Новости

19.11.2010 00:07
Рубрика: Культура

Давайте создадим оперу

Вернется ли в свой дом театр "Геликон"?

Наконец художественный руководитель и создатель любимого москвичами музыкального тетра "Геликон-опера" Дмитрий Бертман созвал пресс-коференцию. В кулуарах уже несколько недель обсуждают, что будет с "Геликоном" после того, как работы по реконструкции и возведению его Новой сцены приостановлены по распоряжению московского правительства?

Вернется ли театр, который за двадцать лет своей истории стал частью не только московской, но и мировой оперной культуры, удивительным символом "радостного" искусства, редкой легкости и красоты таланта, которыми отмечены многие творения "Геликона", в свой родной дом, где театр родился ровно 20 лет назад, на Большую Никитскую улицу, в д.19/16? Останется ли сам Дмитрий Бертман главой обаятельной и дружной театральной семьи "геликоновцев" или возглавит Стокгольмскую оперу, где его уж точно не будут заставлять биться "с мельницами"? Такие вопросы не должны были бы возникать, если иметь в виду историю "Геликона" - самого молодого и счастливого музыкального театра Москвы, всегда востребованного, буквально лопавшегося от публики даже в самые трудные для российского искусства 1990-е годы.

Но, увы, эти "риторические" вопросы неожиданно стали актуальны. Терпеливо пережидавший в неуютном зале на Новом Арбате многолетнюю эпопею реконструкции своего здания на Большой Никитской и придумавший уже праздничную премьеру на открытие в 2011 году - "Князь Игорь" Бородина в архитектурном "русском" антураже внутреннего двора усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых, "Геликон" за год до новоселья неожиданно рискует оказаться у разбитого корыта.

В ход событий вмешалась общественная организация, которая оберегает памятники российской культуры: "Архнадзор". В нее входят отнюдь не специалисты по архитектуре. Ее актив составляют в основном публицисты, которые, пользуясь предоставленными им трибунами, свое мнение выдают за глас общественности. Теперь они открыли по театру прицельный огонь, утверждая, что реконструкция губит особняк XVIII века. Огонь достиг цели: строительные работы на Большой Никитской были приостановлены. Поразительной эта ситуация выглядит потому, что именно проект реконструкции "Геликона" был признан по результатам десятков экспертиз и комиссий, включая Росохранкультуру, примером качественного и тщательного подхода к реконструкции. Этот проект не один раз подписал даже бескомпромиссный Алексей Комеч, "святая" фигура для всей интеллигенции, выступавший всегда главным антагонистом московских перестроек.

Факт, что "Геликон" должен был вернуться по своему адресу на Большой Никитскую, ни у кого не вызывает сомнения. Театр родился здесь - в здании, которое действительно с XVIII века несло в себе традицию концертов и театральных представлений. А с 1882 года, когда Евгения Шаховская пристроила к главному дому специальное здание театра (ныне Театр имени Маяковского), эта усадьба стала одним из главных центров московской культуры. Достаточно назвать имена Шаляпина, Собинова, Элеоноры Дузе, Камерный театр Таирова, частную оперу Зимина, которые выступали здесь. Но легенду Белоколонного зала, где на трехметровой сцене Дмитрий Бертман поставил пять десятков спектаклей, продлил именно "Геликон", собиравший в лихие девяностые аншлаги наперекор всем дефолтам и гудевшим в стенах бывшей усадьбы ресторанам.

Дмитрий Бертман созвал журналистов, чтобы показать, как на самом деле, а не в интерпретации деятелей "Архнадзора" выглядит проект будущего театра, а главное - развеять лжелегенду о том, что это строительство разрушает памятник культуры. Ирония как раз и заключается в том, что проект реконструкции "Геликона" изначально рассматривался, как проект реставрации "памятника", и все согласования и экспертизы учитывали именно этот статус здания. Но позже выяснилось, что здание по Большой Никитской ул., д.19/16, не является памятником и не внесено в реестр, составленный согласно Указу Президента РФ от 20 февраля 1995 года (Указ N 176 "Об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения"). В этом документе фигурирует другое здание - по адресу: Большая Никитская ул., д. 19/13 (причем в исходном документе прописано, что это Театр "Парадиз", 1886-1917, Терской-Шехтель), то есть нынешний Театр имени Маяковского. Москомнаследие в 2009 году также подтвердило, что здание, которое реконструируется для "Геликона", не является "памятником или объектом историко-культурного значения". И именно "Геликон" проявил инициативу, чтобы это здание теперь внесли в реестр памятников. Из этого следует, что представители "Архнадзора" оперируют заведомо ложными аргументами, вводя в заблуждение общественность и правительство города. Чем это объяснить? "Это настоящая информационная война. И зря, что я сразу не стал отвечать, поскольку был уверен, что мы все делаем законно", - заметил с досадой Бертман.

Его действительно не в чем упрекнуть: проект "Геликона", разработанный одним из самых авторитетных российских архитекторов академиком Андреем Боковым, чрезвычайно корректный по отношению к старинному зданию. Главное здание, где располагается Белоколонный зал, реставрируется как памятник культурного наследия (хотя еще и не признан таковым). Здание до реконструкции было в чудовищном состоянии: черная плесень, отсутствие фундаментов (здание держалось чуть ли не на обоях). Эту отдельную колоссальную работу по укреплению фундаментов (и не только геликоновских, но и окрестных зданий) уже выполнили. Появившийся минус первый этаж (где будут располагаться гардеробы, туалеты) копали вручную, как в Древнем Египте, чтобы ничего не повредить. А так называемый флигель, уничтоженный, по мнению "Архнадзора", объект "культурного значения", оказался частью хозпостроек внутреннего двора, не имеющей никакого отношения к памятникам. Он был разобран, но по окончании работ будет снова собран, став частью декора Новой сцены. По проекту весь внутренний двор усадьбы станет Новой сценой, причем расширение территории театра задумано с максимальным тактом по отношению к старине: амфитеатр и сцена уходят под землю, а архитектурные фасады становятся внутренним убранством зрительного зала, включая роскошное, в "теремном" стиле, крыльцо, которое будет теперь театральной ложей. Патриархия сделала уже подарок "Геликону" - специальную икону, которую вмонтируют на место, где когда-то висела икона, - Георгий Победоносец на черном коне. Может, этот символ Москвы и поможет одному из самых любимых и жизнерадостных российских театров выпутаться из этой запутанной и темной по смыслам истории?

Проблема состоит в том, что на этот раз под угрозой оказался отнюдь не памятник архитектуры. Под угрозой - существование не менее ценного памятника российской культуры ХХ века, каким стал неотъемлемый от московской истории оперный театр на Большой Никитской. И разрешить эту неразрешимую дилемму может только разумный компромисс: Москву нужно оберегать, но нельзя ее лишать возможности развиваться.

Культура Театр Реконструкция здания "Геликон-оперы"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники