Новости

19.11.2010 00:30
Рубрика: Власть

Акт высшей справедливости

К 65-летию Нюрнбергского процесса
Текст: Сергей Миронов (Председатель Совета Федерации, Председатель партии "Справедливая Россия")

Бывают в истории события, быстро тускнеющие от времени и остающиеся лишь строчками в архивных документах. Но бывают и такие, которые, словно ярким прожектором, светят из прошлого в настоящее, не утрачивая своей значимости и сохраняя огромное влияние на мировое развитие.

Нюрнбергский судебный процесс над главными нацистскими преступниками, начавшийся 65 лет назад 20 ноября 1945 года, несомненно, из этого ряда.

Наследие, не теряющее актуальности

Это был настоящий суд народов. На волне победного единения страны антигитлеровской коалиции и те, кто их поддерживал, закрепили военный разгром фашизма разгромом юридическим и создали уникальные правовые прецеденты. Впервые в истории факт развязывания агрессии был признан преступным. Впервые было сформулировано понятие "преступление против человечности". Впервые был опровергнут средневековый постулат "короли подсудны лишь Богу" и создан прецедент подсудности первых лиц государства полномочному органу международной юстиции.

Можно представить, каким все это было шоком для Геринга, Гесса, Риббентропа, Кейтеля и прочих их подельников. Мнили себя властителями мира, а оказались на жестких скамьях подсудимых. Вся верхушка Третьего рейха, за исключением покончивших с собой Гитлера, Гиммлера и Геббельса, была призвана к ответу. Причем, в городе, который считался их идеологической цитаделью. Там, где проводились все съезды национал-социалистов. Даже в этом факте содержалась яркая символика. Но еще более важно и значимо то, что Нюрнбергский процесс был организован по всем канонам правосудия.

Конечно, нацистским главарям и их адвокатам очень хотелось бы снизить значение происходящего в Нюрнберге. Геринг, в частности, заявлял, что это, дескать, обычная расправа победителей над побежденными. Но сам ход и атмосфера процесса были лучшим опровержением. Все заседания Международный военный трибунал проводил исключительно в открытом режиме. Безупречной была доказательная база. В речах обвинителей от СССР, США, Великобритании, Франции не содержалось ни единого факта, который не подтверждался бы свидетельскими показаниями и документами. Процессуальные права подсудимых соблюдались подчеркнуто пунктуально. Нацистских главарей защищали 27 маститых адвокатов с огромным штатом помощников. Им предоставили все возможности для изложения аргументов. Достаточно сказать, что, если предъявление обвинения заняло 74 дня, то доводы защиты трибунал выслушивал более четырех с половиной месяцев.

Ну и наконец - приговор. Он ведь тоже показал, что правосудие не было формальным и ничего заранее не предрешалось. Да, советскую сторону не устроило то, что лишь 11 подсудимых из 21 приговорили к смертной казни, а троих вообще оправдали. Член трибунала от СССР И.Т. Никитченко внес по этому поводу особое мнение. Что и говорить, нацистские палачи заслуживали самой суровой кары. Некоторым не одной, а миллиона смертных казней было бы мало. Но все же для истории то, как решились судьбы отдельных нюрнбергских фигурантов, лишь частность. Для истории куда важнее иное: в Нюрнберге была убедительно подтверждена легитимность итогов Второй мировой войны. И подтверждено это было демократическими, правовыми методами.

Фашизм и терроризм

Конечно, было бы наивно ожидать, что после Нюрнберга мир разом переменится. Мы знаем, как драматично складывалось послевоенное развитие: "холодная война", гонка вооружений. Было всякое: и реваншистские рецидивы, и попытки конъюнктурно мыслящих политиков представить Нюрнбергский процесс "фатальной ошибкой". Мир, увы, не избавился от острых противоречий, войн и конфликтов. Но тем не менее международно-правовые нормы, выработанные в Нюрнберге, оправдали себя. Именно на них держался весь послевоенный миропорядок, кодекс поведения государств, важнейшие международные институты, включая ООН. Что бы ни говорили о несовершенстве всей этой системы, но она смогла удержать мир от новых глобальных катастроф, и самое главное - от ядерной войны.

Ну а сегодня впору говорить о новой актуальности и востребованности нюрнбергских решений и принципов. Мир стремительно меняется. Перед человечеством встают новые вызовы и новые угрозы. Одна из самых опасных - угроза международного терроризма. У этого страшного явления, быстро набравшего глобальный размах, много схожих черт с фашистским террором. То же игнорирование международного права, та же бесчеловечная жестокость, массовость жертв, непредсказуемость атак, от которых не застрахованы даже самые сильные и развитые страны. Мировое сообщество перед лицом террористической угрозы пока выглядит разрозненным, противодействует ей как бы растопыренными пальцами. Крайне мешают двойные стандарты. Хотя терроризм опасен во всех своих проявлениях, кое-кто упорно пытается делить террористов на "хороших" и "плохих", на тех, кого надо обезвреживать и кого якобы можно привечать, приближать, гласно или негласно поддерживать.

Вся эта ситуация очень напоминает предвоенные "маневры" западных политиков и сталинского режима, когда каждый пытался по-своему выстроить отношения с Гитлером, пусть и в ущерб общей системе безопасности. Известно, чем все кончилось. Так зачем повторять старые ошибки? Ведь история предоставляет в распоряжение совсем иной опыт, показывающий, что даже страны с разными идеологическими, политическими и экономическими системами могут договариваться и действовать в рамках единой коалиции.

Нюрнбергский процесс дает массу поучительных уроков на этот счет. Успех его предопределила скоординированная работа организаторов. На основе консенсуса они выработали Устав Международного трибунала и обвинительное заключение. Совместно до мелочей была продумана процессуальная тактика. При этом заранее удалось достичь договоренностей о так называемых нежелательных темах. Позади осталась страшная война, из которой никто не вышел в "белых одеждах". На совести одних - грех позорного Мюнхенского соглашения, дотла разрушенный Дрезден, Хиросима и Нагасаки. На совести других - пакт Молотова-Риббентропа и Катынь. Стоило союзникам втянуться в полемику о взаимных прегрешениях, пошли бы такие трещины и разломы, в которые весь процесс мог провалиться с треском. К чести членов Международного трибунала даже после фултонской речи Черчилля, накалившей обстановку в мире, они не отклонились от генеральной линии. Достигнутые договоренности четко соблюдались. Характерен, к примеру, такой эпизод. Когда адвокаты нацистов затеяли было разыгрывать тему роли Запада в предвоенном усилении гитлеровского режима, тут же встал главный обвинитель от СССР Р.А. Руденко и заявил протест. То же самое не раз делали и западные коллеги, не давая увести процесс в сторону от сути обвинения.

Убежден: когда-нибудь точно так же, как судили фашистов, объединенные нации будут судить за злодеяния главарей международной террористической сети. Но, чтобы прийти к этому, надо научиться подниматься над своими собственными обидами, претензиями и противоречиями во имя главного - победы и справедливого возмездия общему врагу.

Взгляд в бездну

Многочисленные преступления, выявленные и обнародованные в ходе Нюрнбергского процесса, поражают воображение. Наверное, все, что только можно изобрести антигуманного, античеловеческого, было включено в арсенал фашистов. Тут и варварские методы ведения войны, и угоны в рабство населения оккупированных территорий, и жестокое обращение с военнопленными, и целенаправленное стирание с лица земли целых городов и деревень, и изощренные технологии массового уничтожения. Мир потрясли озвученные в ходе процесса факты об изуверских опытах над людьми, об использовании спецпрепаратов умерщвления "Циклон А" и "Циклон Б", о так назывемых душегубках-газенвагенах, газовых "банях", мощных кремационных печах. Нацистские изверги создали целую "индустрию смерти". Лагерь смерти в Освенциме, к примеру, был рассчитан на истребление 30 тыс. человек в день, Треблинка - на 25 тыс., Собибур - на 22 тыс. и т.д. Всего же через систему концлагерей и лагерей смерти прошли 18 млн человек, около 11 млн из которых были зверски уничтожены.

И такого рода убийственных фактов, цифр, описаний, подробностей - тысячи страниц, десятки томов. Непросто укладывать в сознании подобную информацию. Смотреть в бездну, в которой могло сгинуть человечество, тревожно и страшно. Но это необходимо, потому что нюрнбергские уроки касаются не только политиков, историков, дипломатов, юристов. Они касаются каждого образованного и нравственного человека, живущего в ХХI веке.

Академик Д.С. Лихачев в свое время сказал очень емкую фразу: "Без памяти нет совести". Это действительно так. И если мы хотим заложить в наших детей и внуков уважение к истории, то это можно сделать только на основе всей правды об исторических событиях, в том числе самой горькой. Нельзя воспитать гордость за Великую Победу, упирая лишь на героические страницы, но умалчивая или недоговаривая о трагедии миллионов, о страшных масштабах жертв и разрушений, причиненных фашистскими варварами.

В этом плане глубоко неправильным и аморальным было то, что в СССР материалы Нюрнбергского процесса так и не опубликовали в полном объеме. Значительную часть их засекретили "по идеологическим соображениям", и это не принесло пользы духовному и нравственному здоровью общества. Сейчас архивы открыты, любая информация доступна. Тем не менее нельзя сказать, что и мы в новой России преуспели в информационно-просветительской работе по данной проблематике, что государство и общество эффективно противодействуют проявлениям фашизма, экстремизма, ксенофобии.

Как ни прискорбно, в стране, внесшей наибольший вклад в разгром фашизма, имеют место постыдные эксцессы, связанные с деятельностью профашистских молодежных организаций, популяризацией нацистской символики, преступлениями на этической почве. Откуда это берется? Что движет молодыми отморозками, которые с криком "Слава России!" вздымают руку в нацистском приветствии? Убеждения? Нет. Как правило, тут лишь тупой, подражательский инстинкт дикаря, которому в свое время не объяснили основополагающих вещей. Видимо, ни дома, ни в школе, ни по телевизору эти индивидуумы не имели возможности услышать, что нацисты считали русских и другие славянские народы "низшей расой", в отношении которых следовало применять "технику обезлюживания". Видимо, им невдомек, что их "кумиры" намеривались уничтожить после войны 30 миллионов славян. И это плюс к тем колоссальным жертвам, которые уже были понесены народами СССР и других стран.

Я считаю, нам сегодня надо внимательно проанализировать школьные и вузовские программы. Посмотреть, какое место в них занимают антифашистская тематика, ознакомление с трагическими страницами Второй мировой войны, в том числе с материалами Нюрнбергского процесса. Стоит подумать о современных методиках, которые позволяли бы преподносить эти материалы молодежи не просто в виде некой формальной суммы сведений, а как важнейший элемент правовой и нравственной культуры, как прививку от человеконенавистнических теорий и идей.

Надо проанализировать и то, как работают в этом направлении наши СМИ, в особенности телевидение. Тут тоже есть вопросы. Взять такой факт: американцы несколько лет назад сняли телесериал "Нюрнберг". За основу сюжета была взята судьба бывшего члена Международного трибунала от США Р. Джексона. Фильм по-своему интересный, имевший зрительский успех, но это сугубо американский взгляд на события. А где же наш российский ответ? Да, художественно или публицистически осмысливать нюрнбергскую эпопею непросто. Это вам не примитивный криминальный сериал снять. Тут - колоссальной силы драматургия, написанная самой жизнью. Но, если люди с талантом и гражданской позицией взялись бы за освоение этой темы, наверняка могло бы родиться яркое произведение, будоражащее совесть и укрепляющее историческую память. Общество очень нуждается в этом.

Бастион правды

И еще об одном важном аспекте следует сказать особо. Наследие Нюрнберга - лучшее оружие против разного рода фальсификаторов истории. К сожалению, в последнее время желающих переписывать ее, менять оценки событий Второй мировой развелось немало. Кому-то хочется принизить нашу Великую Победу. Кто-то путем исторических спекуляций пытается решать конъюнктурные политические задачи. Кто-то движим некими национальными комплексами и надеется, поменяв плюс на минус, сотворить из бывших преступников героев, из национального позора - национальную гордость.

Мотивы разные, но истоки одни. Если проинвентаризировать все "ходовые" темы фальсификаций и внимательно перечитать материалы Нюрнбергского трибунала, то мы увидим поразительные параллели. Взять, к примеру, активно муссируемую в последнее время тему о якобы равной вине фашистской Германии и СССР за развязывание Второй мировой войны. Это что, новая идея? Ни в коей мере. Ее изобрели гитлеровские адвокаты в Нюрнберге, пытавшиеся демагогией о "смешанной ответственности" прикрыть подзащитных. Тогда же это было убедительно развенчано и отвергнуто Международным трибуналом.

То же самое можно сказать и о попытках, предпринимаемых некоторыми деятелями, представить дело так, что нападение гитлеровцев на СССР 22 июня 1941 года было не агрессией, а "превентивным ударом". Дескать, Гитлер ничего такого не замышлял, но Сталин и его генералы своими военными приготовлениями вынудили действовать на упреждение. Но ведь эта ложь тоже опровергнута нюрнбергским приговором. Там черным по белому записано: нападение на СССР - "явная агрессия, совершенная без тени законного оправдания". И это не голословная фраза: она подтверждена документами и свидетельскими показаниями. В том числе фельд маршала Паулюса, лично руководившего разработкой плана "Барбаросса".

Материалы Нюрнбергского процесса разрушают и аргументы тех, кто пытается сегодня обелять и даже героизировать бывших эсэсовцев. Особенно усердствуют тут власти Латвии и Эстонии, с санкции которых регулярно проводятся марши и другие акции бывших легионеров СС. В качестве оправдания наводится тень на плетень: мол, на службе у Гитлера эти люди оказались "в силу исторических обстоятельств", а на самом деле они только и мечтали о национальном освобождении своих стран. Но нюрнбергский приговор категоричен: все организации СС (а также СД и гестапо) были объявлены преступными. Причем для тех, кто служил в них, никакие сроки давности по ответственности за преступления не предусмотрены, и национальным судам право их оправдания не дано. Исключений здесь нет и быть не может, потому что нельзя быть эсэсовцем наполовину. Этим старичкам не марши по улицам Риги и Таллина надо проводить, а сидеть дома и отмаливать грехи.

Нюрнбергский процесс - незыблемый бастион правды о войне. И нам надо чаще напоминать об этом. Нельзя позволять тем, кто мечтает о реабилитации фашизма, безнаказанно заниматься спекуляциями, вводить в заблуждение общественность. Иначе они начинают наглеть и пускаются на совсем уж циничные и коварные дела. К таковым я отношу, в частности, "дело Кононова", которое 12 лет раскручивали латвийские власти. 12 лет ложных обвинений и юридической эквилибристики! И все ради того, чтобы создать своего рода маленький Антинюрнберг, осудить бывшего советского партизана В.М. Кононова за борьбу против пособников нацистов. Причем осудить по законам, принятым через десятилетия после рассматриваемых событий. К огромному сожалению, в этот позорный фарс оказались втянуты еще и судьи Большой палаты Европейского суда по правам человека, не сумевшие разобраться в коллизиях дела и пошедшие на поводу у политиканов.

Россия должна занимать тут жесткую позицию. Нужно инициировать такие международно-правовые решения, которые раз и навсегда исключили бы повторение подобных ситуаций. Люди, сражавшиеся с нацистами и их пособниками, выполнявшие в годы войны задачи в интересах антигитлеровской коалиции, должны быть надежно защищены в правовом отношении.

Надо развивать и механизмы защиты самих нюрнбергских решений. Тем более прецеденты для этого есть. В 2007 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, осуждающую отрицание Холокоста как исторического факта. В ряде стран приняты законы, предусматривающие даже уголовную ответственность за это. Полагаю, это правильно. Мы должны склонять головы перед памятью 6 миллионов жертв еврейского народа. В то же время не стоит забывать, что Холокост - только часть злодеяний нацистов. Нюрнбергские решения целостны и неделимы. И было бы справедливо и правомерно распространить аналогичные подходы ко всем видам преступлений, квалифицированных Международным трибуналом. Их тоже никто не смеет отрицать. Считаю, что именно у России, как правопреемницы СССР, понесшего самые большие жертвы в годы войны, есть все основания выступить с такой инициативой в ООН и других международных организациях.

В 1945-м Советский Союз и его союзники по антигитлеровской коалиции сумели выкорчевать чудовищное древо фашизма. Корни его уничтожены, но вот семена, увы, разлетелись по миру, пуская порой ядовитые ростки. Фашизм коварен и многолик. И пока нет гарантии, что в нашем неспокойном мире никогда не родится в том или ином виде новый монстр, обуянный безумными античеловеческими идеями. Нам, живущим в ХХI веке, мечтается об эпохе добра и справедливости, о гармоничном и безопасном мироустройсте, основанном на торжестве международного права. Но за это еще надо бороться и бороться. И как тут не вспомнить щемящую строку из известной песни "Бухенвальдский набат": "Люди мира, будьте зорче втрое: берегите мир!" Именно так - громким, тревожным набатом стучит в наши сердца память о жертвах войны. Именно этому учит суровая правда Нюрнберга.

Власть Позиция Общество История Законодательная власть Совет Федерации Вторая мировая война Прямая речь