, в Югре лесник не так необходим, как в густонаселенных районах Центральной России, Урала и Сибири. 90 процентов лесных пожаров происходит по вине людей, так что за лесом нужен глаз да глаз.

    На этом и была основана система, действовавшая столетиями. Скажем, в советское время вся лесная территория страны делилась на лесхозы, те, в свою очередь, на лесничества, которые затем дробились на технические участки. За каждым лесником закреплялась определенная территория, на которой он был полноправным хозяином. И не акты строчить входило в его обязанности, а контролировать вверенную территорию. Он знал каждый водоем, каждый куст. Чуть что не так - останавливал нарушителей на первой стадии. А если уж пожар возникал, то он был первым человеком, который вовремя сообщал пожарным и помогал им. Потому что он, как никто другой, владел информацией, как быстрее всего подъехать к месту возгорания. Ведь многих лесных дорог нет на картах. Он знал, где протекает ручей или речка, через которую огонь не переберется. И мог подсказать пожарным, что целесообразнее встать с флангов, чтобы прижать пожар к водоему и быстро его потушить. Иными словами, лесник был тем человеком, который оперативно помогал выстраивать оптимальну
    ю стратегию и тактику тушения пожара.

    РГ: Но ведь климатологи утверждают, что столь аномально жаркое лето бывает не чаще чем раз в пять тысяч лет.

    Залесов: Все подобные разговоры - это обман. В последние десять лет серьезные пожары возникают постоянно. В 1972 году была практически такая же засуха, но тогда система лесхозов действовала безотказно. К слову, в Белоруссии лесники несут службу и по сей день, их меньше не стало. И пожаров нынче практически не было.

    Потушить лесной пожар в момент возникновения никакого труда не составляет. Но если позволить огню распространиться, он становится стихийным бедствием и развивается в геометрической прогрессии. И тогда даже самая мощная техника не справляется, люди прилагают титанические усилия, но толку от этого уже мало.

    РГ: То есть если бы пожар в "Денежкином Камне", полыхавший более месяца, заметили вовремя, 12 сотрудников заповедника могли бы самостоятельно его потушить?

    Залесов: Если бы возгорание было обнаружено, когда огонь охватил площадь 0,01 гектара, тогда даже три человека вполне справились бы с огнем. Есть еще одна острая проблема: авиалесоохране сегодня выделяют крайне мало средств, летать не на чем, денег на керосин не хватает. Я знаю случай, когда первый облет был совершен в тот момент, когда лесной пожар распространился уже на площади в тысячу гектаров и потушить его практически нереально.

    Раньше, исходя из погодных условий, определялся класс пожарной опасности на каждый день. Когда сухо, самолеты летали два раза в день, при чрезвычайной опасности - четыре раза. Причем силы можно было перебросить из региона в регион в те периоды, когда в одном из них отмечался пик пожарной опасности. Например, у нас уже трава высохла, а в ХМАО еще снег лежит. Прошло время - ситуация поменялась, самолеты стали нужнее на Севере, и можно было мобильно направить их туда. Не случайно весь мир считал нашу авиалесоохрану самой эффективной: быстрое обнаружение пожаров позволяло их оперативно тушить.

    Сегодня мы задумываемся о путях решения проблемы, когда ситуация становится близкой к катастрофической. Так, по указу губернатора Свердловской области всего за три дня была разработана модель и организовано производство ранцевых опрыскивателей - устройств немудреных, но жизненно необходимых при тушении пожаров. Почему власти не задумались о производстве таких огнетушителей раньше? 

    Приведу личный пример. Недели три назад на даче вижу дым, пожар надвигается прямо на садовые участки. Горят трава, высохшие кусты. С лопатой делать нечего - земля как камень. Благо, у меня есть ранцевый опрыскиватель, я все-таки в университете пирологию преподаю. Зачерпнул воды из бочки, позвал соседей. Я опрыскивателем 25 метров линии пожара потушил, а они с лопатами всемером едва осилили два метра. Вот что значит обеспечение всем необходимым. Что мешает пожарные  команды оснастить 10-15 ранцевыми опрыскивателями и в момент возгорания быстро выдавать их местным жителям? Вы знаете, какой пожар могли бы потушить семь мужиков при наличии необходимых средств тушения?

    Еще одна причина высокой пожарной опасности - бесхозные земли. Колхозы распались, огромные площади пустуют и зарастают бурьяном. В деревнях перестали держать скот, трава стоит по пояс, а это - потенциальные пожары. Причем самые опасные, потому что трава подходит к самым домам. И эта опасность возникает не раз в 5000 лет, а каждый год.

    РГ: Насколько я помню, при принятии Лесного кодекса предполагалось, что контроль за лесом только усилится, ибо, как задумывалось, охраной лесных участков будут заниматься арендаторы. Уж они-то, казалось бы, кровно в этом заинтересованы.

    Залесов: Есть арендаторы, которые действительно много внимания уделяют своим участкам, но это, как правило, крупные заготовители древесины. Они заинтересованы в охране, иначе в случае пожара у них работа встанет. Но ведь большинство арендаторов - это мелкие организации, у них всего по 6-7 кварталов леса. Они не могут содержать пожарную машину, вышки, в полном объеме организовать пожарную охрану.

    Сегодня система работает таким образом, что на охрану лесов от пожаров заключается контракт. Кто меньше денег попросит - тот и выиграл тендер. Но разве это главный показатель? Вот сейчас, когда сгорели целые деревни, попытайтесь что-то взять с тех фирм, которые взялись охранять территорию. Были случаи, когда конкурсы выигрывали фирмы "Рога и копыта", - они и не думали заниматься тушением пожаров. Поэтому оперировать только ценой, заключая контракт, нельзя.

    РГ: А как же МЧС? Разве тушение пожаров - это не их прямая обязанность?

    Залесов: Министерство  по чрезвычайным ситуациям должно заниматься тушением лесных пожаров тогда, когда они угрожают населенным пунктам. А пока пожар до деревни дойдет, какую площадь он охватит? И возможно ли уже будет сберечь эту деревню? Подразделения МЧС в разгул огненной стихии как раз делали все, что могли. На изучение специфики лесных пожаров в пожарном училище отводится всего два часа:  заниматься тушением лесных пожаров должны все-таки профессионалы, специальные подразделения. Профилактика и противопожарное устройство территории должны быть их каждодневным рутинным занятием. Тогда не придется проявлять героизм, когда пожар уже разгуляется и начнет подступать к жилым строениям.

    На мой взгляд, жесткий урок нынешнего лета наглядно показал, как много нужно поменять и в законодательстве, и в сознании людей. Нынче паника оттого, что загорелись самые густонаселенные районы, пожары стали подбираться к Москве. Но когда горят леса под Хабаровском или Читой и огромные площади уничтожаются огнем, никто этого не замечает.

    Знаете, что больше всего меня удивило, когда я занимался исследованием пожара в Курганской области? Когда уже горела деревня и люди сидели в озере, спасаясь от огня, на другом берегу озера - продолжали выжигать прошлогоднюю траву. Если мы не перевернем сознание, "горячее" лето будет всегда.

    Прямая речь

    Анатолий Гредин, председатель правительства Свердловской области:

    - Для тушения лесных пожаров требуется значительное количество спецтехники и людей - хорошо оснащенных и обученных. Для тушения значительного количества пожаров их было недостаточно. Поэтому мы нарастили группировку до 5000 человек, задействовали 770 единиц техники - помогли Министерство обороны, промышленные предприятия. В ближайшее время разработаем специальную программу и следующий пожароопасный сезон встретим более вооруженными.