20idei_media20
    18.11.2010 00:30
    Рубрика:

    Виталий Дымарский: Происходит сдвиг в шкале нравственных ценностей

    Трагическая история с журналистом Олегом Кашиным, зверски избитым по канонам итальянской мафии (переломанные пальцы - чтобы не писал, выбитая челюсть - чтобы не говорил, перебитые ноги - чтобы не ходил), вызвала не только сострадание и солидарность коллег, но и достаточно широкую общественную дискуссию. Особенно постаралось, естественно, интернет-сообщество, обосновавшееся на редкой сегодня свободной и неподцензурной - для слова и мысли - площадке "паутины".

    А о чем здесь, казалось бы, спорить? Стоит или не стоит избивать до полусмерти человека? Весьма сомнительно для какой-либо полемики.

    Тема, однако, нашлась.

    Вот одна из весьма типичных записей: "Мне безумно жалко талантливого журналиста, но только в ДТП в России в период с января по сентябрь 2010 года погибло 18333 человека... Поэтому не кажется ли вам, что масштабность трагедии с Олегом Кашиным несколько преувеличена?"

    Подобного рода вопросами в эти дни задается немало людей, считающих, что журналисты переусердствовали в проявлениях цеховой солидарности. Рискуя вызвать очередную порцию неприятия у представителей других профессий, выскажу все-таки несколько соображений (не очень-то, впрочем, свежих) в защиту своей.

    Социальная функция журналиста действительно уникальна (если речь идет, конечно, именно о журналистике, а не о восхвалении - в стиле советской пропаганды - властных структур): быть посредником между властью и обществом, каналом коммуникации между ними, по которому сверху вниз и снизу вверх поступает информация, позволяющая принимать решения и оценивать их эффект.

    С этой точки зрения избиения Олега Кашина, Михаила Бекетова и еще десятков коллег, убийства Влада Листьева, Дмитрия Холодова, Анны Политковской, Ларисы Юдиной, Натальи Эстемировой (всего за 20 последних лет своей жизнью расплатились за выполнение профессионального долга 330 журналистов) - это не просто сведение личных счетов на бытовой почве, а целенаправленная агрессия против общественного мнения, лишающая каждого из нас, граждан России, возможности высказаться и быть услышанным. В итоге это нам ломают пальцы, чтобы мы не могли писать, и челюсти, чтобы мы не могли говорить.

    Как-то, рассуждая о смерти Анны Политковской, тогдашний президент и нынешний премьер публично признался: своей смертью она нанесла нам (власти - В.Д.) больше вреда, чем своими публикациями. И ведь Путин, отдадим ему должное, был тогда откровенен: в любой стране, в любых условиях честный журналист - всегда оппонент власти, гонец, приносящий не только хорошие, но и плохие вести. За что ж его ей любить?

    Тогда что с ним делать? "Посла не душат, посредника не убивают", - сказано еще восемь веков назад, во времена Чингисхана. Поскольку без посредника, без обратной связи вы теряете возможность достижения компромисса и неизбежно оказываетесь в состоянии войны. Которая (Путин и здесь в своей откровенности прав) куда вреднее и опаснее для власти, чем самые неприятные для нее журналистские материалы.

    Так что блогер, засомневавшийся в правомерности масштабов журналистской солидарности с Олегом Кашиным, не учел еще одной специфики происшедшего. В ДТП людей убивают не по признаку профессиональной принадлежности, тогда как на журналистов "наезжают" вполне осознанно, предварительно изучив в деталях как личные данные, так и творческую биографию. Что, собственно говоря, и подвигло многих политиков, в том числе нескольких депутатов, внести предложение об ужесточении кары за преступления против журналистов, поскольку, говоря словами Дмитрия Медведева, они "находятся в зоне повышенного риска", тогда как преступники пребывают "в состоянии опьянения от своей безнаказанности" (Михаил Федотов).

    Инициатива насколько полезная, настолько и недостаточная. История с Олегом Кашиным выявила куда более острую и фундаментальную проблему нашего бытия, чем незащищенность журналистов.

    Еще одна запись, обнаруженная в Интернете:

    "Глядя на стремительную прижизненную канонизацию журналиста Кашина, переходящую в неприкрытое спекулирование на трагедии, заметил, как журналист на глазах превращается в мифического персонажа (монстра?).

    Кашин - вроде живой, но товарищи точно знают, что умер. На митингах оппозиции в его поддержку о нем говорят в прошедшем времени - "был". Итого: "Кашин - зомби".

    Вроде он где-то есть, но никто его не видит. Хотя видео из палаты любого другого больного уже 100 раз было бы в Интернете. Итого: "Кашин - человек невидимка".

    Вроде ему пальцы ампутировали, но они выросли. Итого: "Кашин - ящерица".

    Кашин то дышит, то не дышит. Итого "Кашин - йог (человек амфибия)".

    Ну и т.д.

    До настоящей минуты подобные фокусы удавались только одному человеку. Ленину. Ленин вроде мертв, но живее всех живых. В итоге: "Кашин - это Ленин сегодня".

    А так как все мы сегодня Кашины, то все мы сегодня Ленины. А я в дурдоме жить не хочу. Простите...".

    Думаете, еще один "отморозок", коими полна "паутина"? Если бы так. Автор, для которого, судя по всему, "хороший Кашин - мертвый Кашин", да еще с ампутированными пальцами, - высокопоставленный государственный чиновник, отвечающий - ни много ни мало - за молодежную политику и воспитание подрастающего поколения.

    Каким оно будет, видно по воспитателю. И по уже взращенным им кадрам. Так, одно из молодежных движений составляет свои "заповеди чести", списав их у Геббельса, заменив лишь "Германию" на "Россию". Комиссар другого молодежного движения и член Общественной палаты заявляет, что нападения на журналистов прекратить совсем легко: следует всего лишь перестать "давать повод для убийства".

    Логика железная. Михаилу Бекетову в результате зверских побоев ампутировали ногу и удалили треть головного мозга? Сам виноват - дал повод, защищая Химкинский лес. Адвокат Сергей Магнитский умер в сизо, не получив необходимой медицинской помощи? Сам виноват: а зачем вызвал подозрения?

    Зато в канун Дня милиции награду "за смелость и самоотверженность, проявленные при исполнении служебного долга, за разработку и внедрение новых методов работы, повышающих эффективность деятельности следственных аппаратов" вручена, в частности, следователю, которого обвиняют в организации ареста и истязаний Магнитского. Тем временем мэр города Химки, не стесняясь оказаться лицом к лицу с Бекетовым, которого привезли в суд на "скорой помощи", подает иск против журналиста и выигрывает у него 5 тысяч рублей. Победа!..

    Не кажется ли вам, читатель, что происходит какой-то сдвиг на шкале нравственных ценностей родного нашего государства? Возведение насилия чуть ли не в основной метод работы гражданских институтов, приоритет простых решений (насилие - одно из них) над содержательными чреваты такой моральной деформацией государства, которая, запустив маховик ненависти, может привести страну к краху.

    А я в дурдоме жить не хочу. Простите.

    Поделиться: