Новости

30.11.2010 00:00

На мелком месте

Марина Селиверстова: Условия на Волге экстремальные, но не катастрофические

Экологическая катастрофа на Волге - горячая тема средств массовой информации. Якобы река превращается в болото из-за критического понижения уровня воды в Куйбышевском водохранилище.

Так ли опасна ситуация и как обмеление водохранилища скажется на экономике регионов, располагающихся на Средней и Нижней Волге, мы решили выяснить у руководителя Росводресурсов Марины Селиверстовой. В беседе принял участие и эксперт в области регулирования режимов работы водохранилищ - директор ФГУП "Центр регистра и кадастра" Росводресурсов Сергей Беднарук.

Российская бизнес-газета: Марина Валерьевна, насколько все-таки распространяемая информация о катастрофической водохозяйственной обстановке на Куйбышевском водохранилище соответствует действительности?

Марина Селиверстова: Чтобы дать читателям возможность самим разобраться, приведу ряд цифр и аргументов, объективно характеризующих ситуацию. Водохозяйственная обстановка - как в зоне Куйбышевского водохранилища, так и в целом по Волжско-Камскому каскаду водохранилищ, в части уровней и запасов воды в водохранилищах, а также попусков воды из них, полностью соответствует проектным показателям, требованиям и ограничениям действующих правил использования водных ресурсов водохранилищ для сложившихся в течение 2010 года гидрометеорологических условий.

А условия сложились экстремальные. 2010 год войдет в историю как один из пяти наиболее засушливых лет за весь период существования каскада водохранилищ на Волге начиная с 1959 года. Суммарный годовой приток воды в водохранилища каскада в этом году будет на 55-57 кубокилометров меньше средней величины за указанный период.

Более низкий суммарный приток воды за год наблюдался только в 1967, 1973, 1975 и 1996 годах.

Ситуация является абсолютно управляемой и не может характеризоваться как катастрофическая.

Дело в том, что последние два десятилетия минимальные уровни воды в водохранилищах каскада и попуски воды из них в среднем были заметно выше, чем допускается в качестве минимальных гарантированных проектом и правилами использования водохранилищ. К этому привыкли, стали считать такое положение нормой. Это позволяло еще и "экономить" на различных эксплуатационных и даже капитальных мероприятиях, необходимых для поддержания водохозяйственной и водоохранной инфраструктуры в надлежащем техническом состоянии.

Но после 2005 года в гидрологической обстановке произошли изменения, стали наблюдаться явные признаки наступления маловодного периода. Возникла необходимость большего использования полезного объема, дополнительного снижения уровней воды водохранилищ и уменьшения попусков воды из них в отдельные периоды года (в пределах, предусмотренных проектом и правилами). Вероятно, все это и вылилось в разговоры об "экологической катастрофе".

РБГ: Все-таки давайте разберемся, что считать экологической катастрофой? Какими должны быть уровни воды в водохранилище?

Селиверстова: Современное российское законодательство понятия "экологическая катастрофа" не содержит. Для справки: в рекомендациях Росгидромета говорится, что под "экологической катастрофой понимается экологическое неблагополучие, характеризующееся глубокими необратимыми изменениями окружающей среды. Действительно, есть факт - понизились уровни воды в водохранилище и на устьевых участках рек впадающих в него, оголилась береговая полоса, угнетена часть водной фауны и флоры. Насколько это необратимо? Эти явления, как показывают наблюдения, носят временный характер.

Но никто не задавался вопросом, что было бы при отсутствии водохранилищ в условиях маловодья или засухи, когда по причине нехватки объемов воды миллионы людей остались бы без воды для питьевых и хозяйственных нужд. В моем понимании такая ситуация больше отвечает признакам катастрофы.

Сергей Беднарук: В действительности же сработка водохранилищ обнажила катастрофическое состояние их берегов - результат многолетнего нашего общего безответственного отношения к сохранению водных объектов.

РБГ: Но нельзя ли было обойтись без снижения уровня того же Куйбышевского водохранилища?

Селиверстова: Простой пример - у вас полная чашка воды и нужно напоить ею всех домочадцев. Всем по глотку и чашка почти пуста. Уровень изменился? Долить можно, если есть чем и откуда. Так и в каскаде водохранилищ. Несмотря на самый низкий за последние 15 лет приток, в этом году водохранилища каскада выполнили и продолжают выполнять свои задачи по гарантированному обеспечению условий (подчеркну - условий!) водопользования.

Весной, в период половодья, были созданы необходимые запасы воды в водохранилищах. В частности, полезный объем Куйбышевского водохранилища к началу лета был заполнен на 79% (в ходе весеннего половодья он заполнялся и на 100%). 11% были потрачены на выполнение ежегодного специального весеннего попуска в низовья Волги, в основном в интересах сельского и рыбного хозяйства по установленному графику.

В течение исключительно жаркого лета 2010 года накопленные запасы постепенно и максимально экономно расходовались для обеспечения водоснабжения, судоходства, сельского хозяйства, поддержания благоприятной санитарной и экологической обстановки на всей Нижней Волге до Каспийского моря. В результате к настоящему времени запасы воды в Куйбышевском водохранилище снизились до 37% его полезного объема, а уровни воды в нем - до минимальных отметок, регламентированных правилами, по условиям судоходства (навигация на Волге завершается в ноябре).

Таким образом, в течение наиболее маловодных пяти месяцев этого года в условиях практически полного отсутствия притока водохранилища каскада смогли обеспечить условия водопользования в гарантированных величинах, в результате чего и произошло снижение уровней воды в них.

РБГ: Из-за маловодья лимиты для водопользователей были сокращены?

Селиверстова: Несмотря на засуху, ни один лимит не был пересмотрен. Все они были удовлетворены в полном объеме.

РБГ: Получается, что даже в условиях засушливого лета все сработало так, как и должно быть...

Селиверстова: Отчасти. Если судить по отзывам населения и средствам массовой информации - не совсем все. Не сработала так, как должна была сработать, инфраструктура, обеспечивающая подачу воды непосредственно населению, а также органы, ответственные за ее надлежащую эксплуатацию.

Беднарук: Все дело в ненадлежащем техническом состоянии водозаборных сооружений, водопроводящих трактов и сетей.

В некоторых регионах видимо считают, зачем чистить, ремонтировать - тратить средства. Проще надавить сверху - и дадут воды столько, сколько нужно, фактически для покрытия результатов собственной бездеятельности.

РБГ: Почему о проблеме в Волжском бассейне заговорили сейчас, практически зимой?

Селиверстова: О реальных проблемах агентство говорит уже не первый год, в том числе и в СМИ. Вы помните, что еще в конце июля в вашей газете мы говорили о напряженной обстановке на Волжско-Камском каскаде, о том, что принято решение об ужесточении режимов работы гидроузлов в целях экономии водных ресурсов. Предупреждали и о том, что режимы экономии осложнят работу водозаборных сооружений в регионах, не подготовленных надлежащим образом к работе в условиях пониженной (относительно прошлых лет) водности, с которыми мы все столкнулись в этом году. К сожалению, наши предупреждения не всеми были услышаны.

"Цыплят по осени считают" - тот, кто своевременно выполнил все необходимые мероприятия, работает устойчиво, бесперебойно обеспечивая водой и население, и объекты экономики, независимо от гидрологических условий. А кто-то "сэкономил" и пытается продолжать "экономить", требуя на покрытие своей "экономности" или нерасторопности дополнительных объемов воды . А вода до наступления половодья 2011 года может быть предоставлена только в ущерб тем, кто живет ниже по течению. Такая "экономия" превращается в перебои в водоснабжении, снижение качества предоставляемых услуг и, как следствие, в экстренные финансовые затраты.

РБГ: Как обмеление водохранилища сказалось и еще может сказаться на экономике регионов, находящихся на Средней и Нижней Волге?

Селиверстова: Обмеления водохранилищ нет. Уровни воды во всех водохранилищах находятся в пределах отметок , установленных правилами для этого периода года.

Что касается наличия и доступности объемов воды в водохранилищах для целей водоснабжения, то ситуация является штатной и не должна отразиться на экономике регионов. Воды гарантированно хватит для водообеспечения. Возможное увеличение затрат в отдельных регионах на водоподъем воды для систем водоснабжения может быть только следствием несвоевременного выполнения обязательных эксплуатационных мероприятий.

Этой зимой будут, вероятно, введены ограничения только на использование всего полезного объема водохранилищ для гидроэнергетики. В этом случае будет снижена зимняя выработка электроэнергии на ГЭС каскада примерно четверть по сравнению с прошлой зимой, что вызовет необходимость дополнительной загрузки мощностей тепловых и атомных электростанций.

Справка

Волжско-Камский каскад водохранилищ состоит из 11 водохранилищ общей полезной емкостью 80 кубокилометров. Водохранилища каскада обеспечивают условия устойчивого водоснабжения населения, промышленности и сельского хозяйства, судоходства, выработки электроэнергии на гидроэлектростанциях, ведения рыбного хозяйства, предупреждения наводнений в бассейне реки Волги на территории 21 субъекта Российской Федерации.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники