Новости

19.10.2010 00:25
Рубрика: В мире

Меркель пригрозила иммигрантам

Канцлер Германии решительно выступила за новую иммиграционную политику

Канцлер Германии Ангела Меркель наконец-то стукнула кулаком по столу. На съезде молодой смены Христианско-демократического союза она провозгласила конец эры "мульти-культи". Так коротко обозначалось мирное сосуществование немцев и иностранцев, за которое выступали социал-демократы и "зеленые" во главе с Герхардом Шрёдером и Йошкой Фишером.

Однако иммигранты по-другому представляли себе жизнь с немцами. Более десяти процентов из них начисто отвергали идеи интеграции в немецкое общество. В основном речь шла о турках, которых в начале 50-х годов Германия пригласила на работу. Теперь в стране живут более двух с половиной миллионов этнических турков с немецким паспортом и примерно столько же легально, но без него. Много мусульман приехало в Германию из бывшей Югославии, с Ближнего Востока. Во многих городах возникли параллельные миры: отдельно живут немцы, отдельно мусульмане.

В начале сентября вышла книга берлинского социал-демократа Тило Саррацина "Германия самоуничтожается". Бывший министр финансов земли Берлин выпустил джинна из бутылки: после выхода книги начались дебаты о мусульманах в ФРГ. На прошлой неделе премьер-министр Баварии христианский социалист Хорст Зеехофер сказал фразу, вызвавшую бурю возмущения: "Германия - это не страна для иммиграции". Теперь на этот счет высказалась Меркель.

Что стоит за ее высказыванием? Превратится ли Германия в страну, закрытую для иммигрантов? Ситуацию прокомментировал для "РГ" профессор политологии берлинского Свободного университета Оскар Нидермайер.

Что такое "мульти-культи"? Канцлер Ангела Меркель употребила выражение, которое обозначает мирное сосуществование культур. Однако это давно не совсем соответствует реальности. Две большие немецкие партии - Социал-демократическая и Христианско-демократический союз - никогда не занимались этой проблемой. ХДС не хотел ее замечать, а СДПГ предложила концепцию мультикультурного общества, далекую от жизни. И это привело к большим проблемам, к недовольству коренного населения.

Премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер своей "плакатной" фразой хотел поддержать консервативную часть избирателей, которые чувствуют себя забытыми и отказывают в поддержке своим лидерам. Поэтому рейтинг партии Меркель так серьезно снизился.

Дискуссия об интеграции иммигрантов нацелена на поднятие популярности христианских демократов. Ее начало - один из трех решительных шагов Меркель, которые она сделала этой осенью. Первым было продление сроков эксплуатации АЭС, вторым - поддержка проекта строительства подземного вокзала в Штутгарте. Эти решения вызвали волну протестов в обществе. Теперь канцлер потребовала от иммигрантов интеграции в немецкое общество. А это значит: принятие основных законов страны и христианских ценностей, желание учить немецкий язык, отойти от мусульманского понимания роли женщины.

С другой стороны, катастрофический рейтинг христианских демократов, реакция на книгу Саррацина и дискуссия об интеграции привели к тому, что в Германии образовалось поле для новой правоэкстремистской партии. В стране уже существует избирательный потенциал для нее. Однако ошибочно делать выводы об угрозе реванша неонацизма в Германии. Вероятность расцвета Национал-социалистической партии Германии почти равна нулю. Она больше не играет никакой роли. Во-первых, это связано с печальным опытом Германии. Во-вторых, в стране нет лидера, подобного австрийцу Хайдеру или голландцу Вилдерсу. В-третьих, полностью отсутствует поддержка со стороны СМИ: даже самая тиражная бульварная газета "Бильд цайтунг" никогда бы не стала публиковать статьи в поддержку неонацистов. И в-четвертых, НДПГ совсем разорилась.

Дискуссия на самом деле назрела. Нам нужна новая иммиграционная политика. Необходимо, чтобы все партии выработали однозначную миграционную концепцию. Естественно, пустые плакативные фразы не заменят разветвленной аргументации. Но политики хотели привлечь внимание к теме, и они возымели успех. Теперь обсуждается, каких иммигрантов мы хотим видеть: тех, кто выезжает, чтобы воспользоваться социальной системой, или тех, кто готов что-то привнести в наше общество? Раньше мы принимали только на основе принципа воссоединения семей. Теперь одно из предложений - последовать опыту Канады и принимать только тех, кто знает язык, имеет образование и высокую профессиональную квалификацию.

а как у нас?

Лев Аннинский, критик:

- Ну наконец-то немцы одумались.

То, что в европейские страны, как и в Россию, едут и будут ехать иммигранты - неизбежный процесс. А иначе - кто работать будет. Вопрос в том, каким образом интегрировать их в свою культуру. Расселять пылеобразно, чтобы они не могли собираться в кучи? Ждать, пока они выучат немецкий язык?

Россия в отличие от мононациональных Германии,Франции, Англии всегда была землей, где все смешивалось. Смешивалось не потому, что кто-то что-то сверху сказал, типа Ивана Грозного, а просто потому, что такая земля - при отсутствии естественных границ, при гигантском поле, где все гуляют, куда хотят.

Россия и при советской власти, и сейчас стоит перед дилеммой. Либо необходимая, но добровольная русификация, единое государство, единый народ и единая культура, куда все войдут - и арап Пушкин, и поляк Некрасов, и литовец Достоевский. Или все раздолбается на какие-то куски. Но и из них все равно кому-то придется в конце концов осуществлять единство. Я по природе потомок двух кочевых нерусских народов, но абсолютно русский человек и стою на такой точке зрения: нужно принимать всех, но при условии чтобы они хотели и становились частью единого народа. Без конца обновляющегося, кстати. Речь же не идет о том, что все должны сделаться русскими "времен очаковских и покоренья Крыма". Нужно добровольно входить в этот вечно обновляющийся народ, который называется русскими. А хочешь отделиться со своей культурой, языком - уезжай из Москвы и делай это на своей земле.

В мире Европа Германия Беженцы в Европе
Добавьте RG.RU 
в избранные источники