Новости

22.10.2010 00:45
Рубрика: Культура

Много нефти и великая литература

В культуре нет альтернативных источников, - считает координатор премии "Дебют" Ольга Славникова

Ольга Славникова - известный писатель, лауреат литературной премии "Русский Букер", финалист "Большой книги". Но еще она активный опекун молодых писателей, координатор премии "Дебют". О премии, об образе современного молодого писателя и о новом романе Ольги Славниковой "Легкая голова" с ней побеседовал наш корреспондент.

Российская газета: Ольга, в чем принципиальная стратегия премии "Дебют"? Зачем она в принципе нужна?

Ольга Славникова: Что реально есть у нашей страны? Много нефти и великая литература. Нефть, рано или поздно, кончится. Чтобы не кончилась литература, надо сегодня найти и поддержать тех, кто будет делать ее завтра. В экономике есть смутные надежды на альтернативные источники энергии. В культуре альтернативных источников нет, что бы ни говорили о преобладании сегодня визуальных видов искусства. Кино и даже любое шоу базируются на литературе: нужен контекст, нужен сюжет. Это все желуди, а литература - дуб. А дуб растет долго.

РГ: Стоит ли опекать огромное количество молодых пишущих людей, заведомо понимая, что 90% среди них это графоманы?

Славникова: Чтобы найти 10% действительно талантливых людей, надо просеять весь конкурс. Наш принцип - равные шансы для всех. Никогда не знаешь, откуда придет интересная рукопись. Но мы уважаем и тех, кому этого не дано. Участники конкурса - это, как минимум, читатели. И сама попытка сформулировать свои мысли на письме полезна: поможет во всех ситуациях ясно мыслить и излагать. Кстати, слово "графоман" в "Дебюте" не приветствуется.

РГ: Каков социальный, географический и национальный спектр премии? Кого там больше - детей "новых русских", "новых бедных"? Какие национальности преобладают или всех примерно равное количество?

Славникова: География "Дебюта" всегда интересна. Каждый год возникают "аномальные зоны", откуда приходит особенно много кириллицы. Например, в этом году мощно проявился Петербург. Прежде молодые питерцы как-то мало участвовали в "Дебюте": должно быть, срабатывало традиционное недоверие культурной столицы к московским проектам. По социальному срезу так: традиционно мы получали рукописи от детей интеллигенции, что понятно. В последние два года в литературу пошли "верхи" и "низы": мажоры и дети гастарбайтеров. Возможно, это связано с некоторой стабилизацией общества, позволившей первым немного отвлечься от делания денег, вторым - от выживания. Что касается национальности, то нам все равно, кто "дебютант": русский, татарин, еврей или индеец сиу. У нас просто нет такой статистики.

РГ: Что такое сегодня пишущий молодой человек? Как вы представляете его собирательный образ?

Славникова: Пару лет назад я бы сказала, что это социальный аутист. Человек чувствительный, "без кожи", страдающий, когда необходимо получить справку из ЖЭКа. Человек, стремящийся замедлить время, чтобы описать мир, и в результате пропускающий лекции и опаздывающий на службу. Но сегодня появились новые авторы, хорошо пишущие и способные в реальности устоять на ногах. Например, Евгений Табачников, наш прошлогодний лауреат по эссеистике. Успешен в профессии, близкой к бизнесу, и написал сейчас новую книгу, которую я буду рекомендовать издательствам.

РГ: В XIX веке молодые писатели шли к Белинскому, Пушкину, Гоголю, Тургеневу, Толстому. В ХХ веке - к Горькому, Астафьеву, Битову…. Они им либо помогали, либо нет. А что сегодня? Может, "Дебют" потому и возник, что нарушилась естественная связь писательских поколений?

Славникова: Связь, действительно, нарушилась. Известных писателей трудно винить за то, что они не принимают "ходоков" в частном порядке (хотя кое-кто и принимает). Кто поддерживает самого писателя? Он тоже работает где-то за зарплату. Кто его послушает? Издатель, которому важнее рынок, чем художественный уровень рукописи? "Дебют" возник еще и для того, чтобы восстановить связь поколений в литературе. Известные писатели работают у нас в экспертном совете, в жюри. Александр Кабаков, Евгений Попов, Владимир Маканин, Захар Прилепин, Тимур Кибиров, Александр Иличевский, работали безвременно ушедшие от нас Чингиз Айтматов и Анатолий Приставкин - все они много отдали "дебютантам". Но для того, чтобы шла отдача, нужно создать условия, пространство для общения.

РГ: Ольга, а когда Вы были начинающим писателем, к кому шли Вы, каково Ваше начало пути?

Славникова: Я начинала в годы позднего застоя и шла, естественно, в Союз Писателей. Тогда была такая форма работы - совещания молодых писателей. Я участвовала в трех или четырех. Если в родном Свердловске-Екатеринбурге меня по-отечески поддержали, то уровнем выше, на российском совещании, случился Полный Облом. Я теперь понимаю, что тогда в СП зрело разделение на "наших" и "не наших", и молодежь просвечивали рентгеном на предмет соответствия. А я оказалась какой-то непрозрачной, как набоковский Цинциннат Ц. Теперь всегда про это помню, когда идут семинары "Дебюта". Мэтры не могут быть свободны от личного вкуса, но все остальное, привходящее, ни на что не должно влиять.

РГ: Как Вы считайте, сейчас молодым писателям проще или сложнее, чем было Вам? Облегчила ли премия "Дебют" начало их творческой жизни?

Славникова: Им проще, потому что над ними нет цензуры. Им сложнее, потому что в их произведениях никто не заинтересован. Кроме того, сейчас психологически труднее быть бедным. Наше поколение гордо несло звания дворников и сторожей. Но потом произошел экспорт потребностей, и теперь всем нужны иномарки и отдых в Эмиратах. А главное - стало очень трудно получить ответ на вопрос: а стоит ли мне, именно мне, продолжать занятия литературой? Денежное содержание премии "Дебют", конечно, не решает проблем лауреата на всю оставшуюся жизнь. Но молодому автору говорят: ты - можешь. И это защищает. Не говоря уже о том, что Гуманитарный фонд Андрея Скоча "Поколение" выпускает книги "дебютантов" на русском, а теперь еще и на основных мировых языках.

РГ: Какая судьба у лауреатов премии "Дебют", появлялись ли они в других премиях? Лично Вы следите за чьей-то судьбой?

Славникова: Разумеется, наши финалисты и лауреаты наполучали уже много "взрослых" литературных премий. Алексей Лукьянов - лауреат Новой Пушкинской премии, русскоязычный молдавский писатель Владимир Лорченков - лауреат Русской премии, основанной Чингизом Айтматовым. Многие "дебютанты" удостоены молодежного "Триумфа". И вот недавний успех: фильм "Овсянки" Алексея Федорченко, получивший на Венецианском кинофестивале сразу пять призов, снят по сценарию нашего лауреата Дениса Осокина. Конечно, я слежу за многими десятками литературных судеб и помогаю, как могу.

РГ: На пресс-конференции премии "Дебют" Вы говорили об "интернетовском беспределе". Как Вы считаете, электронное бытование текстов упростило жизнь молодым авторам?

Славникова: Это упростило самих молодых авторов. Когда твоя книга выходит в издательстве, ты, хочешь или не хочешь, чувствуешь на себе тени великих. Под их густой и плотной сенью трудно расти, но тем настоятельнее сама потребность роста. А в интернете ни одна блоха не плоха. Набил на "клаве" текст, вывесил - и сам себе гений. Я в литературном интернете не вижу вертикалей, там, по-моему, одна гигантская плоскость, на которой всем хватает места. Искусство иерархично по самой своей природе, в нем, увы, невозможны равенство и демократия. Электронное бытование текстов дает автору свободу, но отнимает стимулы к развитию.

РГ: Ольга, вы очень известный современный писатель, лауреат одной из самых престижных премий "Русский Букер". Ваша общественная активность не мешает вам писать?

Славникова: Конечно, мешает. Я пишу по утрам, стараюсь разделить рабочий день на две части и вторую отдать работе. Но часто бывают какие-то внезапные важные звонки, приходится отрываться от своего текста раньше, чем израсходуешь ресурс. Но, с другой стороны, как бы я себя чувствовала, если бы у меня не было всей этой махины "Дебюта"? Наверное, неприкаянно и очень одиноко. "Дебют" дает мне веру в то, что литература не только есть, но и будет. Все остальное вокруг меня пытается эту веру отобрать.

РГ: Чем удивит вашего читателя ваш последний роман "Легкая голова"?

Славникова: Тем же, чем удивил меня, когда я его писала: герой и сюжет повели себя совсем не так, как я планировала. Я-то думала, что мой Максим Т. Ермаков перехитрит ФСБ, разведет это страшное ведомство на деньги, но не будет ему в результате счастья. А он все-таки стал счастливым, хоть и ненадолго. В романе есть фантастические допущения, хотя действие происходит здесь и сейчас. Наша жизнь движется неровными скачками, и надо целиться с опережением, чтобы в нее "попасть". Опережение и есть фантастика.

РГ: Когда "Легкая голова" появится на прилавках книжных магазинов?

Славникова: Издательство обещает в декабре.