Новости

07.12.2010 00:16
Рубрика: Культура

Ведьма из Тотьмы

Лауреат "Русского Букера" Елена Колядина только теперь считает себя писателем

Известие о том, что роман журналистки из Череповца Елены Колядиной "Цветочный крест" попал в короткий список "Букера", опередив творения маститых литераторов Виктора Пелевина и Дины Рубиной, автор узнала фактически в последний день своей работы в редакции газеты "Голос Череповца".

Один из самых ярких журналистов города уволилась из издания, поскольку давно мечтала заняться литературой всерьез и с полной отдачей, а не урывками, крадя время у основной работы. "Известие о премии доказало мне, что я поступила правильно", - считает Елена Колядина.

Российская газета: Как вам пришла идея написания романа?

Елена Колядина: С 1995 по 2001 год я работала в московском журнале Cosmopolitan. Я тогда очень увлекалась идеями феминизма и собирала материал для энциклопедии о женщинах в истории. Для этого я вырезала из газет все заметки на эту тему, записывала все, что видела и читала о великих женщинах. Среди книг, которые я купила, были две про ведьм, причем иностранные. Одна меня особо заинтересовала: упоминалось, что в 1672 году в городе Тотьме по обвинению в колдовстве была сожжена в срубе женщина по имени Феодосья. Если бы это произошло в другом городе, меня это, может быть, и не заинтриговало, но совершенно поразило, что мы с Ефросиньей земляки. На обдумывание и сбор информации ушло несколько лет. Столкнулась с тем, что об истории Тотьмы очень мало исторической литературы. В начале 2000-х материал у меня собрался, и я села писать. На создание романа ушло полтора года.

РГ: Были проблемы с его публикацией?

Колядина: Я распечатала текст (получилось около четырехсот страниц), сложила в рюкзак и пошла по московским издательствам. Никто не заинтересовался. Предлагала роман журналу. Оттуда мне пришел вежливый отказ. Хотя бы ответили. В книгу я продолжала верить, но бегать по издательствам перестала. Как выяснилось, роман жил своей жизнью, попал в Интернет, и меня неожиданно пригласили на заседание вологодского литературного общества, где разные маститые авторы планировали обсуждать мой "Цветочный крест". Я поехала. Мнения были разные - от восторженных до критичных. К примеру, один из священников был возмущен моей книгой, называл еретической и омерзительной. Мне посоветовали отдать рукопись в журнал "Вологодская литература", но предупредили: гонораров там не платят. Тем не менее отправила в журнал, которому сейчас очень благодарна за то, что редакция не побоялась нелицеприятных отзывов и опубликовала произведение.

РГ: Что вы чувствовали, когда узнали, что попали в "короткий список" "Букера"?

Колядина: Журнал дал мне рекомендацию на "Русский Букер". Когда я привезла роман по нужному адресу, никого там не было. Я не стала дожидаться и оставила его вахтеру. Подумала: если судьба, книга не пропадет и дойдет туда, куда нужно. Отдала и забыла. Первого июля был опубликован длинный список "Букера", но я об этом не знала. Жара стояла страшная, в Интернет я не выходила, газет не покупала - сидела целыми днями с ноутбуком на кухне и писала продолжение "Цветочного креста".

Недели через две позвонила по делу редактору издательства, слово за слово, и она мне сообщает, что лето у меня фарфоровое и я в длинном списке "Букера". А в среду увидела в коротком списке финалистов из шести фамилий свою. В пресс-релизе нас гордо именовали писателями. Я себя писателем никогда не называла. Теперь называю.

Культура Литература Премия "Русский Букер" Мир женщин Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники