Новости

16.12.2010 14:41
Рубрика: Культура

Чертово колесо

Чем закончится история с "Геликоном"?

История строительства нового зала знаменитого во всем мире московского  театра "Геликон-опера" достигла своего апогея. Остановленные в октябре новым правительством Москвы по требованию "Архнадзора" строительные работы на Большой Никитской стали за прошедшие два месяца настоящим "яблоком раздора" между деятелями российской культуры и представителями общественной организации.

Как-то неожиданно случилось, что центром всех градостроительных проблем Москвы стала  усадьба Глебовых-Стрешневых-Шаховских, известная до последних событий москвичам как центр театральной культуры, где уже более ста лет выступали знаменитые труппы и артисты. Неудивительно, что ситуация, сложившаяся вокруг этого здания, финалом которой может стать гибель одного из лучших музыкальных театров страны, всколыхнула общественность, - но, видимо,  не ту, на которую ссылается "Архнадзор". В защиту "Геликона" и проекта его Новой сцены в открытых письмах выступили Анна Нетребко и Дмитрий Хворостовский, Мария Гулегина, Ольга Бородина, Ирина Антонова, Юрий Башмет, Владимир Спиваков, Владимир Васильев, Инна Чурикова и другие выдающиеся представители российской культуры. Представители же "Архандзора", между тем,  продолжают упорно твердить в эфире и на митингах, что выступают от лица "общественности". Вопрос: какой?

И еще вопрос, на который невозможно получить ответ: почему, оперируя лозунгами "защиты памятников культуры", "Архнадзор" с таким рвением набрасывается именно на объекты культуры? Почему первым же и главным объектом его нападок со времени организации в 2009 году стал "Геликон"? На этот вопрос ответили не активисты-защитники, а Президент Союза архитекторов России  Андрей Боков: "Для меня было загадкой, почему такой ожесточенной атаке подвергся проект, который высоко оценен профессиональным сообществом - и российским, и зарубежным. Почему вообще театры и музеи вызывают такую ненависть? Потому что с ними легко бороться. А победа в этой войне обеспечивает много дивидендов. Дальше уже можно обрушить все, что угодно. Это отбрасывает нас в каменный век. Мы становимся дикими. Мы теряем в итоге город, реальный, живой город".

Нельзя не заметить, что риторика "Арханадзора", загадочно избирательно защищающего памятники культуры "от вандализма", становится все более агрессивной. Вопрос  о "Геликоне" ставится теперь в плоскости состоятельности новой московской власти, которая своим решением должна доказать  - на стороне закона она или нет. При этом архандзоровцы отлично знают, что в проекте "Геликона" нарушения закона нет - здание "Геликона" по Большой Никитской, д.19/16  не является юридически памятником культуры (см. об этом в статье "РГ" от 19.11.10). Поэтому в своем последнем публичном заявлении глава "общественников" Рустам Рахматуллин на пресс-конференции в Союзе архитекторов России  выступил уже не с заявлением, что в Указе Президента РФ от 20 февраля 1995 года содержится опечатка, поскольку к памятникам культуры отнесено только здание по Большой Никитской, д. 19/13 (ныне Театр Маяковского), а с обвинением  государственных чиновников в подтасовке документов: "Эти двенадцать лет согласований с Росохранкультурой, с Министерством культуры, с экспертными советами означают, что весь комплекс усадьбы понимался как памятник федерального значения. Только с того момента, когда все дворовые строения, кроме флигеля в Калашном, были снесены и возбуждены прокурорские проверки, началась игра в дробь 16 или 13 … реестр был самостоятельно скорректирован".  На что автор проекта Андрей Боков ответил: "Я не юрист, я профессиональный архитектор. Обращайтесь в суд, только не судите самосудом. Я выполняю поручение технического заказчика, который должен проводить все согласования и нести ответственность, в том числе, за подготовку разрешительной документации. У нас все сделано в полном соответствии с законом".

Что ждет усадьбу Глебовых-Стрешневых и "Геликон", оказавшийся в эпицентре глобального противостояния далеких от реальной культуры интересов?  Добьют ли не без чьей-то помощи  "защитники культуры" театр, чтобы результатом пирровой победы стали спасенный от "вандализма" двор, внутрь которого, скорее всего, никто не войдет, и перегородки давно выселенных коммуналок? Это кажется абсурдом. Но за этим конфликтом - не только частные интересы. Это и реальная работа нынешнего законодательства в области охраны памятников, поправки к которому во втором чтении будут обсуждаться 21 декабря на заседании Госдумы.  Возможно, а этот день решится и судьба "Геликона".

Прямая речь

Александр Боков, академик, президент Союза архитекторов России:

- История с реконструкцией "Геликон-оперы" отражает общую ситуацию с охраной памятников истории и культуры в России. Сегодня мы имеем чуть ли не самое  свирепое и непримиримое законодательство в мире в этой сфере. Эти законы полностью исключают новое строительство на территории памятника и его, так называемой, охранной зоны. Какие бы то ни были новые вторжения в тело памятника запрещены.  Как приспособить памятники к требованиям современной жизни, если даже яму рядом запрещено выкопать? Архитектурный совет Европы давно уже разрабатывает ряд профессиональных стандартов, на которых строится законодательство, главной целью которого является устойчивое развитие города. Идея города, который делается в интересах человека. И эти стандарты распространяются на такую деликатную область, как охрана памятников. Неплохо бы познакомиться и нам с этими евростандартами. 

Культура Музыка Культура Театр Реконструкция здания "Геликон-оперы"