Новости

03.12.2010 00:20
Рубрика: Культура

Дядя Ваня и девушка Соня

Завершились гастроли Александринского театра в Москве

"Гамлет", "Дядя Ваня", "Изотов" - из трех названий по крайней мере от двух ожидать чего-либо кардинально нового редко приходится.

Как не надейся, какие бы метаморфозы с героями ни происходили и на какие бы лады про них ни рассказывали и ни трактовали их привычные поступки и побуждения. И тем не менее. Александринскому театру удалось стать исключением из обыденности правил. Хотя бы потому, что все на его сцене происходящее, как правило, - исключительный случай.

Три премьеры Александринского театра, показанные в ноябре в Москве фестивалем "Золотая маска" еще до официального оглашения полного списка номинантов на национальную театральную премию следующего года, обозначили настолько разные векторы развития старейшего петербургского театра, что, если не обращать внимания на афишу, можно было бы предположить, что в Москву пожаловали сразу три, а не один театр. Со своей принципиальной режиссерской стилистикой. Со своим персональным художественным мироощущением. Если хотите, со своим остро индивидуальным подходом к человеку вообще и к каноническим персонажам пьес в частности.

На "Гамлете" Валерий Фокин преподал мастер-класс, как совершенно не мудрствуя лукаво можно взять за горло публику и заставить ее едва дышать. И это не всхлип восторженного пафоса в адрес моего давно любимого театрального режиссера, а слова искреннего сочувствия первым рядам партера, оказавшимся будто на арене цирка прямыми участниками номера с хищниками, во время которого служители напрочь забыли о безопасности и обошлись без ограждающих решеток. Валерий Фокин в первых же сценах "Гамлета" берет зал "на испуг" - выводит на сцену двух особо крупных овчарок (размером с теленка каждая) и заставляет их в метре от краев сцены наблюдать за происходящим. Без намордников и иногда даже без поводков. Его режиссерскому замыслу овчарки подчиняются идеально, но кто знает, что им в следующее мгновение возьмет и не понравится? Случайный шорох в зрительном зале, бои без правил, в которые превратилась история с Гамлетом, на сцене или вообще в жизни? (Мол, если люди уже не в состоянии ничего держать под контролем и даже границы собственного бытия воспринимают мерцающими бликами, то хотя бы звери должны следить за порядком?) Про обоснованность и мотивированность такого приема еще будет возможность ближе к "Золотой маске" в ее контексте и вне такового рассказать отдельно, пока же - пунктиром - про другие сюрпризы, которые приготовил Александринский театр.

"Изотов" в постановке Андрея Могучего по мотивам пьесы Михаила Дурненкова учил (с огромной и бесценной помощью автора сценографии и видеографики Александра Шишкина) строить из окружающей действительности такие декорации, какие только душе ежесекундно требовались. И, что самое удивительное, константная объективная реальность начинала подлаживаться к изменениям настроения, точно все вокруг - миражи и материализованные фантазии. Захотелось человеку выбраться из Москвы и попасть в некий заповедник, где он может быть самим собой, - и обстоятельства складываются таким образом, что судьба дарит ему столь роскошный подарок, и он, во-первых, добирается до своей родины, а во-вторых, остается там навсегда. Захотелось ему оборвать одиночество - и появляется прекрасное создание с милой наружностью, готовое обрушить на его голову кучу собственных дамских проблем, успевай только их решать. Захотелось увидеться с теми людьми, с которыми в этом мире общение возможно только в одностороннем формате воспоминаний, - и границы памяти разверзлись, осталось только самому определиться: на самом деле ты с теми, кто уже там, или с теми, кто еще здесь?..

Сложнее обстояли дела с "Дядей Ваней" режиссера Андрея Щербана. Там, получается, по задумке режиссера или вопреки его воле, мало кому вообще что бы то ни было хочется. И самым страдающим "центровым" персонажем становится вовсе не дядя Ваня, покоряющий всех своей негромкой смиренностью, а Соня, его некрасивая (по тексту) племянница в исполнении явной молодой звезды Александринки Янины Лакобы, оказавшаяся ярче и живее многих "сонь", кочующих из спектакля в спектакль от одного дяди Вани к другому. Войдет ли ее имя в список номинантов "Золотой маски" с этой ролью, окончательно станет известно уже в декабре. Но горы комплиментов и массу похвал она явно уже заслужила.