Новости

15.10.2010 00:50
Рубрика: Власть

Государство и демократия

О пользе и вреде стандартов в оценке политического и экономического уровня развития демократии рассуждали в ходе заседания второй секции под названием "Стандарты демократии и многообразие демократического опыта". Любопытно, что явные приверженцы стандарта предпочитали указывать на плюсы, достигнутые демократическими государствами, сторонники же самобытной демократии не забывали напомнить о тех минусах, которые приносит упрощенный подход. Причем ни одни, ни другие не сомневались в пользе демократии как таковой.

Глеб Павловский, генеральный директор Русского Института:

- Год назад президент РФ выступил со своей статьей "Россия, вперед!", где обозначил смену приоритетов. Вокруг новой повестки дня у нас сегодня ведется дискуссия и серьезная политическая борьба. Сама постановка темы стандартов демократии Дмитрием Медведевым - это открытая дверь к дебатам, прямое заявление, что мы не будем строить какую-то эксклюзивную систему. Мы хотим экономически и человечески включиться в мировые процессы и преуспеть. Модернизация является для нас синонимом демократизации.

Иммануил Валлерстайн (США), макросоциолог, Йельский университет:

- Сегодня все поддерживают демократию, и никто не отрицает важности демократических процессов. Но дискуссии продолжаются. Прежде всего по вопросам - справедливо ли голосование, демократический выбор действительно ли является реальным выбором, обеспечена ли свобода выражения мнений, как часто следует выбирать - через 3 года, через 5 лет, как обеспечить контроль за принятием справедливых решений? То есть один элемент дискуссии - кто принимает решения, как принимаются решения, и второй - какова в этих процессах роль народа? Вроде бы простые вопросы, но они возникают постоянно.

Владимир Плигин, председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству:

- При выработке демократических стандартов и развитии демократии мы должны постоянно думать о сохранении такого важнейшего инструментария современного мира, как государство, сохранении за этим инструментарием исключительного осуществления такой функции, как принуждение.

Говоря о России, я бы хотел отметить, что наша страна проходит очень сложную трансформацию. У нас существует консенсус в обществе по поводу необходимости развития демократических институтов. Но вместе с тем мы осознаем и пониманием те проблемы, которые нам предстоит еще решить: бюрократическая машина, неразвитость гражданского общества, необходимость получения дополнительного демократического опыта. Мы понимаем, что преодоление этих барьеров не приведет нас автоматически к полноценной демократии. Но тем не менее над этим мы работаем. И, конечно, мы продолжим формирование и выстраивание в нашей стране защиты такого фундаментального института, характерного для развитого общества, как частная собственность со всеми ее особенностями. Мы понимаем, что институт частной собственности формировался столетиями, но у нас нет столько времени.

Роберт Скидельски (Великобритания), глава Центра глобальных исследований, профессор политической экономии Варвикского университета, член Британской академии:

- Существуют различные варианты демократии, но это, скорее, "варианты" с исторической точки зрения, а не с нормативной. Демократию необходимо отличать от других политических режимов, и оппозиционными режимами демократии сегодня являются диктаторские режимы. А Россия сейчас переживает переходный период, и систему, которая сейчас существует в России, я бы назвал "неполной демократией", или "мягкой диктатурой". Демократия - это на сегодняшний день единственный законный политический режим.

В успешных демократиях самое главное - это конституция. Она является главным документом в любом демократическом государстве. Именно конституция является тем инструментом, который удерживает всех политических акторов в рамках политических норм и распределяется через различные уровни политической системы. Демократия - не пассивный выбор, а результат активной деятельности.

Владимир Жириновский, зампред Госдумы, председатель Либерально-демократической партии России:

- Для меня стандарты - это прохождение в парламент. Я считаю, что в стандарты демократии необходимо ввести понятие "партии большинства и меньшинства" взамен термина "правящая партия". При прохождении в парламент, я считаю, что стандартом является снижение порога. И минимум 3 партии в парламенте - тоже должно быть стандартом.

Я считаю, что плох любой авторитарный режим. Но, может быть, стандартом можно считать то, что невозможен сразу переход от авторитарного режима к демократии. Пусть будет переход через другой авторитарный режим, направленный на демократию. Считается, что при авторитарном режиме якобы можно быстрее достичь каких-то экономических успехов. В стандарты будущей демократии должно быть заложено, что количество жертв не должно быть мерилом каких-либо реформ. Очень важно выработать стандарты демократии, но их нельзя будет навязывать силой. Демократия не может иметь каких-то национальных обычаев. Демократия - это свобода.

Майкл Макфол (США), профессор политических наук Центра по вопросам демократии Стэндфордского университета, специальный помощник президента США по вопросам национальной безопасности:

- Представляет интерес соотношение между экономическим ростом, экономической модернизацией и демократией. Первый довод, который мы часто слышим, особенно в России, что нужен некий уровень модернизации - экономической модернизации - для политического развития. Я предлагаю совершенно альтернативную гипотезу, которая свидетельствует, что если посмотреть на долгосрочный период, скажем на 300-400 лет развития, то при определенных условиях демократия могла бы стимулировать развитие, потому что демократические институты лучше защищают права собственности, ограничивают действия антисоциальных сил и борются с коррупцией политическими методами, с использованием независимых СМИ.

Я хотел бы напомнить, что у нас в демократической стране демократические институты были созданы и развиты гораздо раньше глубокого экономического развития, гораздо раньше, чем мы превратились в сверхдержаву. В этом смысле очень важно понимать, что основа свободы собраний, свободы слова, наша базовая основа - конституция - были заложены, пока мы оставались еще сельскохозяйственной страной, задолго до начала мощного индустриального развития.

Теперь - что касается России за первые 10 лет независимости. Корреляция между этими двумя показателями была отрицательной, то есть демократия росла, а экономическое развитие отставало. Во всех посткоммунистических странах, будь они автократиями или демократиями, скажем, Польша и Казахстан, они все по истечении первого десятилетия своего нового развития испытывали падение экономики. Но демократизация в других регионах мира не имела такого же экономического эффекта. Зачастую демократия приводила сразу к положительному экономическому развитию. Если посмотреть на более долгосрочный период времени, демократизация не обязательно должна приводить к падению экономического развития, если выходим за пределы посткоммунистического мира.

Вячеслав Никонов, исполнительный директор фонда "Русский мир":

- Я хотел бы назвать основные вызовы для демократии в России. Проблема для России состоит в том, что мы приступили к строительству демократии, не имея никакого опыта создания правового государства и не имея такого государства. Нашей конституции всего 17 лет, и главная наша проблема, я считаю, это слабость институтов. Прежде всего законодательных и судебных, а вовсе не их авторитарность. Демократия невозможна без демоса. Без критической массы самостоятельно мыслящего среднего класса. В России он отсутствует.

Вызов Запада - он двоякий: с одной стороны, Запад - это пример и, как правило, безусловно, положительный, это - главное, что продвигает Российскую демократию, за исключением нескольких моментов, типа Гуантанамо. Но, с другой стороны, Запад порой пытается стимулировать развитие российской демократии. Поддержка Западом тех, кто называет себя демократами, очень часто дискредитирует их в глазах российского общества, и очень напрягает Российское государство, которое начинает бороться с этим как с вмешательством во внутренние дела России, поэтому здесь нужно проявлять исключительную деликатность.

И последний вызов - это вызов самобытности. Очевидно, что мы смотрим вокруг себя и видим множество демократических моделей. Более того, я абсолютно уверен, что работают те модели, которые максимально учитывают национальную специфику. И вообще имитировать демократию нельзя. Поэтому я уверен, что российская демократическая модель будет складываться достаточно непросто, учитывая названные мною вызовы, и, очевидно, что она не будет ни британской, ни американской, ни корейской, ни японской - она будет российской или ее не будет.

Владимир Чуров, председатель Центральной избирательной комиссии РФ:

- Очевидно, что существуют общие и, если хотите, в современном мире глобальные демократические принципы. Итак, первый принцип: всеобщие выборы. Ни одной стране мира пока не удалось обеспечить всеобщие выборы. Практически везде существует ценз оседлости, возрастной ценз, а также неизбираемость лиц, ранее избиравшихся на ту же должность. Второй принцип - равные выборы. Абсолютного равенства голосов избирателей также ни в одной из стран мира достичь не удалось, хотя все к этому, конечно, стремятся, но неравенство реализации своего права существует даже в самом простейшем примере: возможность реализации своего права голосовать зависит от расстояния от места жительства до избирательного участка. Третий принцип - прямые выборы. Элемент непрямых выборов присутствует в политических системах практически всех государств. Самый известный образец непрямых выборов - это выборы президента США и губернаторов в РФ.

Хорошо организованные выборы - в данной сфере совершенству нет предела. Абсолютный идеал недостижим, могу сказать, что те двадцать предложений совершенствования избирательной системы, которые предложил Дмитрий Анатольевич Медведев в двух своих Посланиях и которые в настоящем времени полностью реализованы в законодательстве, являются тому наилучшим примером.

Крэйг Калхун (США), президент Совета по исследованиям в социальных науках:

- Сегодня определения демократии настолько широки и они настолько общеприняты, что даже диктаторы себя называют демократами.

Более того, мы говорим о переходе к демократии как об одномоментном, полном шаге, хотя нужны целые процессы и периоды времени, чтобы определенные государства, определенные нации могли к демократии перейти.

Ян Шапиро (США), профессор политологии Йельского университета:

- Есть, по крайней мере, пять причин, по которым люди стремятся к демократии. Во-первых, это периодическая смена власти, исключающая монополизм. Второе - открытость информации и обновление. Третье - возможность бороться с коррупцией, потому что именно неконтролируемая власть создает темные уголки, в которых можно заниматься коррупцией. Четвертое - укрепление рынка, что, в свою очередь, дисциплинирует политиков, - это тоже часть демократического процесса. И наконец, демократия - механизм, позволяющий обеспечивать преемственность власти и осуществлять естественную передачу власти.

Власть Работа власти Внутренняя политика Международный форум в Ярославле
Добавьте RG.RU 
в избранные источники