Новости

16.09.2010 00:20

Взгляд защиты на "дело Сторчака"

Громкое "дело Сторчака", расследование которого ведется около трех лет, имеет все шансы стать знаковым для всей системы российского правосудия.

Защита считает, что исход уголовного преследования замминистра будет зависеть от арбитражного разбирательства, начатого по иску ЗАО "Содэксим" к российскому министерству финансов. По мнению стороны защиты, имеет решающее значение сам факт признания компании надлежащим истцом, делая несостоятельной формулировку обвинения по уголовному "делу Сторчака". В свою очередь, следствие считает, что решение арбитражного суда ничего не изменит в квалификации действий заместителя главы минфина.

О сложности этого дела говорит хотя бы тот факт, что за время уголовного расследования формула обвинения менялась трижды. А суть его известна сегодня по многочисленным публикациям в российских и зарубежных СМИ. Как считают следственные органы, действующий заместитель министра финансов России Сергей Сторчак, а также Вадим Волков, Виктор Захаров и банкир Игорь Кругляков покушались на хищение 43,4 миллиона долларов США из федерального бюджета под предлогом покрытия затрат, понесенных компанией "Содэксим" в Алжире. В соответствии с первоначальной формулировкой обвинения, как писали СМИ, деньги, о возврате которых вели переговоры представители "Содэксима" и минфина, до бюджета так и не дошли. В последнем варианте следствие согласилось с тем, что государство деньги получило и должно их вернуть. Но, по мнению следователей, "Содэксим" не мог требовать возврата вложенных миллионов, так как представлял собой ненадлежащего истца.

Представители компании с такой формулировкой не согласились. По мнению представителей "Содэксима", урегулирование проблемы долга минфина перед компанией в соответствии с международными соглашениями и действующим законодательством относится к сфере гражданского, а не уголовного права. Поэтому в конце мая 2010 года компания подала иск к Министерству финансов РФ, потребовав вернуть ранее перечисленные средства и проценты по ним. А суд, приняв иск к производству, тем самым признал компанию "Содэксим" надлежащим истцом, признав за ней право заявить свои требования к минфину.

Адвокаты считают: приняв иск, суд тем самым допустил законность и обоснованность предъявленного Сторчаку, Волкову, Захарову и Круглякову обвинения потеряли свою юридическую безупречность. Измененная законодателем статья 90 УПК РФ была направлена именно на предотвращение вмешательства в экономику силовых структур, как показывает практика, далеко не всегда законного. Юридический термин "преюдициальность" обозначает обязательность для всех судов, рассматривающих то или иное дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением. Адвокаты говорят: можно предположить, что факт законности требований "Содэксима", установленный в судебном решении, не подлежит оспариванию. Причем, считают они, непременно следующее за этим прекращение уголовного преследования на основании судебных решений, имеющих преюдициальное значение, может выявить несостоятельность или незаконность обвинения.

Представители правоохранительных органов придерживаются мнения, что фактом подачи искового заявления в арбитражный суд создается опасный прецедент, благодаря которому лица, обвиняемые в совершении преступлений, могут избежать судебного рассмотрения уголовных дел. А потому следствие направило в министерство финансов и арбитражный суд документы, подтверждающие несостоятельность требований ЗАО "Содэксим". Правда, это обстоятельство, считают адвокаты, вряд ли повлияет на решение арбитража. Дело в том, что сторона обвинения в уголовном деле не является участником этого арбитражного процесса и не обладает правом представления доказательств. А значит, судьи будут руководствоваться имеющимися в деле материалами. Например, опубликованной в агентстве "Прайм-ТАСС" информацией о том, что минфин готов выплатить долг по иску компании "Содэксим", но предлагает снизить его за счет начисленных процентов до 43,4 млн долларов США.

Тем не менее вне зависимости от будущего решения арбитражного суда этот процесс уже можно считать показательным. Так называемое "дело Сторчака", по мнению участвующих в судебных заседаниях экспертов, выявляет противоречивость и неопределенность парадигмы современного следствия, представители которого фактически отказываются понимать различия между гражданскими процессуальными и уголовно-процессуальными отношениями. А еще не видят для себя непреодолимых препятствий и демонстрируют готовность делать выводы, которые не предусмотрены законом и не отнесены к их компетенции. Такова вкратце позиция защиты.