Новости

19.11.2010 00:00

Капризы международного масштаба

Россия не та страна, где можно пренебрегать интересами крупных инвесторов

Улучшению инвестиционного климата в стране российские власти придают первоочередное значение. Между тем все чаще мы становимся свидетелями таких событий, как конфликты между акционерами крупных российских структур, которые на инвестклимате не сказываться не могут. Ареной для очередного такого конфликта стала "Лента" - одна из крупнейших в России сетей гипермаркетов. О том, что происходит вокруг "Ленты", каковы пути разрешения конфликта и как он может повлиять на инвестиционный климат и правила игры в этой сфере, мы беседуем с представителем одного из акционеров компании, управляющим директором банка "ВТБ Капитал" Тимофеем Демченко.

Российская газета: История с сетью гипермаркетов "Лента" наделала много шума. Крупная российская компания, услугами которой люди пользуются ежедневно... И вдруг какие-то попытки смещения генерального директора, публичная перепалка. Скажите, чем руководствовался "ВТБ Капитал", становясь акционером этой компании?

Тимофей Демченко: "ВТБ Капитал" - это банк, созданный в 2008 году как инвестиционное подразделение группы ВТБ по классической модели международного инвестиционного банка. Мы создали большой, развернутый бизнес, который включает в себя все классические инвестиционные продукты. В том числе в рамках "ВТБ Капитал" существует направление прямых инвестиций, стандартное для любого международного инвестиционного банка. Цель такого бизнеса - инвестировать в частные компании, активно участвовать в их развитии и увеличивать акционерную стоимость за счет роста компании и повышения ее эффективности.

В 2009 году мы приобрели у основателя "Ленты" Олега Жеребцова чуть более 30% акций совместно с международным инвестиционным фондом TPG Capital, одним из мировых лидеров в области прямых инвестиций. Сделка имела бесспорное экономическое обоснование - "Лента" была и остается одним из лидеров отрасли, условия сделки с Олегом Жеребцовым были очень привлекательными для нас.

Покупая долю в "Ленте" в период финансового кризиса, мы, конечно, рисковали - но время показало правильность нашего решения, к данному моменту стоимость нашей инвестиции выросла в разы. И это результат не только общего восстановления российской экономики после кризиса, но и итоги работы менеджерской команды под руководством Яна Дюннинга.

РГ: Хорошо, вернемся к ситуации вокруг "Ленты". Откуда в принципе растут ноги у того конфликта, который мы сейчас наблюдаем?

Демченко: Конфликт на самом деле стародавний, тянется уже несколько лет. Можно сказать, нам он достался по наследству, поскольку зародился еще тогда, когда нас в числе акционеров не было.

Кстати, это к слову о том, кто же стоял у истоков конфликта. Если вкратце, то американский бизнесмен Август Мейер, который через компанию Svoboda Corporation владеет долей "Ленты", уже довольно давно инициировал конфликт с ее основателем Олегом Жеребцовым, у которого мы и купили наш пакет. У истоков конфликта стояло фундаментальное расхождение интересов двух групп акционеров. Олег Жеребцов, как создатель компании и ее бессменный руководитель, на протяжении многих лет был заинтересован в развитии бизнеса. Август Мейер (совместно с поддерживающими его Дмитрием Костыгиным и Сергеем Ющенко) был заинтересован в использовании ресурсов компании в личных целях. Олег Жеребцов - увлеченный мастер своего дела, долгое время игнорировал интриги Августа и считал, что главная его задача - продолжать развивать бизнес компании в интересах всех акционеров. В результате ситуация дошла до того, что в 2009 году Олег был вынужден в срочном порядке искать покупателя на свой пакет.

РГ: И что же, у ВТБ со "Свободой" отношения тоже не заладились с самого начала?

Демченко: Почему же с самого начала - мы много общались с Августом Мейером в процессе сделки с Жеребцовым, долго пытались построить взаимовыгодное сотрудничество и надеялись вместе, общими усилиями развивать компанию. К сожалению, у Августа Мейера, видимо, изначально были несколько другие цели - и в результате 27 мая три представителя Svoboda в совете директоров, несмотря на обоснованный протест пяти других директоров, без соблюдения необходимых корпоративных процедур решили снять с должности законного директора "Ленты" Яна Дюннинга и назначить своего протеже Сергея Ющенко. При том что при Дюннинге "Лента" стала лидером в российском ритейле по темпам роста сопоставимых продаж. А уже в июле Дмитрий Костыгин и Сергей Ющенко при содействии бывшего главы службы безопасности "Ленты" организовали в компании "переворот" и выставили Яна из кабинета. При этом Сергей Ющенко без одобрения совета директоров тут же назначил Костыгина на должность заместителя генерального директора и выплатил ему вознаграждение в 16 миллионов рублей только за один месяц "работы".

РГ: А были ли с вашей стороны попытки как-то урегулировать ситуацию, не доводя до открытого конфликта?

Демченко: Безусловно, были. Собственно, в течение нескольких месяцев, предшествовавших переходу конфликта в публичное поле, мы предпринимали множество попыток не дать конфликту развиться до такой стадии. Были и неформальные консультации, и попытки формальных согласительных процедур, многочисленные попытки провести заседание совета директоров, которые "Свобода" игнорировала. Хочу подчеркнуть, что мы, группа основных акционеров "Ленты" (ВТБ, TPG, ЕБРР и большинство миноритариев), владеющих совместно контрольным пакетом акций, созывали совет директоров компании 7 раз на протяжении последних 6 месяцев. Все наши попытки были проигнорированы группой Svo-boda. Возможно, потому, что именно публичный конфликт и был нужен г-нам Мейеру, Костыгину и Ющенко.

РГ: Для чего?

Демченко: Мне трудно говорить за них. Но, возможно, конечная цель в данном случае - заставить нас выкупить пакет самого г-на Мейера по завышенной цене

либо получить контроль над операционной деятельностью компании в личных интересах. "Лента" - крупный бизнес с большими денежными потоками. Как вы, возможно, знаете из многочисленных публикаций, первое, что сделали Сергей Ющенко и Дмитрий Костыгин, получив кратковременный контроль над компанией, - это выплата многомиллионных необоснованных бонусов себе и своим сторонникам.

РГ: Но все же такие вещи, как силовой захват, произошедший в сентябре, при возвращении г-на Дюннинга... Как-то не вяжутся подобные методы с именем уважаемого, да к тому же государственного банка.

Демченко: "Силовой захват" - это то, что провели Дмитрий Костыгин и Сергей Ющенко 28 июля, выставив Яна из кабинета на основании незаконных документов. А 14 сентября, несмотря на силовое сопротивление от Svoboda, Яну удалось вернуться в офис. В результате законно назначенный генеральный директор, зарегистрированный в уполномоченных органах, вернулся на свое законное место. Cуд Британских Виргинских островов, кстати, отказал Svoboda в попытке признать ничтожной решение от 6 августа, на основании которого законные права Яна как гендиректора были восстановлены. Подчеркну - восстановлены, так как у Ющенко не было законных оснований занять кабинет гендиректора в июле.

РГ: И как вы планируете урегулировать ситуацию?

Демченко: Первые шаги к этому уже сделаны - 15 октября наконец состоялось первое заседание совета директоров "Ленты" за почти полгода (несмотря на то что представители Svoboda опять проигнорировали его - оно состоялось без их присутствия, поскольку Лондонский суд признал, что Август Мейер и Дмитрий Костыгин не вправе постоянно срывать нормальный процесс управления компанией, игнорируя заседания совета). Пять директоров из семи подтвердили, что законным директором компании был Ян Дюннинг, отметили его успешную работу и приняли ряд важных решений относительно развития компании.

Мы понимаем, что принципиальное разрешение ситуации может быть достигнуто только в результате переговоров сторон, заинтересованных в развитии компании. Именно поэтому кроме приглашения представителей Svoboda на заседания совета директоров мы также пытались наладить диалог по поиску кандидата нового генерального директора, который бы устроил и нас (ВТБ, TPG, ЕБРР и большинство миноритарных акционеров), и Svoboda. Но, похоже, представители Svoboda окончательно избрали конфронтационный путь: они отказываются под разными предлогами вести разговор даже на эту тему.

РГ: В конце октября стало известно об отставке теперь уже бывшего гендиректора "Ленты" Яна Дюннинга. В чем причина этой отставки в столь сложный для компании момент? Не считаете ли вы, что смена генерального директора только усугубит и без того непростую ситуацию?

Демченко: Контракт г-на Дюннинга изначально был ограничен 31 октября нынешнего года. И по мере того как дата приближалась, мы все чаще задавались вопросом - как же поступить? Акционерным соглашением со Svoboda предусмотрено, что мы должны согласовать контракт с генеральным директором с ними. Мы консультировались с самим г-ном Дюннингом, с которым у большинства акционеров полное взаимопонимание. И мы были готовы к консультациям со Svoboda, неоднократно ставя этот вопрос в повестку дня совета директоров компании. Но представители г-на Мейера, к сожалению, работу совета игнорировали и продолжают игнорировать.

Поэтому мы вместе с г-ном Дюннингом остановились на непростом, но, уверен, правильном решении - соблюсти условия акционерного соглашения со Svoboda, не продлевать его контракт, что должно было стать сигналом для этой компании, что мы не на словах, а на деле готовы инициировать поиск всеми акционерами нового управляющего. Это снова подчеркнуло наш конструктивный подход к поиску компромисса со Svoboda в интересах стабильного развития всей компании. Компания в течение переходного периода будет в надежных руках квалифицированной команды менеджеров, которую сформировал Ян.

При этом, как было заявлено, Ян, очень многое сделавший на своем посту и сумевший резко ускорить развитие компании, останется бизнес-консультантом в "Ленте". Это способ сохранить успешную команду топ-менеджеров, при этом открывая новые возможности для урегулирования ситуации в целом. К сожалению, даже в этих условиях Svoboda и не думает идти на конструктивный разговор о выборе нового генерального директора "Ленты". Видимо, им явно не хочется вступать в диалог, ведь придется объяснять необоснованные финансовые траты во время незаконного пребывания Сергея Ющенко в кресле главы компании.

РГ: Вопрос ближе к завершению нашего разговора: каким вы видите влияние конфликта на инвестиционный климат в России?

Демченко: Конечно, подобный конфликт не может не влиять на восприятие России на международном инвестиционном рынке. TPG Capital и Европейский банк реконструкции и развития - крупнейшие международные инвестиционные учреждения, подобные организации задают "вектор мышления" международного инвестиционного сообщества.

В то же время для инвестиционного сообщества роли сторон в ситуации относительно "Ленты" очевидны.

С одной стороны, конфликт последовательно провоцируется в течение уже более четырех лет американским частным инвестором Августом Мейером (при содействии Дмитрия Костыгина - гражданина Федерации Сент-Киттс и Невис) с целью получить контроль над компанией. "Жертвой" этого бизнесмена уже стал российский предприниматель Олег Жеребцов, человек, который создал "Ленту" с нуля и развил ее до уровня одной из крупнейших розничных сетей в России. Теперь же Август Мейер применяет аналогичную тактику против российского государственного банка и крупнейших международных институциональных инвесторов с безупречной репутацией в лице Европейского банка реконструкции и развития (крупнейший по объему инвестиций в частные компании на территории России и СНГ) и одного из крупнейших в мире международных инвестиционных фондов TPG Capital.

Роль "ВТБ Капитала" в сделках, подобных инвестиции в "Ленту", - не только получение прибыли в интересах государства, как основного акционера ВТБ, но и прямые инвестиции в реальный сектор российской экономики, привлечение в Россию влиятельных, респектабельных международных инвесторов (таких как TPG и ЕБРР) и содействие созданию в России благоприятного инвестиционного климата.

"ВТБ Капитал" считает необходимым твердо отстаивать интересы "Ленты", ее акционеров и нашего государства, которое заинтересовано в том, чтобы в стране защищались интересы серьезных международных инвесторов и чтобы Россию не воспринимали как место, где права акционеров может по своему усмотрению нарушать группа частных лиц, действующих в собственных интересах. И крупнейшие представители международного инвестиционного сообщества (в лице TPG и ЕБРР) неоднократно заявляли о полной поддержке нас в этой важной роли.