Новости

16.11.2010 00:20
Рубрика: Общество

Семья по назначению

Текст: (член редколлегии журнала "Уголовный процесс") , (доцент Сретенской семинарии Московского патриархата)
Чем опасно принятие спорного законопроекта о ювенальной юстиции

Госдума отклонила во втором чтении закон о введении в России системы ювенальных судов. Но он дорабатывается и снова будет рассматриваться.

По замыслу авторов законопроекта такие суды должны рассматривать дела, где хотя бы один из участников - ребенок. По мнению победивших в Думе оппонентов, ювенальная юстиция - это серьезная угроза семье.

Во Франции такой закон действует, и сегодня в благополучной стране больше миллиона детей уже находятся в приютах и приемных семьях. Недавно это число увеличилось еще на единицу - у матери отняли ребенка по причине, что она "слишком сильно его любила". Несколько лет назад французов шокировал доклад генерального инспектора по социальным делам Пьера Навесы: "Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещено в приюты и приемные семьи... Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимным телефонным звонкам, что та или иная семья в опасности". И в Германии, по сообщениям СМИ, ежегодно у родителей отбирают свыше 20 тысяч детей, ссылаясь на "недостаток ухода". Общее же число кандидатов в сироты уже приближается к полумиллиону.

Когда у нас начались разговоры о ювенальной юстиции, то декларировалось, что это будет система правосудия для несовершеннолетних с учетом условий жизни ребенка и родителей. При рассмотрении таких дел должны привлекаться социальные работники, специалисты-психологи.

Хотя о детских судах сказано немало, нет ни одного юридически закрепленного определения, что же такое - "ювенальная юстиция". Декларируется только специализация судов. Но еще в советское время там, где это было возможно по количеству судей (например, в Мосгорсуде), такая специализация была всегда и себя оправдывала. Сегодня нет препятствий для того, чтобы привлекать в процесс психологов и педагогов. Иногда это даже прямо предписывается уголовно-процессуальным законодательством.

Сегодня в местах лишения свободы меньше 5 тысяч заключенных, не достигших 18-летнего возраста. Как правило, это молодые люди, совершившие особо тяжкие преступления.

Никогда не забуду процесс подростков, забивших насмерть коваными ботинками (они в них и в суд пришли!) пьяненького соседа, который попросил не шуметь. Кто именно нанес смертельный удар, установить так и не удалось, и эти "детки", весь процесс просто насмехавшиеся над правосудием, получили условные сроки.

Один из телеканалов показал фильм, снятый сторонниками ювенальной юстиции в детской колонии. Воспитанники говорили примерно следующее: "Меня посадили за кражу пирожка. Я очень хотел есть!" Выводы авторов фильма были такими: несчастным детям общий со взрослыми суд жизнь исковеркал! Я очень удивился. У нас уже не сажают за пирожки. В конце фильма пошли титры с благодарностью работникам колонии и ее номер. Это была известная среди практиков колония, где содержались в основном убийцы.

В чем опасность внедрения у нас западных институтов?

Сегодня чиновник органов опеки попадает со своим делом о лишении родительских прав к "участковому" судье по гражданским делам. Для этого судьи такое дело не ежедневная рутина, а пока редкий случай. Он и относится к нему посерьезнее, чем к разбору скандала между соседями. А главное, такой судья не связан с органами опеки и попечительства слишком близкими отношениями. А теперь представьте себе в условиях России следующий "междусобойчик". Три-четыре дамы: чиновник опеки, психолог, педагог и "ювенальный" судья. Каждый день вместе в одной комнате. Как вы думаете, возможен тут отказ чиновнику, которому нужно решать свои задачи, давать план - в этом году защищено от плохих родителей на 10 детей больше, чем в прошлом? Тут еще и коррупционная составляющая просматривается.

В 2009 году в Чувашии судьей Верховного суда республики Городничевой и следователем следственного комитета республиканского МВД Мальцевой составлено "Методическое пособие для работников социальных служб, учреждений и органов системы уголовного правосудия". Вот как определяется ювенальная юстиция для внутреннего пользования без маскировки перед публикой:

"Целью судебного процесса должно являться не только установление истины и наказание виновного, а прежде всего защита прав ребенка, что может достигаться решением, направленным на восстановление внутрисемейных отношений в интересах ребенка".

Иначе говоря, в судебном решении, по мнению ювенальщиков, должны прописываться обязательные для исполнения родителями рекомендации по воспитанию ребенка в семье. Затем ювенальная система будет родителей жестко контролировать, например, путем опросов самих детей. А потом, когда родители не смогут выполнить решения ювенального суда, их будут лишать родительских прав и отбирать детей.

Читаем дальше это пособие. "Кейс-менеджмент - методика непрерывного индивидуального сопровождения несовершеннолетних, совершивших асоциальные проступки. Данная методика активно используется во многих государствах и представляет собой главную методику работы служб пробации".

В русском языке нет слова "пробация" - это заграничное название служб, похожих на гибрид нашей комиссии по делам несовершеннолетних и органов опеки.

Что же это за зверь такой - кейс-менеджмент? Это огромный простор для коррупции. Судя по методичке, смысл кейс-менеджмента в том, что за каждым ребенком, который совершил хотя бы один нехороший поступок, например, побил одноклассника, закрепляется личный куратор - кейс-менеджер. Тот вместо родителей контролирует его поведение путем сбора справок о нем: в школе, ДЭЗе и других местах, а главное - путем его личного опроса при встрече или по телефону. Причем в стандартный набор входят и вопросы о поведении родителей: "Дружок, как там сегодня ведут себя твои родители? Как воспитывают? Ночевал ли папа дома? Что на ужин? Уроки у тебя проверили? Налоги заплатили?" Так, оказывается, "государственный воспитатель" изучает условия жизни ребенка, включая его отношения в семье, и ищет причины его поведения, например, в противоправном поведении его родителей.

Надо сказать, что в описанном пособии слова "семья" и "родители" упоминаются нечасто и исключительно в негативном контексте. Например, семья рассматривается (вы не поверите!) как "особое обстоятельство, увеличивающее риск криминализации либо повторного совершения правонарушения". Этому посвящен целый раздел, а о положительной роли семьи в воспитании ребенка, в его реабилитации после суда - ни слова!

Зато есть раздел о наказаниях детей, за которые надо наказать родителей. Это неприемлемые наказания: применяются физические наказания или неумеренно применяются иные наказания; часто используются крик либо угрозы; слишком жесткие правила (в том числе практика принуждения).

Кейс-менеджер, установив, что родители применяют неправильные, по его личному мнению, "дисциплинарные методы", записывает об этом в специальное "дело", форма которого уже разработана, и производит "обсчет выполнения родительских функций" (терминология сохранена) с помощью специального единого на все случаи жизни заграничного "ключа". И не дай вам бог не набрать в этом тесте необходимого количества баллов. Ваших деток ювенальный судья отнимет согласно списку литературы на английском языке к чувашской методике.

Чувашские судья и следователь разъясняют, что "стандартная оценка (то есть на основе этих бесконечных форм. - Прим. авт.) предоставляет качественную информацию для целей подотчетности руководства и принятия решений". Честно и откровенно!

Укрепившись, ювенальная юстиция, как и любая управленческая структура, сама себе будет искать работу и расширять сферу деятельности. Это неизбежно, и именно такой путь прошли Франция и Канада, где разлучение детей с родителями стало чуть ли не фетишем всей политики в области воспитания. Но и это еще не самое страшное.

Система ювенальной юстиции по своей сути неизбежно настроена против семьи, поскольку сам принцип этой системы - государству всегда виднее, что для ребенка лучше. Кейс-менеджер - начальник родителей. Французы его боятся как огня.

По словам святейшего Патриарха Кирилла: "Применение этих норм как в России, так и в других странах оборачивается человеческими трагедиями, но главное - разрушается само понятие святости и неприкосновенности семейной жизни".

Обратите внимание, что среди защитников и пропагандистов ювенальной юстиции и тотального государственного контроля за методами воспитания нет многодетных. Как правило, это или однодетные, или бездетные граждане, чаще одинокие женщины. И именно они берутся оценивать, правильно ли воспитывают детей в чужой семье! Недопустимо рассматривать действия членов семьи в отношении детей фактически без учета их особого статуса - статуса родителей, бабушек, дедушек.

Кстати, даже насчет повсеместного введения для детей отдельных судей надо все взвесить. У нас много судов имеют по три-четыре и меньше судей. Из них все уголовные и административные дела ведут один-два. В таких районах отдельный "детский" судья явно не будет загружен - подавляющее количество преступлений совершаются взрослыми. Может он, как и любой чиновник, боящийся потерять место, начнет искать себе работу? А если ювенальных судей учредить за малостью контингента только в областных центрах, то придется деткам ездить из деревни в город. Доезжать они, понятно, сами не станут. И их придется "этапировать".

Дословно

Всеволод Чаплин, протоиерей:

Возникает система, стимулирующая детей жаловаться на собственных родителей, то есть, по сути, система доносительства.

Справка "РГ"

Система ювенальной юстиции начала действовать и в Венгрии. Недавно там железнодорожники вышли на забастовку с требованием повысить зарплату, чтобы у них не отбирали детей. Так как, если они будут жить на небольшую зарплату, тогда будут нарушены те социальные стандарты, по которым должны жить их дети. И в этом случае служба ювенальной юстиции в Венгрии будет иметь право забирать детей у родителей.