20idei_media20
    23.09.2010 23:00
    Рубрика:

    Асар Эппель: После опытов с прозой от сочинительства стихов стал воздерживаться

    Финалист "Большой книги" Асар Эппель, перейдя на прозу, стал воздерживаться от написания стихов

    "РГ" продолжает серию интервью с финалистами Национальной литературной премии "Большая книга". Сегодняшний собеседник - писатель и переводчик Асар Эппель, автор книг "Травяная улица", "Шампиньон моей жизни", "Дробленый сатана", "Сладкий воздух и другие рассказы" и других, автор либретто мюзикла "Биндюжник и король" и сценария одноименного фильма. В премиальный шорт-лист вошел с рукописью книги рассказов "Латунная луна".

    Российская газета: Вы известны как прозаик, а на русский переводите в основном поэзию - польскую, итальянскую, немецкую и т.д. Но вы и сами писали стихи - расскажите о них.

    Асар Эппель: Действительно, писал. Но в какой-то момент - после опытов с прозой - от сочинительства стихов стал воздерживаться... Да и стихи мои не хотели печатать. Сейчас их публикуют весьма благосклонно.

    РГ: Эппель-прозаик и Эппель-переводчик действуют параллельно или последовательно? Вы легко переключаетесь с прозы на переводы?

    Эппель: Тут проблем не наблюдается.

    РГ: Ваш первый рассказ опубликован, если не ошибаюсь, в 1990 м, а до этого вы прозу не писали? Или писали, но не печатались?

    Эппель: Писал. С 1979 года. Несмотря на энтузиазм и одобрение слушавших (а я ее читал желающим), о публикациях не могло быть и речи.

    РГ: В вашей прозе повседневность становится основой для мифотворчества, а житейское перерастает в житийное - как замечено в рассказе "Из жизни инфузорий", "выглядело это совсем неправдоподобно, хотя объяснялось просто". Как бы вы сами определили жанр своих произведений - рассказы, истории, сказы, жития, апокрифы ("Ты же... станешь хранителем... апокрифа собственной жизни")?

    Эппель: Рассказы. От - "я рассказываю".

    РГ: В 2007-м вы возглавляли жюри премии "Русского Букера". Лауреатом тогда стал Александр Иличевский, назвавший вас любимым писателем и литературным учителем. Теперь вы встретились в финале "Большой книги" как соперники. Если Иличевский победит, вы могли бы повторить поступок Жуковского, подарившего Пушкину свой портрет с надписью "победителю-ученику от побежденного учителя"? Кого из нынешних финалистов читали, кто вам симпатичен?

    Эппель: Но Жуковский и Пушкин не фигурировали вместе ни в каком финале никакой "Большой книги".

    Никого из финалистов толком не читал. Сейчас наверстываю по публикациям "Комсомолки".

    РГ: Вы переведены на другие языки, как оцениваете эти переводы?

    Эппель: В общем, старательные, хотя своим переводчикам, сам будучи переводчиком, не завидую. Когда же они переводят, скажем, "чулки в резинку" как "резиновые чулки", не знаю, что делать - плакать или смеяться.

    Справка "РГ"

     Все материалы о премии "Большая книга", самой престижной сегодня в нашей стране, которые были опубликованы в "Российской газете" в этом году, а также серию интервью с финалистами "Большой книги" читайте на нашем сайте 

    Поделиться: