Новости

18.10.2010 00:20
Рубрика: Культура

Танцы злобных гениев

"Король и шут" выпустили неожиданный акустический альбом "Театръ Демона"

В этой яростной и неукротимой группе из Санкт-Петербурга и прежде виделась тяга к гротескному и эмоциональному театру.

Бесшабашное действо на сцене, два колоритных героя-вокалиста, страшные сказки и сюжетные истории, на которые музыканты писали свои жесткие хиты, - "Король и шут" и прежде был одной из самых зрелищных и непредсказуемых групп России. Но вряд ли кто ожидал от парней "Театра Демона", где соединились чтение стихов, рок-модернизм, навороченная драматургия и затейливый арт-панк.

Мало кто из культовых современных звезд решается на столь дерзкие эксперименты. Музыканты, которых всегда уважали за напор, неуемную энергетику и электрическую накаленность песен, решили переключиться на акустические инструменты. И задействовали в альбоме "Театръ Демона" непривычные для себя: виолончель, мандолину, dobro, трубу и губную гармошку. При этом сам диск оформили в стилистике театральной программки начала ХХ века. На официальном сайте "Короля и шута" и в блогах одни меломаны уже люто обвиняют культовых рокеров в "отходе от идеалов панка", другие хвалят за новые подходы к творчеству и сильные песни "Фокусник", "Танец злобного гения", "Энди Кауфман". И хотя для представления "Театра Демона" лидеры группы Михаил Горшок Горшенев и Андрей Князь Князев приехали в Москву на автограф-сессию, выбрав для этого магазин на окраине и дневное время, в будни - очередь за их подписями растянулась на три часа. С лидерами "Короля и шута" встретился обозреватель "РГ".

 
Видео: Сергей Куксин

Российская газета: Вы записывали этот диск дольше, чем предыдущие. Особенно ответственно готовились именно к этой премьере?

Михаил Горшенев: Да, тут мы все не на шутку заморочились. Боялись этого альбома. Мы хотели оставить в нем энергетику панк-рока, но и использовать акустические инструменты, например мандолину. Звук у них изначально сухой, а мы хотели сделать его одновременно мощным и угарным. Чтобы исполнить на акустике не бардовскую ерунду, а музыку в духе Joy Division или Generation X.

Андрей Князев: Это наш десятый номерной альбом. Поэтому хотелось показать уровень: до какой музыки "Король и шут" дорос и что он может и хочет делать. Ведь за это время мы выросли очень серьезно.

РГ: Вы - редкая группа, которая собирает аншлаги на стадионах. Не опасаетесь, что с новыми песнями, которые сложнее по исполнению и восприятию, это будет сделать уже не так легко?

Горшенев: В БКЗ "Юбилейный" нас уже боятся пускать - из-за танцев пого, которые мы творили на сцене, да и из-за слэма. Раньше мы практиковали и стейдж-дайвинг (прыжки в зал, когда зрители ловят артистов, а потом вновь возвращают обратно на сцену. - Прим. А.А.). Теперь опасаемся, что нас могут не вернуть. (Улыбается.)

Князев: В работе над "Театром Демона" мы были творчески очень свободны, единственное, о чем договорились заранее, - не эксплуатировать уже сформированный стиль группы. Шаг, два в сторону - допускались, десять - даже поощрялись! Мы сохранили эстетику и образы "Короля и шута", но появилась и более выраженная социальность. В песне "Темный учитель", где речь идет о вампире ,- казалось бы, вот тебе снова сказка и снова вампир?! - о тех, кто любит и бережет свою культуру, и о молодняке, который идет по стопам старших, но эту культуру только опошливает и хает. Немного затронута и тема с анархистами, где Мата Хари сдает и своих, и чужих, - только у нас своя идея сценария... Наши песни и раньше были как маленькие фильмы. А теперь придумываем сценарии, пишем рассказы.

Сочинять рассказ более утомительно - надо погружаться в него, постоянно писать, писать, потом редактировать. Делать песни интереснее, я считаю, что это самый образный вид творчества. Но параллельно с музыкой у нас все равно начинается кинематограф. Это уже высшая форма творчества и очень серьезная работа. Поэтому, если теперь пригласят в кино, скорее всего, не откажемся.

РГ: "Король и шут" уникальны тем, что в группе два равноправных лидера. За 20 лет карьеры вы не ссорились на людях, не тянули на себя одеяло, выясняя, кто круче. Поделитесь секретом такой уживчивости?!

Князев: Мы оба создаем музыку: я - у себя дома, Горшок - у себя. И приносим в группу. У каждого есть свой процент музыки, чтобы держать наш творческий баланс: у него больше, у меня меньше. Поскольку я пишу и все тексты песен. Впрочем, в "Театре Демона" Михаил Юрьевич написал две песни уже полностью, а в одной был моим соавтором. Сейчас он впервые столкнулся с этим фактором работы: как понять, о чем хочешь написать, сколь много времени приходится возиться с рифмой, дабы действительно получилось кайфово, а не какая-то ерунда.

У меня-то уже хватает опыта для саморецензирования. Не надо никогда бегать и доказывать, что написал что-то крутое, полезнее просто послушать то, что написал через пару-тройку дней. Если чувствуешь, что пошел не в том направлении, то просто откидываешь написанное прочь.