Новости

10.12.2010 00:20
Рубрика: Власть

Платить нельзя лечить

Как разграничить платные и бесплатные медуслуги

Ключевой законопроект "Об основах охраны здоровья граждан" был представлен минздравсоцразвития на обсуждение с медицинским сообществом в июле, и вот спустя четыре месяца обнародована его новая версия.

Отмечая положительные стороны готовящегося закона, эксперты выражают озабоченность многими моментами - так, участников фармрынка беспокоит, что из-за ограничений в работе фармпредставителей врачам станет труднее оперативно узнавать о новых препаратах и способах лечения. А защитники прав пациентов говорят о размытости формулировок в статьях, которые должны конкретизировать, в какой части медпомощь останется бесплатной и за что придется платить.

Бесспорный плюс законопроекта в том, что ответственность за муниципальную медицину "поднята" до уровня региональных властей. До сих пор организацией первичной помощи занимались органы местного самоуправления, отсюда во многом и плачевное состояние муниципальных клиник. Другие полезные нововведения - урегулирование, пусть и рамочное, вопросов профилактики, реабилитации, включая санаторно-курортное лечение. Не менее важно и то, что в документ введено понятие орфанных (редких) заболеваний. Сегодня больной с такой патологией нередко остается без адекватного лечения, поскольку орфанные препараты не только очень дороги, но и часто не зарегистрированы в России, а потому в стране их купить невозможно.

Положительно оценивают врачи предусмотренное законопроектом введение стандартов лечения. Большинство считает, что наличие грамотных стандартов облегчит их работу. В то же время каждый пятый врач оценивает нововведение отрицательно (результаты исследования ВЦИОМ и Ассоциации международных фармпроизводителей (AIPM), декабрь 2010 года).

Уже несколько лет минздравсоцразвития обещает навести порядок с разделением медицины на бесплатную и платную. В результате в законопроекте появилась статья 79, которая так и называется: "Платные медицинские услуги", вызвавшая немало вопросов. Например, бесплатными останутся услуги "скорой помощи", как и "оказание медицинской помощи в сроки, установленные лечащим врачом по медицинским показаниям". Вроде бы все в порядке? Но читаем другой пункт той же статьи: "При предоставлении платных медуслуг медорганизациями, оказывающими бесплатную медпомощь, ... обеспечивается приоритетность оказания пациенту бесплатной медпомощи..." Значит, закон допускает часть лечения проводить за деньги? А "приоритетность" бесплатной помощи - только декларация? Руководитель профильного департамента минздрава Владимир Зеленский поясняет, что гарантии бесплатной помощи закон сохраняет, а детализация в нем и не нужна - на то есть территориальные программы. Если в государственной клинике есть очередь из бесплатных пациентов, услуги за плату она оказывать не вправе, уверяет чиновник.

Но защитники прав пациентов возражают: размытость формулировок чревата дальнейшим "схлопыванием" бесплатной медицины. Глава Лиги пациентов Александр Саверский уверен: в коммерческих клиниках процветает избыточная диагностика (назначение объективно ненужных анализов и исследований), там не гнушаются порой даже устанавливать несуществующие диагнозы и лечат здоровых людей. Нам нужно сохранять и укреплять бесплатное государственное здравоохранение, но законопроект в нынешнем виде вполне позволяет замещать бесплатные услуги платными, считает эксперт.

Еще один спорный момент - работа с врачами медпредставителей фармкомпаний. Авторы закона руководствовались благими намерениями, когда вписывали в документ положения, ограничивающие такие контакты: "Известны случаи, когда врач состоял в формализованных или неформальных отношениях с фармкомпанией и назначал пациенту лекарства с нарушением принципа беспристрастности". Это действительно так - не редкость назначения, выписанные на бланке с впечатанным названием конкретного препарата.

Законопроект справедливо запрещает врачам принимать подарки от фармпредставителей, пользоваться именными "бланками" для назначений, ограничивает их участие в заседаниях, презентациях. В то же время участники фармрынка говорят, что чрезмерно строгие запреты не нужны и даже вредны. Ведь фармпредставители не только раздают врачам ручки и блокноты с логотипом фирмы, но и элементарно информируют их о новых лекарствах. Об этом же сказали и 90 проц. опрошенных врачей. "Понятно, что у регулятора рынка и фармсообщества две разные точки зрения, и это нормально, - говорит исполнительный директор Союза профессиональных фарморганизаций (СПФО) Геннадий Ширшов. - Но не надо забывать, что даже после регистрации нового препарата и появления его на рынке работа с ним продолжается. Никакие клинические испытания не могут дать всей полноты картины об эффективности, особенностях применения, побочных действиях лекарства. Собирать такую информацию - прямая обязанность фармпроизводителей. Если уж запрещать им непосредственные контакты с врачами, необходимо предусмотреть альтернативные варианты сбора такой информации. К тому же странно, что, накладывая жесткие ограничения на работу фармкомпаний, законодатели напрочь забыли о производителях БАДов, которые также обивают пороги медучреждений".

Текст законопроекта на сайте Минздравсоцразвития

Власть Работа власти Госуправление Общество Здоровье Правительство Минздрав Законопроекты и комментарии Реформа здравоохранения
Добавьте RG.RU 
в избранные источники