Новости

07.10.2010 00:20
Рубрика: Власть

Утром квоты, вечером стулья

В МВФ бурлят споры о перераспределении квот и кресел. Не считая того, что процесс оздоровления экономики ведущих мировых держав, включая США, буксует и грозит сорваться в повторный спад, это, наверное, главная интрига нынешнего годового собрания руководящих органов Фонда и Всемирного банка.

Для начала небольшое пояснение. Квота каждой страны в МВФ определяет размеры ее взноса в казну Фонда, пределы займов, которые она может там получать, и "удельный вес" ее голоса при принятии решений. Высчитывается квота по сложной формуле, дающей, по словам специалистов, явные преимущеста небольшим высокоразвитым странам.

Кресла, о которых идет речь, расставлены вокруг овального стола заседаний Совета директоров МВФ. Изначально, в соответствии с Уставом организации, их было 20, потом стало 24 - в частности, из-за вступления в Фонд России и Швейцарии. Восемь членов Совета, в том числе российский директор, представляют только собственные страны, остальные - группы стран. На сегодняшний день 9 мест в Совете занимают западноевропейцы, по 5 - представители Северной и Южной Америки и Азии.

Несправедливость подобного устройства давно для всех очевидна. Многие годы идут разговоры о необходимости реформировать систему управления МВФ. Но делами они стали подкрепляться лишь недавно - из-за острого финансово-экономического кризиса, вспыхнувшего на Уолл-стрит и распространившегося оттуда по всему миру. Очередным этапом его стал в нынешнем году суверенный долговой кризис в Западной Европе.

На этом фоне теперь уже общепризнанно, что главные локомотивы мирового экономического роста сейчас - страны с переходной и динамично развивающейся экономикой, прежде всего Китай и Индия. В одном ряду с ними стоят и их партнеры по группе БРИК - Россия и Бразилия. Те же страны лидируют и по размерам валютных резервов и рассматриваются в роли главных потенциальных доноров в том случае, если, не дай бог, мировую экономику снова придется спасать массированными финансовыми инъекциями.

С какой стати, однако, им брать на себя эту роль, если возможность влиять на распределение средств через МВФ у них сейчас минимальна? Китай недавно обошел Японию по размерам экономики и вышел на второе место в мире после США, но при этом в Фонде он имеет квоту в 4 проц. и лишь шестое место в общем списке - после США (около 17 проц.), Японии и Германии (более 6 проц.), Франции и Великобритании (по 4,5 проц.). Россия с квотой в 2,49 проц. пока стоит на 10-й позиции, Индия с 2,44 проц. - на 11-й.

Год назад лидеры "большой двадцатки" ведущих мировых держав решили на саммите в Питтсбурге перекроить систему квот. В их итоговом заявлении было сказано буквально следующее: "Мы взяли обязательство перераспределить квоты МВФ в пользу динамично формирующихся рынков и развивающихся стран, передав не менее 5 проц. от перепредставленных стран к недопредставленным, используя в качестве стартовой основы текущую формулу расчета квот".

Эта корявая фраза чрезвычайно важна. По свидетельству очевидцев, ее одну в Питтсбурге вырабатывали аж 8 часов. Итоговый компромисс вышел намеренно нечетким.Например, страны БРИК изначально добивались 7-процентного передела, а на 5 проц. согласились лишь в качестве стартовой величины. Их западные партнеры, как теперь подтверждается, склонны считать ее конечной, во всяком случае для нынешнего этапа реформ в МВФ.

Кроме того, "БРИКи" требовали ясности: квоты должны переходить от развитых стран к развивающимся. Критерии тех и других известны давно. А вот "пере- и недопредставленность" стран в МВФ зависит от формулы расчета квот - по мнению многих, лукавой. Да и упомянута эта формула в коммюнике "двадцатки" так, что можно считать ее "базой", а можно - лишь отправной точкой. Но тогда что еще должно учитываться помимо нее?

Вот вокруг всех этих нюансов и идут с тех пор закулисные баталии. Расстановка сил меняется: то развитые страны сообща схлестываются с развивающимися, то западноевропейцы, от которых ждут основных уступок, воюют со всем остальным миром.Дело дошло до того, что для нажима на своих традиционных союзников американцы заблокировали процедурное голосование, необходимое для переподтверждения полномочий Совета директоров МВФ. Это грозит поставить под сомнение его легитимность и чуть ли не парализовать всю работу Фонда, причем уже с 1 ноября.С другой стороны, например, Германия в ответ призвала США во имя компромисса отказаться от фактического права вето в МВФ, где ключевые решения принимаются большинством в 85 проц. голосов. Это заведомо неприемлемо уже для Вашингтона, что сразу и подтвердили ключевые сенаторы.

В Питтсбурге на перераспределение квот в МВФ был отведен срок до января 2011 года. Но кризисное время торопит. Директор-распорядитель Фонда Доминик Стросс-Кан на днях сказал мне, что будущего года ждать не придется.

На его взгляд, "самый подходящий момент" для принятия нужных решений - это ноябрьский саммит "двадцатки" в Сеуле. Полностью не исключает он прорыва на переговорах даже в ближайшие дни - на годовом собрании. "Я бы не сказал, что мы близки к договоренности, но мы и не очень далеки от нее", - заявил международный чиновник.

О конкретном содержании этой договоренности пока можно судить только в самом общем плане. По словам знающих людей, всевозможным вариантам и сценариям на этот счет несть числа. К началу октября среди них не было ни одного, который пользовался бы поддержкой как развитых, так и развивающихся государств.

Но при этом просто в силу сегодняшних экономических реалий понятно, например, что Китай должен переместиться на третью или даже вторую позицию в мировом рейтинге. На одну-две ступеньки вверх должна подняться и Россия.

Что касается "стульев", т.е. мест в Совете директоров, за них западноевропейцы цепляются чуть ли не сильнее, чем за квоты. Они доказывают, что в Уставе МВФ ничего не говорится о пропорциональном представительстве регионов мира, что сгруппированные в их дирекциях страны вполне довольны действующей системой и что поэтому нет никакой нужды менять шило на мыло. А в крайнем случае предлагают устроить в Совете ротацию, чтобы впредь занимать свои кресла поочередно с новичками вроде Турции, Южной Кореи или Польши.

Пересказывая эти доводы журналистам, француз Стросс-Кан не скрывал, что относится к ним с пониманием. Вместе с тем он признавал, что и требования к западноевропейцам потесниться в пользу той же Турции тоже выглядят достаточно обоснованно.Но все это, как он предупредил, - его личные мнения. Официальная же его позиция сводится к тому, что данный вопрос - "чисто политический", а не административно-технический и что ни его самого, ни его аппарат никто и не просит участвовать в дискуссии.

Поэтому он спокойно "умывал руки". К тому же, по его убеждению, самому МВФ все происходящее "только на пользу", поскольку ведет в конечном счете к "повышению его легитимности".Борясь за реформы в Фонде, страны БРИК и их единомышленники сражаются не столько за свои индивидуальные рейтинги и квоты (поскольку лишние доли процента у той или иной страны в конечном счете ничего не решают), сколько за корректировку общей расстановки сил. Сейчас она составляет примерно 60 проц. к 40 проц. в пользу развитых держав. Чтобы реально влиять на принятие решений в МВФ, меньшинству нужно максимально выровнять эту пропорцию.

Кстати, во Всемирном банке это уже сделано. Там она составляет 53 процента к 47 процентам. А президент ВБ американец Роберт Зеллик, ранее призвавший отказаться от изжившей себя концепции "третьего мира" в глобальной экономике, теперь сделал следующий шаг. В программной речи перед годовым собранием он высказался за создание "многополярной" и подлинно равноправной модели развития вместо былого "вашингтонского консенсуса" - неолиберальной экономической теории, которую критики давно воспринимали, как синоним рыночного.

Глава вашингтонского корпункта информационного агентства ИТАР-ТАСС Андрей Шитов - специально для "Российской газеты"

Власть Позиция Международные организации МВФ Колонка Андрея Шитова
Добавьте RG.RU 
в избранные источники