Новости

06.12.2010 00:15
Рубрика: Культура

В поисках утраченного

В Большом театре спели "Вишневый сад"

Концертную премьеру оперной партитуры, написанной французским композитором Филиппом Фенелоном по мотивам чеховского "Вишневого сада", представили на Новой сцене Большого театра России.

Собственно, по заказу Парижской Оперы "чеховская" партитура и появилась на свет. Фенелон, ученик Оливье Мессиана, написавший уже шесть опер на литературные сюжеты, среди которых "Фауст", "Саламбо", "Воображаемый рыцарь" по Сервантесу, обратился к Чехову, показавшемуся ему созвучным собственной, почти прустовской рефлексии, разделяющей мир внешней жизни и глубинное пространство подсознания. И среди прочих архетипов устойчивым для него стал образ утраченной красоты, та интонация, что сущностно связана с "памятью" о Рае.

Отсюда и выбор пьесы - "Вишневый сад", где сам Чехов создает образ Рая-Сада: там "птицы поют", "белые массы цветов, голубое небо". Потому и материалом оперы оказался не сам сюжет "Вишневого сада", а один акт - вечер в гостиной Раневской, где, как гром среди ясного неба, звучит страшная фраза: "Вишневый сад продан!"

Именно с этих напористых слов Лопахина, изгоняющих "Любу" (Раневскую) и "Леню" (Гаева) вместе с домочадцами из "рая", начинает Фенелон свою партитуру, раскручивая после Пролога в 12 сценах и Эпилоге даже не историю, а серию психоаналитических портретов обитателей Сада-Рая. Перелопатить чеховский текст Фенелону помог либреттист Алексей Парин, умело сконцентрировавший в монологах персонажей "человеческие истории", разбросанные по четырем действиям, прослоивший чеховскую материю поэтическими цитатами, но и присочинивший порядочную часть - от монолога умершего Гриши и "откровений" в рассказах Лопахина, Шарлотты, Вари или Лени до неожиданной "сюжетной" коллизии, приписывающей Раневской роман с лакеем Яшей. Конечно, корректнее бы называть оперу - "по мотивам "Вишневого сада".

Надо заметить, что, несмотря на привычный для нашей публики исход во время исполнения современных сочинений, "Вишневый сад" все-таки показался интересным для оставшейся части зала.

Итальянский дирижер Тито Чеккерини смог убедительно раскрыть акустические особенности партитуры: сложный баланс двух оркестровых составов - в яме и на сцене (образ "еврейского" оркестра в чеховской пьесе), демонстративную игру тембрами, наслаивание разнородных звуковых материй - гротесковых приплясывающих ритмов и воздушных песнопений женского хора, танцевальных мотивов вальсов и полек и сухого авангарда в духе 70-х годов, сложную полиритмию, в которую буквально врезались солисты на сцене. Это десять персонажей "Вишневого сада", отобранных композитором и либреттистом.

В партиях детей Раневской - Ани и утопленника Гриши органично для столь сложного музыкального текста показали себя участники Молодежной оперной программы Ульяна Алексюк и Александра Кадурина. Харизматичной Дуняшей оказалась Евгения Сегенюк с подчеркнуто грубоватой краской голоса, взнервленной, кающейся в своем грехе - "любви" - Анастасия Москвина в партии Любы. Меццо Ксения Вязникова в роли Фирса точно попала в "медленное" состояние старика, который в опере стал своего рода "Пименом" семейства.

В Эпилоге обитатели "Вишневого сада" так и не услышали звуки лопахинского "топора", они устроили в утраченном Саду беззаботную игру "в прятки". Там, в далеком и прекрасном, и остались.

Культура Музыка Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Классика с Ириной Муравьевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники