Новости

30.09.2010 00:03
Рубрика: Культура

Не тот Врангель

Имя барона Петра Врангеля известно всем из учебников истории. Имя его младшего брата Николая забыто. И, кажется, это не просто трагическое стечение обстоятельств...

Бывают дни, когда, надев халат,

Я, к этой жизни более не годный,

Отдаться дням

давно минувшим рад -

Своей причудой старомодной...

Пусть дождь стучит лениво

за окном,

Бегут часы и год бежит за годом,

Причудой странною

наполнил я весь дом,

И тени бродят хороводом...

И странно мне, что повесть дальних лет

Мне смутным эхом

сердце взволновала.

Что это, правда, жил я

или нет -

В дней Александровых

прекрасное начало?..

Николай Врангель,

из послания князю С. Волконскому

Выдающийся русский искусствовед Николай Николаевич Врангель был поэтом не только в своей великолепной (и при этом строго научной) прозе - он писал и стихи. Впрочем, никогда не публиковал их; писал легко, шутя и тут же дарил друзьям.

Потомок скандинавских переселенцев по отцу и русских дворян по матери Николай Врангель опоздал родиться. От эпохи Александра I его отделяло почти столетие, но когда он говорил о том далеком времени, у людей возникало мистическое чувство, что этот смешливый и задиристый молодой человек заглянул к ним из прошлого. Верилось, что он утром беседовал с Карамзиным, днем обедал у князя Юсупова, вечером гулял с Пушкиным в Летнем саду...

Ему было чуть больше двадцати, когда он организовал в Академии наук выставку русского портрета. В 1902 году Врангель начал поездки по России, изучая и описывая памятники усадебной культуры.

В начале двадцатого столетия в России насчитывалось около 140 тысяч усадеб. Патриархальная культура рушилась на глазах, но мало кто сожалел о ее гибели. Еще меньше было тех, кто пытался спасти образы этой культуры для будущих поколений. Большинство с радостью подбрасывало щепки в разгорающееся пламя, не понимая, что поджигает родной дом.

Вскоре по России прокатится первая русская революция. В пору, которая сейчас кажется нам прекрасным зенитом императорской России, Николай Врангель напишет статьи "Развал" и "Остатки прошлого". Он завершит их жестким выводом, справедливым, к нашему стыду, и век спустя: "В области разрушения у русских не было соперников... Так в грандиозном пожаре умерло все, что существовало два века... мы в новой пустыне видим лишь оазисы прошлого... Едешь по бесконечным дорогам, едешь по бедным обнищавшим деревням и с ужасом и тоской видишь разруху, страшную разруху на каждом шагу... Боже мой, какая страшная перемена произошла!.."

И это написано в 1910 году - в пору, которая сейчас многим кажется прекрасным зенитом императорской России. Что бы написал Врангель после 1917 года? Или после нынешнего страшного лета?..

Николай Врангель скончался 15 июля 1915 года в варшавском военном госпитале. После Гражданской войны его имя было надолго вычеркнуто из отечественной культуры лишь потому, что он был младшим братом одного из предводителей Белого движения, командующего Вооруженными силами Юга России барона Петра Врангеля.

Увы, и по сей день при упоминании барона Врангеля вспоминают Гражданскую войну, а вовсе не поэзию русской усадьбы. Старший брат и по сей день заслоняет "труженика на мирной ниве искусства". Имени Николая Врангеля нет даже в биографическом словаре русских писателей...

Научное исследование барона Николая Врангеля "Помещичья Россия" (опубликованное ровно сто лет назад, в сентябре 1910 года, в журнале "Старые годы") - написано, конечно же, прозой. Но это та особенная проза, которая звучит как верлибр, как свободный стих. Вот начало этой книги, которое я попробовал записать раздельными строчками.

Белые дома с колоннами

в тенистой чаще деревьев;

сонные, пахнущие тиной пруды

с белыми силуэтами лебедей,

бороздящих летнюю воду;

старые нянюшки,

снимающие пенки с варенья;

жирные, обжорливые моськи,

ворчащие от сахара и злости;

девки-арапки, отгоняющие мух

от спящей барыни...

Недавно в популярном журнале увидел фоторепортаж из московской школы. На одном снимке рядом со школьной доской - огромный, в золоченой раме, портрет Петра Врангеля. Жесткое обветренное лицо, колючий тяжелый взгляд. Что ж, вождей Белого движения, очевидно, надо знать в лицо. Но не пора ли старшего Врангеля "уравновесить" младшим? Хотя бы в школе.

Написать автору вы можете по адресу: dmitri.shevarov@yandex.ru 

Культура Литература Календарь поэзии