Новости

27.10.2010 00:20
Рубрика: Экономика

Система Новикова

Сколько нужно заплатить за лучшее молоко в России

Три тысячи дойных коров. Молокозавод. Сотни тысяч свиней. Мясокомбинат. Обработанные поля, на которых долго рос лишь бурьян. Комбикормовый завод, элеватор. На всех этих предприятиях в агрохолдинге "Агропром комплектация" работает больше 2,5 тысячи человек.

Выгодно ли производить самое лучшее молоко в стране? Об этом и о многом другом генеральный директор агрохолдинга Сергей Новиков рассказал корреспонденту "Российской газеты".

Российская газета: Для начала скажите мне как потребителю: что вам выгоднее -выпустить миллион упаковок сравнительно недорогого творога или десять тысяч упаковок более дорогого, премиального?

Сергей Новиков: На молочном рынке выгоднее выпускать недорогой, но качественный товар. Например, детские сады, комбинаты детского питания, хлебозаводы берут у нас творог, молоко, сметану. Они говорят: нам упаковка не нужна, давайте все во флягах. Но сам продукт должен быть высокого качества.

Нам, как производителям, выгоднее продавать продукт без упаковки - меньше головной боли. Или в упаковке, но в массовой: когда станок печатает 10 тысяч пачек в час, автомат разливает в них молоко или кефир, мы грузим все в автомашину и отправляем в огромный гипермаркет. Или в сеть недорогих и очень популярных магазинов.

Но часть людей ходит в гораздо более дорогие продовольственные магазины. И мы стараемся предложить свой товар и им, заполнить и эту нишу на рынке.

РГ: Что нужно, чтобы получался вкусный молочный продукт? За создание брендов ведь не только вы платите большие деньги, есть и другие современные и крупные предприятия, которые делают ставку на маркетинг. Но и у них молоко бывает или вкусным, или нет. Почему?

Новиков: Часто проблема таких компаний в том, что им приходится собирать молоко с 20-25 ферм. И в таком случае качества, к которому мы все стремимся, добиться очень трудно. Потому что при таком количестве поставщиков то у одного из них, то у другого какие-то "проколы" возникают. И современное оборудование на молокозаводе при невысоком качестве сырья не спасает.

Высокого качества сырья удается добиться на крупных промышленных фермах. Когда у тебя хорошее стадо, корма высокого качества. У нас сегодня молоко - одно из лучших в России. Почему? Потому что выстроен единый комплекс, на котором мы надаиваем за сутки 60 тонн молока очень высокого качества. Заливаем в молоковозы, привозим на молокозавод, где установлено шведское оборудование. Охладили, пастеризовали, разлили и в этот же вечер отправили в магазины. Поэтому у нас качество - идеальное. И название бренда "Искренне Ваш" сознательно создавали.

Каждую субботу у нас большие дегустационные планерки проходят. Покупаем продукты трех-четырех конкурентов и сравниваем с нашими. В мясной, колбасной группе мы где-то в первой тройке. А в молочной - исключительно первые места, все остальные на порядок ниже. Именно потому, что у нас с одного комплекса идет стандартизированное молоко.

РГ: Три-четыре конкурента - это немного. Остальные не дотягивают до понятия "высокое качество"?

Новиков: Особенно сметану хорошую редко где купишь. У многих растительное масло... Мы никогда этими добавками не пользовались. Наша задача - производить полезные продукты, мы даже молоко не стерилизуем, срок годности у нас - от трех до семи суток. И если молоко скисло, то супруга в баночку переливает, и получается хорошая простокваша.

РГ: Вы говорите, добавляют растительные добавки. Но на упаковках везде написано "изготовлено из сливок". Лукавят?

Новиков: Сливочное масло, если делать натуральное, - это очень дорогой продукт, себестоимость килограмма уже больше 200 рублей. Где-то пытаются писать "растительный жир" завуалировано, мелкими буквами. Где-то - лукавят. Смотришь - написано ГОСТ, а пачка весом 200-250 граммов стоит 17 рублей. Не может сливочное масло столько стоить. Отдаем в лабораторию, и выясняется: почти 70 процентов растительных жиров добавлено.

РГ: Может, на этих пачках ГОСТ указан не на сливочное масло, а на маргарин?

Новиков: Нет там никакого ГОСТа. Надзор отрабатывает непрофессионально и некачественно.

РГ: Ладно. Объясните мне, пожалуйста, такой факт: огромных молочных ферм, как у вас, ни шведы, ни голландцы, ни датчане практически не строят. А молоко у них в магазинах очень пристойного качества. Почему так?

Новиков: Прежде чем заниматься молочным бизнесом, я объездил всю Европу, потом в Америке, в Канаде посмотрел, как они ведут сельское хозяйство. Побывал в двух-трех ведущих хозяйствах в России. У меня возникло собственное видение, в соответствии с ним мы создали бизнес, и он у нас получается.

В Европе на самом деле семейная ферма на 50 голов дойного стада считается хорошей. Она передается от поколения к поколению - детям, внукам, и эта традиция сегодня сохраняется. Параллельно все это время развивается и шлифуется сервис. Что-то у фермера вызвало сомнение в поведении коровы, и тут же приехал ветеринар. Возник вопрос по кормам, и консультирует зоотехник. Надо убрать 200-300 гектаров кукурузы? Трубку поднял, позвонил - уже убирают. За молоком приезжают минута в минуту. Деньги за него поступают на счет в тот же день.

Нам, для того чтобы в Тверской области содержать нормальное стадо, надо нанять зоотехника, ветврача. Закупить всю технику. И, значит, нанять главного инженера. Потому что по звонку мне никто не приедет, не вылечит скот, не разработает для него рацион, не вспашет поле, не уберет урожай.

Кого попало мы взять на работу не можем: техника дорогая, скот племенной, требования к качеству продукции высокие. Хороший специалист за маленькую зарплату не пойдет, надо платить солидно. Чтобы окупить все эти затраты, нужно содержать 800 голов дойного стада. Ну, и по кредитам нужно платить. Выходит, что стадо должно быть не меньше 1200 фуражных коров.

РГ: Неприличный вопрос: сколько вы зарабатываете на каждом литре молока?

Новиков: Себестоимость литра молока - 15-16 рублей. Что сюда входит? 50 процентов - это корма. Заработная плата, прочие производственные расходы - где-то 3-3,5 рубля.

Амортизация и проценты по кредиту - в пределах пяти рублей. Это немного. В пределах 8-11 лет эта часть будет выплачена, и ферма начнет работать на хозяина.

Но сегодня практически все заработанные деньги мы выплачиваем банкам. Кто-то говорит: "О, это круто!" Получается 27 миллионов в месяц валовой выручки. Когда отнимешь отсюда все расходы, все отдашь, что должен, остается около одного миллиона рублей в месяц. И того даже не остается. При нашем объеме производства, при всех непредвиденных расходах - это крохи.

РГ: Тогда почему вы занимаетесь аграрным бизнесом? Бензоколонки же выгоднее. А в том районе, где расположен ваш молочный комплекс, наверное, можно с большой выгодой продать землю?

Новиков: Это точно, там очень дорогая земля. В основном все ее продали банкам, строят коттеджи. И можно было бы, конечно, с успехом заняться другим бизнесом. Но исторически судьба распорядилась так. Началось с того, что в 1992 году...

Нет, не так. В 1904 году, во время столыпинской реформы, мои предки переехали в Омскую губернию, в Акмолинский уезд, село Ерголка. Сегодня там Астана, столица Казахстана. А тогда это была Россия - шикарный чернозем, хорошая продовольственная пшеница росла.

В 20-х годах прошлого века моих предков раскулачили. Далеко не ссылали - рядом рудники были. Вот там я родился. Когда Советский Союз распался, надо было решать, где жить. Выбор пал на Россию.

РГ: Но далеко не все, кто тогда пришел в сельское хозяйство, добились успеха.

Новиков: В то время у меня уже были и команда, и опыт успешного бизнеса. Люди, которые со мной работали в Казахстане, говорят: "А мы куда?"

И мы взяли обанкротившееся сельскохозяйственное производство. В котором все, что можно разворовать и разрушить, было разворовано и разрушено. Два миллиона долларов долгов. Никакого производства. И 400 дохлых коров, которые давали по 1700 литров молока в год.

Мы дали им нормальную кормежку, нормальный уход, реконструировали ферму. Эти же коровы начали неплохо доиться, 5700 литров в год - это приличный результат. Из Казахстана переехали в Тверскую область 450 человек. Даже улица Целинная у нас там есть. Кому-то дали участок, помогли дом построить. Кому-то квартиру купили. Люди начали работать.

И уже в 1998-1999 годах я задумался: а нельзя ли построить на самом деле эффективный сельскохозяйственный бизнес. Начал изучать опыт, как уже рассказывал, объездил практически весь мир. И создалось четкое понимание, что в Российской Федерации можно вести успешный сельскохозяйственный бизнес, если его сделать интегрированным, с полностью замкнутым циклом. Это и производство того же молока и мяса, его переработка, и создание собственной реализации, доведение продукта до потребителя.

В первой половине двухтысячных годов идея была реализована в мини-объеме.

А потом, когда государство выработало сначала национальный проект "Развитие АПК", а потом государственную программу развития сельского хозяйства, появилась возможность создать крупный агропромышленный холдинг. И на сегодняшний день мы практически мою концепцию претворили в жизнь.

РГ: Это ничего не объясняет. Вы же бизнесмен, должны искать самый короткий путь к деньгам. А разве сельское хозяйство - это эффективный способ их зарабатывать?

Новиков: Я вам так отвечу: сельское хозяйство - это один из самых сложных видов бизнеса с точки зрения извлечения прибыли. А молочный бизнес - один из самых сложных в сельском хозяйстве с той же точки зрения. Но, во-первых, это интересно. Сельское хозяйство затягивает, ты работаешь с интересом, с душой. Ты понимаешь, что делаешь важное дело. Думаешь: ну почему Европа может, Америка может, а мы - нет? Это "заедает", начинает гордость играть. И ты расчетливо создаешь целую систему - успешную, прибыльную, в сельском хозяйстве. Это заводит.

Хотя, конечно, иногда и думаешь: ну зачем тратить столько сил и энергии, когда в два раза легче можно получить те же деньги в другом бизнесе.

РГ: Я не спрашиваю, когда голландцы приедут к вам учиться. Но ваш агрохолдинг уже не стыдно показывать вашим учителям?

Новиков: Скажем так: нас уже знают в Европе и Америке. Нам не стыдно, когда к нам приезжают специалисты оттуда. Они говорят: "О, а мы и не знали, что в России может быть такое".

Мы не уступаем им не только по объему инвестиций, но и по эффективности. Мы сегодня создали условия, при которых люди с удовольствием трудятся на ферме.

РГ: Сергей Анатольевич, вы производите необходимые стране товары, платите налоги, создаете рабочие места. Государство вам благоволит. А со стороны общества вы чувствуете благодарное отношение к себе?

Новиков: В Курске мы под производство кормов взяли земли, которые на 50 процентов не обрабатывались уже десятилетиями. А где брать механизаторов? Выяснилось, что вся основная элита мужиков, которая работала на земле, теперь колымит в Москве, в Питере. Работы на месте не было - уехали на заработки. Кинули клич: возвращайтесь.

И вот уборочная, обед в поле. Спрашиваю: не жалеете, что вернулись? А что, отвечают, в Москве хорошего? Во-первых, вдали от семьи, от дома - это угнетает морально. Во-вторых, то работодатель обманет, то на вокзале оберут. Это, говорят, была неправильная жизнь, а теперь все при нас - дом, семья, работа, зарплата. Спасибо, говорят.

Значит, мы с ними объединены общими целями. Это дорогого стоит.

Экономика АПК
Добавьте RG.RU 
в избранные источники