20idei_media20
    12.11.2010 19:00
    Рубрика:

    "РГ" выяснила, чем живет ульяновский арсенал спустя год после взрывов

    13 ноября будет год, как на ФГУП "31-й арсенал" в Ульяновске произошло ЧП - страшный пожар на складе боеприпасов. О военной части, расположенной в черте города, узнал весь мир.

    Многое из того, что было спрятано под грифом "совершенно секретно" выплыло наружу. Например, то, что здесь, в сотне метров от жилых домов, утилизировали снаряды, вынимали из боеприпасов и взрывали порох - и все это делали за мизерную зарплату женщины.

    Взрывы в окрестностях арсенала слышны до сих пор. Саперы утилизируют боеприпасы - вывозят их окольными путями на полигон и там взрывают. Снарядов много: работы, которые начались весной, должны были закончиться до 1 декабря. То есть, до того, как установится морозная погода и ляжет снег. Но уже сейчас прогноз неутешительный - утилизировать все в этом году не успеют. Помешало жаркое лето; а после того, как жители окрестных домов начали жаловаться на то, что у них  трещат стены, местные власти обратились к саперам уменьшить мощность и частоту взрывов. Так что "греметь" арсенал будет еще долго.    

    Из потерпевших - в свидетели

    Военный городок все еще закрыт: территория по-прежнему за высоким забором с колючей проволокой. На КПП строгий контроль - у всех машин, которые въезжают на территорию (даже у "своих") проверяют багажник. Народ, наблюдающий эту картину, шутит: "Неужели думают, что кто-то ТУДА бомбу провезет?".

    Жилые дома - а всего на территории городка их 24, выглядевшие год назад как после бомбежки (что, впрочем, так и было - снаряды залетали в квартиры, проламывали крыши) выглядят теперь образцово-показательно. Покрыты розовой штукатуркой, вместо старых оконных рам стоит пластик.

    Правда, чем дальше от КПП, тем "показательности" меньше. Один из последних - на границе городка - домов отштукатурен только наполовину.

    - Не доделали, - вздыхают сидящие рядом на лавочке пенсионерки. - Да и окна нам сделали "топорно": стекла и рамы поставили, а все остальное пришлось самим.

    Валентина Васильевна Митрошина подсчитывает убытки от взрывов: 6400 рублей - за откосы, 10 тысяч - на застекление балкона… Получила пенсию - а ее уже и нет.

    - Судиться? Связываться не хочется. Раньше нам говорили, что мы пострадавшие, а теперь - что свидетели. Да и если ввяжешься в эти разбирательства, ждать придется долго. Пока все закончится, я уже на Лысой горе лежать буду, - говорит женщина.

    О том, что было, бабушки вспоминают эмоционально: убегали из дома в одних халатах, была паника, не знали, выживут ли…  Страх не прошел до сих пор - засыпают с трудом, вздрагивают от любого шума. Увидят дым (недавно один из нерадивых соседей на улице устроил пожар) - паникуют.

    - Мы сами работали на утилизации. Но тогда нас инструктировали каждый день. Тряпки лишней в цеху найти нельзя было. А в последнее время, говорят, там по пороху ходили. Стоит ли удивляться, что случился пожар? - говорит Митрошина.

    К новости о том, что военный городок в следующем году должны "открыть", бабушки относятся философски: с одной стороны, появятся новые возможности, квартиры можно будет приватизировать. А "свое" жилье - все же не казенное. С другой…

    - Откроют ворота - к нам бомжи набегут… А сейчас у нас какая-никакая, но защита.

    Эхо взрывов

    13 ноября "аукается" многим ульяновцам до сих пор. У многодетной мамы, вдовы Марии Приймак дома - настоящая разруха. Осыпалась штукатурка в туалете, на потолке трещины, возле оконных проемов зияют дыры - Мария сама их заделывала монтажной пеной. Денег, выделенных из фонда "Мама", хватило на то, чтобы заменить выбитую взрывом входную дверь и сделать мелкий ремонт. Больше ни копейки никто не выделил.

    - Когда я ходила год назад к директору нашей управляющей компании, он меня просто выгнал, - жалуется Приймак. - Я ходила по разным инстанциям, жаловалась, писала заявления, просила мне помочь… Все бесполезно. Вставили окна, и на этом вся забота закончилась.

    Отремонтировать квартиру самой женщине с тремя детьми-школьниками (один из них - инвалид детства) не под силу. Старое здание, построенное еще в 30-х годах, сильно пострадало от взрывов.

    После того, как все стихло, Мария вынесла из дома 28 ведер битого стекла.

    - Дети до сих пор не отошли от шока, - говорит женщина. - Недавно мы были с сыном на огороде. И опять рвануло так, что уши заложило. Мальчик упал на землю, заплакал. Я подхватила его, и бежать…

    Старшая дочка Приймак Света говорит, что уже ничего не боится. Для нее главной проблемой стала учеба. В 14-й школе (сильно пострадавшей во время ЧП) до сих пор все неладно. Нет учителей по нескольким предметам. А Света хорошо учится, занимается в разных кружках. В другую школу ее не взяли - сказали, нет мест.

    Дела судебные

    А вот с дочкой Екатерины Кангиной - сотрудницы цеха по утилизации боеприпасов, которая получила ожоги и умерла в больнице - психологам пришлось работать долго - до конца учебного года. По словам бабушки Ангелины Лидии Алексеевны, девочку долгое время встречали и провожали из школы (она говорила о самоубийстве, что хочет быть с мамой). Но сейчас вроде бы все устаканилось. Время лечит…

    - А деньги - 800 тысяч рублей, которые мы выиграли по суду у военной части еще в марте, вот только должны поступить на счет, - говорит бабушка.

    Судебные иски - головная боль многих ульяновцев, пострадавших от взрывов.  До того, как началась ликвидации ФГУП,  в производстве у судебных приставов находилось 448 исполнительных листов на общую сумму более 13 миллионов рублей. А погасили всего немногим более трех миллионов.  Повезло тем, кто практически сразу же подал иск о возмещении ущерба.

    По словам юристов, главная проблема в том, что суды поначалу отказывались признавать минобороны ответчиком - вместо него все бремя ответственности должен был нести 31-й арсенал. Но в июне его решили ликвидировать. И все исполнительные листы были переданы в специальную комиссию. А в этом случае очередность погашения долгов такова: сначала вред, нанесенный здоровью, затем -задолженность перед работниками ликвидируемого предприятия и перед бюджетом. И только потом дело дойдет до исков "простых" людей. Хватит ли на это денег? Неизвестно…

    А еще в "пострадавших", но уже в финансовом плане, числятся около двух десятков частных фирм, которые ремонтировали дома "под честное слово". Военные должны им более 20 миллионов рублей. Дело так и не сдвинулось с мертвой точки - несмотря на письма в самые вышестоящие инстанции и обращения  к прокурору.

    Легкий испуг

    Но хотя бы одна новость, связанная с военным городком, уже есть - на днях было принято решение о том, что его передадут в ведение КЭЧ Ульяновского гарнизона. А потом, уже в следующем году - муниципалитету.

    - Планируется поменять источник теплоснабжения: котельная, которая раньше отапливала военный городок и другие объекты арсенала, слишком мощная. Содержать ее накладно. А потому дома переключат на другую котельную. Кстати, за год до взрывов "арсенальный" энергоисточник обновили - вложили 40 миллионов рублей в реконструкцию, - рассказал министр энергетики и жилищно-коммунального комплекса Александр Букин.

    Кстати, Букин был одним из первых, кто приехал на арсенал после ЧП - по его словам, через 10 минут после взрывов он был уже у военного городка. И вышел оттуда спустя сутки.

    - Могу сказать, что город отделался "легким испугом", - говорит Букин. - Хотя теперь я боюсь, когда 13-е выпадает на пятницу. С утра жду чего-то неприятного. Видно, это уже надолго…

    Цифры

    Во время взрывов на арсенале пострадал 451 жилой дом.

    Для того, чтобы квартиры с выбитыми окнами не разморозились, потребовалось более 37 тысяч квадратных метров пленки.

    Под сокращение попали 538 сотрудников ФГУП.

    Поделиться: