Новости

18.11.2010 00:00

Гибель империи

Размышления к 90-летию окончания Гражданской войны

16 ноября 1920 года белогвардейская Русская армия под командованием генерала Петра Врангеля на 126 кораблях в полном порядке оставила Крымский полуостров. Гражданская война закончилась. Она еще имела продолжение угасающими вспышками на Дальнем Востоке, но как явление мирового плана завершилось бесспорной победой красных.

С той поры минуло девяносто лет. В них вместилось так много драматических и трагических событий, что эта дата теряется в их тени. Сегодня многим кажется, что российские революции, Гражданская война и последующие жестокие трансформации произошли как досадные случайности в историческом развитии, как следствие происков внешних и внутренних врагов и что он прочувствован, осмыслен и пусть себе спокойно дремлет в академических анналах. Когда-то так думал и я. Однако по мере того, как углублялся в историю Первой мировой войны, столыпинской реформы, Гражданской войны и социалистической модернизации, давно ушедшие персонажи и события начинали восприниматься мной как современность.

Когда в 1899 году в Европе разразился финансовый кризис и были повышены кредитные ставки европейских банков, начались сбои в российской финансовой системе. Частные банки потребовали у отечественных предпринимателей досрочного возврата кредитов, подняли цену кредитов, сократили учет векселей. Российские акции сильно потеряли в цене. Отверзся экономический кризис, на почве которого выросли потрясения первой русской революции.

Фактически в Российской империи было две России - одна традиционная, опирающаяся на крестьянское население, в которой 90 процентов хозяйств работали не на рынок, а на самообеспечение, вторая - предпринимательская, дерзкая, нацеленная на капиталистическое развитие. В начале века аграрная проблема перерастала в кризис развития. Главные проблемы деревни - малоземелье, скрытая безработица (до 30 млн человек), долги крестьян по выкупным платежам и, наконец, их неготовность к рынку, - все это передавалось во все управленческие структуры.

В августе 1906 года Столыпин объявил направление своей политики в подготовке важнейших, демократических по содержанию законов: о неприкосновенности личности и гражданском равноправии; об улучшении крестьянского землевладения, об улучшении быта рабочих и о государственном их страховании; о реформе местного самоуправления; о преобразовании местных судов, о реформе высшей и средней школы, о подоходном налоге, о реформе полиции... 9 ноября того же года произошло событие, которое можно считать рубежом в истории России: был обнародован указ, освободивший крестьян от власти общины. Крестьяне могли покупать землю через Крестьянский банк по льготной цене в многолетний кредит, до 95 процентов стоимости кредита оплачивало государство, в Крестьянский банк передавались государственные земли и земли, принадлежавшие царской семье. При этом земля не продавалась ни помещикам, ни крестьянским обществам, только в личную собственность крестьян. Большинство покупателей были середняки и бедняки. Кроме того, теперь в личном отношении крестьяне стали совершенно независимы от коллективной власти общины.

Столыпин, подчеркивая эволюционность перемен, говорил: "Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!" Первые результаты реформ были прекрасны: сельское хозяйство превратилось в доминанту экономического развития. С 1904 по 1913 год прирост промышленного производства составил 88 процентов. С 1906 по 1913-й расходы на образование увеличились в 10 раз. Начальное образование стало доступным и обязательным, в средней школе вводилась профессиональная подготовка. Вклады и остатки вкладов в коммерческих банках с 1908 по 1914 год выросли больше чем втрое. Тем не менее деятельность Столыпина встретила ожесточенное сопротивление как слева, так и справа. Для левых он был душителем революции, для правых - разрушителем дворянского помещичьего государственного строя. Трагедия Столыпина (и Николая II) заключалась в отсутствии опоры в обществе. В стране фактически не было среднего класса, очевидные антибуржуазные настроения интеллигенции не давали правительству больших надежд быть понятым. Будучи страной со среднеразвитой экономикой Россия должна была терпеливо пройти путь развития, не отвлекаясь на соблазны преодолеть его одним рывком. Попытка придать историческому развитию ускорение была бы крайне рискованной.

Первая мировая война, в которую опрометчиво ввязался политический класс, обнажила многие внутренние противоречия и вызвала в обществе страстное желание изменить государственную систему управления. Но Февральская революция 1917 года была верхушечным переворотом, экономическое положение ухудшалось . 25 октября 1917 года большевистский Военно-революционный комитет произвел государственный переворот, Временное правительство было свергнуто. Ни одна влиятельная политическая сила не вступила в его защиту.

Бывшие союзники организовали экономическую и морскую блокаду, положение коммунистического государства казалось безнадежным. В ответ Совнарком быстро перевел всю экономику в мобилизационный режим, республику объявили "военным лагерем".

Но, в конце концов, не военные усилия бывших союзников формировали антибольшевистское сопротивление, а реакция образованного российского общества, в основном, молодежи - гимназистов, студентов, офицеров. Подавляющее их большинство было настроено не монархически, а демократически. Почти все генералы Белого движения не обладали недвижимым имуществом и считали, что династия Романовых сошла с исторической сцены. Это очень важное обстоятельство для понимания природы Белого движения. Во многом белые были настроены идеалистически. Поразителен случай, происшедший на Рождество 1920 года в Галлиполи после эвакуации из Крыма Русской армии генерала Врангеля: молодые офицеры Дроздовского полка, услышав доносившейся из палатки Технического полка гимн "Боже, царя храни!", стали в ту сторону стрелять из винтовок. Эту эмоциональную вспышку можно считать символом глубокого культурного раскола в Белом движении. Муж Марины Цветаевой, доброволец Сергей Эфрон, так написал о белой идее: "С этим знаменем было легко умирать, - и добровольцы это доказали, - но победить было трудно... Мы предлагали умирать за Родину, народ вожделел землю ".

В отличие от красных белые армии не имели прочного тыла, у них за линией фронта восстанавливалась экономика, подобная экономике периода Временного правительства - со спекулятивными военными поставками для армии, отягощенная реквизициями и грабежами населения. По словам Деникина, белые войска встречали с радостью, а провожали с проклятьями. Провалились попытки создать на несоветских территориях просоциалистические многопартийные правительства в Архангельске, Самаре, Омске. В условиях военного времени это оказалось принципиально невозможным, везде власть перешла в руки военных, опирающихся на предпринимательские круги и иностранную помощь. Более сложный и противоречивый режим белых генералов был слабее советского монолитного и более простого.

Финальные события Гражданской войны обострили взаимоотношения внутри белого лагеря. После отставки Деникина английское правительство отказалось финансировать Белую армию, эту миссию взяли на себя французы. 30 августа 1920 года в английских газетах был напечатан текст договора между правительством Франции и "государством Крым". Генерал Врангель подписал колониальной по сути договор, по которому белые признавали царские долги Парижу, предоставляли французам право эксплуатации железных дорог в европейской России, взимание таможенных пошлин в портах Черного и Азовского морей, получение всего товарного хлеба на Украине и Кубани, 75 процентов нефти и бензина, 25 процентов донецкого угля. Только так Врангель получил возможность восстановить снабжение армии. Но это уже не спасло белых.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники