Новости

05.10.2010 00:10
Рубрика: Культура

Куда сошлют Петра Первого?

Вопрос о переносе памятника обсудит градостроительный совет Москвы

Прозвучавшее вчера предложение врио столичного мэра Владимира Ресина "подумать о возможном переносе" скандального памятника Петру Первому работы скульптора Зураба Церетели вызвало в городе бурную реакцию. За свой гигантский размер он стал источником анекдотов чуть не с первых дней установки.

К тому же легенда гласит, что эта скульптура русского царя - не что иное, как переработанная и видоизмененная копия статуи Колумба, которую Церетели готовил к 500-летию открытия европейцами Америки. Попытки общественности протестовать против установки на Москве-реке этой громадины оказались тогда бесплодными. Памятник, который официально называется "В честь 300-летия русского флота", был установлен в 1997 году по заказу правительства Москвы на искусственном острове, насыпанном у слияния Москвы-реки и Обводного канала. Стометровая скульптура стала самой высокой в России, да и в мире мало кто может с ней тягаться размерами. В то время стоимость сооружения неофициально оценивалась в 15-20 миллионов долларов.

Конечно, о вкусах можно спорить. Например, сайт "Виртуальный турист" в 2008 году попросил активистов и экспертов назвать десяток самых уродливых строений и памятников мира. Московский Петр вошел в этот список - после башни Монпарнас в Париже, здания Городского совета в Бостоне, Ливерпульского собора и других. Но московские власти вплоть до последних дней не обращали внимания на критику. А вдруг - перенос. "Умный учится на чужих ошибках", - объяснил врио мэра.

Как стало известно корреспонденту "РГ", вопрос о дальнейшей судьбе памятника будет обсужден на ближайшем заседании градостроительного совета Москвы. Архитекторы считают, что незачем памятнику тесниться на стрелке - надо переместить его на большую воду, например, к Северному речному порту, где он будет лучше смотреться. "Для этого объекта можно найти более удачное место с точки зрения размещения, - высказался и руководитель Росохранкультуры Александр Кибовский. - Но это сложнейшее инженерное сооружение, его трудно было построить, еще сложнее демонтировать. Это потребует серьезных финансовых затрат".

Перенос памятника влетит казне в копеечку. По оценке депутата Мосгордумы Михаила Москвина-Тарханова, в миллиард рублей. На эти деньги можно было бы построить, например, пару детсадов. К тому же потребуется разрешение федеральных властей. Да и мнение горожан не худо бы спросить, о чем напомнил министр культуры РФ Александр Авдеев.

"РГ" последовала этому совету и провела небольшой опрос: надо ли переносить памятник?

Игорь Воскресенский, главный художник Москвы:

- Перенос памятника Петру (демонтаж, складирование, монтаж) обойдется дороже его сооружения. Важно, чтобы при обсуждении дальнейшей его судьбы творческий вопрос не превратился в политический. Мне кажется, не следует спешить с решением. Наступит время, когда памятнику потребуется ремонт, - тогда можно поговорить о переносе. А деньги лучше вложить в реставрацию памятника Минину и Пожарскому, который в аварийном состоянии.

Константин Михайлов, координатор общественного движения "Архнадзор":

- По мне, так лучше бы памятники Церетели стояли где-нибудь в парке. Но я не против переноса. Что касается средств на это, то, думаю, многие москвичи готовы пожертвовать кровными на такое дело.

Тем не менее сегодня есть задачи поважнее. В первую очередь надо спасать объекты исторического наследия, которые разваливаются или не реставрируются, из-за чего их можно потерять. Среди них - Палаты Гурьевых XVII века, Дом Быкова на 2-й Брестской улице, усадьба Шаховских, типография Лисицкого в 1-м Самотечном переулке, Хитровская площадь... Хотелось бы верить, что разговоры о переносе памятника - это не попытка отвлечь внимание общественности от тем, действительно связанных с разрушением и застройкой исторических мест Москвы.

Сигурд Шмидт, академик РАО, советник РАН:

- Сносить памятники нельзя, а переносить, по-моему, можно. Я, например, подписывал письмо, чтобы памятник Гоголю перенесли на прежнее место. Хорошо бы и Пушкина вернуть на начало Страстного бульвара, где он прежде стоял. Чтобы рядом с памятником можно было подумать, а не только помитинговать.

И Москва должна иметь памятник Петру Первому. Если ему подыщут более удобное место, например, при въезде в речной порт - ради бога. Только не на склад. Я нормально отношусь к этому памятнику. Меня не смущает гигантский размер Петра. Реформатор, государственный строитель - он и должен быть большим.

Автор же памятника Зураб Церетели считает сам вопрос о переносе памятника позорным, но его постановку для себя лично - дополнительной рекламой.

Он же памятник..

Решение новых властей Москвы убрать с видного места надоевший большинству москвичей монумент Зураба Церетели "Петр Первый" вызвало шумную дискуссию в обществе.

Основной вопрос даже не в том, куда и как спрятать гигантского монстра, а в принципе: надо ли это делать вообще? Не слишком ли мы увлекаемся перемещениями и переименованиями, стремясь по-новому скроить собственную историю? И не стоит ли присмотреться к чужому опыту? Как относятся к памятникам наши соседи в ближнем и дальнем зарубежье?

В Германии на стадии подготовки памятников, естественно, шумят бурные дискуссии с участием политиков, общественности, архитекторов и скульпторов. По закону все проекты должны быть по меньшей мере за год до реализации представлены на суд общественности. Каждый имеет право разгромить проект на бумаге в пух и прах. Но когда решение принято - снести статую с постамента может, разве что, только немецкий языческий бог грома и молнии Тор.

В Великобритании вторым сражением под Трафальгаром назвали яростную дискуссию о том, где ставить памятник борцу с апартеидом Нельсону Манделе. Мандела здесь - истинный народный герой. Именно поэтому британцам было далеко не все равно, где увековечат первого темнокожего президента Южно-Африканской Республики. Бывший мэр Лондона, лейборист Кен Ливингстон, предлагал водрузить бронзовую статую Манделы совсем не там, где хотели ее видеть многие жители столицы. "Красный Кен", как дразнили мэра в политических кругах, собирался поставить статую на Трафальгарской площади - где, как известно, возвышается величественная 46-метровая колонна, украшенная 5,5 метровой статуей легендарного адмирала Горацио Нельсона. Напротив нее должна была, по мысли Кена, разместиться трехметровая статуя Нельсона Манделы.

Народ взбунтовался. Противопоставлять друг другу два разновеликих памятника многие сочли идеей, не выдерживающей критики. Прежде чем вынести свой вердикт, где именно стоять Манделе, муниципалитет Вестминстера, на чьей территории находится Трафальгарская площадь, провел специальное публичное "исследование" проекта. В нем, среди прочих, приняли участие видные скульпторы и архитекторы, профессора Королевского колледжа искусств. В итоге идея мэра была отвергнута: в 2005 году муниципалитет поставил точку в жарких дебатах, запретив возведение статуи Манделы на Трафальгаре.

Бронзовую статую Нельсону Манделе триумфально открыли в августе 2007 года в присутствии самого героя на Парламентской площади, неподалеку от стен древнего Вестминстера.

Бельгию населяют три языковые сообщества, отношения между которыми, особенно в последнее время, значительно ухудшились. Но в одном вопросе фламандцы, валлоны и германофоны сохраняют общие взгляды - это бережное отношение к своему историческому наследию. Архитектурные памятники и монументы находятся под защитой государства и поддерживаются в надлежащем состоянии местными властями. Бельгийцы уверены, что простоявшие не один век скульптуры и памятники останутся на своем месте и в будущем.

Культура Арт Аукционы и коллекции Филиалы РГ Столица ЦФО Москва