Новости

Исход борьбы разных команд менеджеров внутри "Связьинвеста", результатом которой стала отставка главы холдинга Евгения Юрченко, будет ясен лишь 29 сентября - именно на эту дату пока назначено заседание совета директоров компании. А точку сможет поставить лишь внеочередное собрание акционеров в ноябре.

Напомним, подавший в отставку более двух недель назад, но по-прежнему исполняющий обязанности гендиректора "Связьинвеста" Юрченко объяснял свое решение разногласиями с руководством "Ростелекома" и несогласием с передачей управления госактивом, по словам самого Юрченко, "одному физическому лицу, каким бы "великим" он ни был".

Позднее, в ряде интервью Юрченко пояснил, что он имел в виду главу фонда Marshall Capital Константина Малофеева, который с 2009 года входит в советы директоров "Связьинвеста" и "Ростелекома", выступает в печати с программными заявлениями о судьбе холдинга и принимает активное участие в управлении телекоммуникационным гигантом через своего давнего соратника сперва по группе МДМ, а затем по фонду Marshall Capital Михаила Лещенко.

Сам демарш Юрченко - отставка "в знак протеста" - для крупных государственных компаний крайне нехарактерен. С таких постов обычно уходят с красноречиво молчащей формулировкой "в связи с переходом на другую работу". Юрченко не только нарушил это правило, переведя конфликт в публичную плоскость, но и - фактически беспрецедентный для госкомпаний шаг - затем, как пишут СМИ, свое заявление отозвал. В телеинтервью на прошлой неделе он заявил, что заявление об отставке "юридически ничего не значит", уволить его может лишь собрание акционеров, исход которого пока неясен.

Казалось бы, собрание акционеров в госкомпании - процедура скорее техническая, и едва ли что-то может помешать государству в лице минсвязи обеспечить нужное решение при наличии контрольного пакета. Но здесь, по мнению аналитиков, и возникают тонкости, связанные с нынешней реформой холдинга, стратегию которой разработал Малофеев и о которой Юрченко знает не понаслышке.

Генеральный советник компании "Глобалком" Кирилл Бабаев напоминает, что проект создания объединенной компании связи на базе "Ростелекома", к которому присоединятся региональные дочерние компании "Связьинвеста" - т.н. МРК (альтернативой было слияние "Ростелекома" и "Связьинвеста"), был разработан еще в 2008 г. по инициативе тогдашнего главы компании Александра Киселева. Тогда для проработки проекта были приглашены консультанты из McKinsey&Co. "По этому проекту, - отмечает г-н Бабаев, - государство получало бы чуть более 50% в акционерном капитале объединенной компании. Но тогда второй крупнейший акционер холдинга, АФК "Система", потерял бы блокирующий пакет, на что акционеры АФК пойти были не готовы. В результате объединения тогда так и не произошло".

Как отмечает г-н Бабаев, главное отличие нынешней реорганизации от плана двухлетней давности лишь в том, что в ходе обмена привилегированных акций региональных "дочек" "Связьинвеста" "доля государства фактически была размыта с 51 до 44% акций объединенной компании (контроль государства теперь возможен лишь за счет объединения долей госкомпаний - это 7% АСВ и 3% ВЭБ, притом, однако, что нынешние пакеты самих АСВ и ВЭБа также размываются)..."

В этой ситуации итоги голосования на собрании акционеров действительно становятся неочевидны. Тем более что во вторник на прошлой неделе о своей поддержке Юрченко заявили миноритарии - Ассоциация по защите прав инвесторов (АПИ) выступила с заявлением, в котором подчеркнула, что, голосуя за реорганизацию "Ростелекома", миноритарные акционеры "ориентировались на сохранение команды менеджеров" во главе с Юрченко. В пресс-релизе отмечаются заслуги "полуотставленного" гендиректора и его команды. Но с такой оценкой согласны не все.

Так, Алексей Комаров из консультационной компании "Лаборатория мысли", работающей в сфере телекоммуникаций, считает, что нынешний проект реформы "Связьинвеста" по меньшей мере не ведет к повышению стоимости бизнеса холдинга. Он напоминает, что главным механизмом формирования стоимости любой компании в ходе реорганизации является операционная синергия. По оценке команды Юрченко, такая синергия составит порядка 30 млрд рублей, или около 10% консолидированной выручки холдинга. Но г-н Комаров считает эту цифру завышенной: для подобного эффекта нужна унификация стандартов и модернизация активов, что предполагает расходы уже сейчас, а отдача будет заметна лишь через годы.

Г-н Бабаев согласен с такой оценкой: "Известно, что основы стоимости объединенной компании были заложены еще до прихода нынешнего менеджмента холдинга: внедрялась система риск-менеджмента, прошло существенное сокращение управленческих расходов - штат "Связьинвеста" был урезан почти в три раза, начали разрабатываться единые технологические стратегии, у МРК впервые появились утвержденные советами директоров осмысленные стратегии развития... Тогда были вложены средства МРК ("Дальсвязь", "Сибирьтелеком", "Уралсвязьинформ", "Волгателеком". - Ред.) в приобретение и развитие региональных операторов сотовой связи", что стало фундаментом потенциала роста стоимости компании на фоне прогнозируемого упадка сектора фиксированной связи. Параллельно, по его оценке, шел активный процесс модернизации системы продаж и обслуживания клиентов, что привело к повышению эффективности бизнеса.

"Нынешняя же реорганизация, - считает Бабаев, - фактически добавляет к факторам роста лишь экономию от ликвидации лишней юридической "прослойки" между МРК и "Ростелекомом", а в перспективе - оптимизацию структуры капитала за счет приватизации и выравнивания долговой нагрузки дочерних компаний в ходе консолидации балансов". Эта экономия, по его оценке, не увеличивает стоимость компании: она уже заложена инвесторами в текущую стоимость акций МРК и "Ростелекома".

А с точки зрения г-на Ричи, старшего стратега фонда Adelaide Capital, объединение по нынешнему плану может обернуться еще и правовыми конфликтами. "У международных инвесторов эта схема вызывает много вопросов, это буквально минное поле для будущих судебных исков". Бабаев отмечает, что предложенные коэффициенты конвертации акций МРК, присоединяемых к объединенному оператору связи, принимаются не всеми: "На рынке продолжают звучать обвинения в использовании инсайдерской информации".

Г-н Ричи конкретизирует претензии: "По западным меркам выглядит странно, что одна из наименее эффективных, по ряду критериев периодически находящаяся в предбанкротном состоянии компания при удельной оценке была определена как одна из наиболее дорогостоящих". Притом что Marshall Capital, фактически управляющий активами холдинга, и представители менеджмента владеют в этой компании крупными долями.

Г-н Комаров отмечает: "В ходе нынешней реорганизации фундаментальная ценность компании, по сути, лишь снижалась за счет растущих рисков". Наглядным примером, с его точки зрения, могут служить показатели "Ростелекома". До 2009 года основные фундаментальные показатели компании - EBITDA, выручка, чистая прибыль - уверенно росли. "У менеджмента тогда существовала, - считает Комаров, - внятная и оцененная рынком стратегия слияний и поглощений в России и за границей. После прихода в "Связьинвест" Малофеев первым делом ее отменил. Начиная с 2009 года и фундаментальные показатели, и относительная капитализация "Ростелекома" падают сильнее, чем у иностранных телекоммуникационных компаний и телекомов на развивающихся рынках. В новую стратегию рынок не поверил".

Кроме того, отмечает г-н Бабаев, "Связьинвест" фактически потерял свои позиции на самом привлекательном региональном рынке - в Москве. Изначальная стратегия предполагала развитие "Центрального телеграфа" и сохранение доли "Связьинвеста" в ОАО "МГТС". В итоге же "МГТС" оказалась у АФК "Система", а доля "Центела" (актив "Центрального телеграфа") составляет лишь 2%.

Единственная, по мнению аналитиков, внятная инвестиционная идея по поводу "Связьинвеста" - создание нового национального сотового оператора, но ее реализация вызывает вопросы. Вот что говорит г-н Бабаев: "Перспективы создания с участием единого "Ростелекома" четвертого национального сотового оператора, который мог бы работать в стандарте четвертого поколения (LTE), весьма туманны. Неутихающие скандалы вокруг распределения частот LTE в России говорят о том, что нельзя исключать передела рынка после смены руководства регулятора". Здесь стоит вновь вспомнить о возможностях судебных исков. Очевидно, что перед Вадимом Семеновым, кандидатура которого, вероятнее всего, будет представлена в качестве замены Юрченко, и теми, кто с ним будет заниматься реорганизацией холдинга, будет стоять непростая задача "зачистки" проблем, оставленных командой предшественника. Насколько радикальной она будет - станет понятно по итогам внеочередного собрания акционеров холдинга. Оно может быть назначено на ноябрь.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники