17.12.2010 21:08
    Рубрика:

    Будущий премьер Косово может оказаться уголовным авторитетом

    Все было как в сказке - когда до Нового года оставалось каких то десять дней, а Европа украсилась огнями рождественской иллюминации, белорусское общество, наконец, решило, что пришло время избрать нового президента.

    Его имя станет известно на предстоящей неделе. Но поскольку правила хорошего избирательного тона не разрешают заранее объявлять победителя, то называть будущего главу государства мне не с руки. Его и так по умолчанию все знают.

    Можно только дипломатично предположить, что окажется он вовсе не таким новым, как многим в Европе хотелось. Но на Западе, в отличие от прошлых избирательных кампаний в Белоруссии, на этот раз слова плохого не сказали в отношении нынешней минской власти. Ситуация с правами человека в Белоруссии? Молчок. Обвинения в использовании административного ресурса и ограничения при допуске кандидатов в президенты к СМИ?  Снова тишина. Отдельные правозащитные организации в Европе, конечно, пытаются возвысить голос, но, чтобы такого рода обвинения звучали от официальных лиц, представляющих Евросоюз, - этого нет.

    Секрет такой сдержанности кроется отнюдь не в желании Запада отказаться от политики вмешательства в дела Белоруссии или других бывших советских республик. Тут, что называется, не дождетесь. Причина банальная - официальный Минск, несмотря на внешнее примирение с Россией, несколько дистанцировался от Москвы. А значит, Европа получила  отличный шанс взять Белоруссию "голыми руками".

    В этих условиях критиковать президента Александра Лукашенко из высших демократических соображений никому не с руки. В составе Евросоюза и тем более НАТО достаточно государств, которые не имеют ничего общего ни с принципами демократии, ни с рыночной экономикой. Но эти прискорбные обстоятельства не мешают Брюсселю причислять ту же Албанию к европейскому лагерю. А ведь Белоруссия уж точно по многим параметрам Албанию опережает.

    На прошедшей неделе бюрократический страх "испортить отчетность" достиг в Европе небывалых высот. Геополитическая сверхзадача превратить Старый свет в одно сплошное, без пробелов евросоюзовское и натовское пространство заставляет официальный Брюссель закрывать глаза на несовершенство кандидатов в европейские организации. И вести себя как известная обезьянка с ее тремя постулатами: "ничего не слышу, ничего не вижу, ничего не говорю".

    Но столь тотальная, без разбора, зачистка европейского поля становится причиной неприятных казусов. На прошедшей неделе депутаты ПАСЕ завершили проверку фактов, изложенных в книге экс-прокурора по бывшей Югославии Карлы дель Понте. В ней она, в частности, утверждала, что нынешний премьер Косово Хашим Тачи был Крестным отцом местной мафии, а его вооруженные формирования крышевали наркодельцов и охотников за человеческими органами. Доклад, сделанный в ПАСЕ, подтвердил: Тачи получал доходы от уголовных преступлений, когда у сербов вырезали внутреннние органы для продажи богатым иностранцам, а на вырученные деньги косовские "революционеры" покупали оружие и наркотики.

    Появление доклада совпало с завершением парламентских выборов в Косово, на которых партия Тачи одержала победу. Многие страны, признавшие независимость Косово, согласились с легитимностью прошедшего голосования. Но после того, как в биографии Тачи вскрылись неприглядные факты, сложилась неловкая ситуация - будущий премьер, а то и президент Косово может оказаться уголовным авторитетом. А значит, европейские лидеры в таком случае будут смотреться в роли его законной "крыши".

    С другой стороны уголовное расследование в отношении Тачи мгновенно расшатает стабильность на Балканах, поскольку своего Крестного отца косовские албанцы в обиду не дадут. Утверждать же, что ничего не было, и факты, изложенные в докладе, - досужие домыслы, в Брюсселе не могут - представленный ПАСЕ документ опирается на свидетельства очевидцев, переживших ужасы косовских застенков.

    Нет сомнений, что руководство Евросоюза выкрутится. По части "заволокичивания" не устраивающих проектов официальному Брюсселю нет равных. К тому же в отношении Тачи действует известная, хотя не слишком дипломатичная формулировка: "Он хотя и сукин сын, но наш (европейский) сукин сын".

    Куда больше единую Европу сегодня беспокоит не появление на политической сцене Старого света Крестного отца наркомафии, а проблема собственной безопасности. Точнее, беззащитность единого европейского пространства перед новыми угрозами, когда врага невозможно вычислить. А средства защиты, за которыми европейцы прятались все прошедшие годы, перекладывая основное бремя военных расходов на Вашингтон, оказались не эффективными.

    Внезапно выяснилось, что враг оказался не снаружи, а внутри европейских границ. Взрывы с Стокгольме могли унести жизни десятков людей на одной из самых оживленных улиц города, если бы не счастливая случайность - бомбы сработали раньше времени. Однако самым неприятным сюрпризом для шведских спецслужб стало известие о том, что смертник долгое время жил и учился в Британии, а затем осел в Стокгольме, где имел вполне положительное "досье".

    Не лучше обстояло дело на прошедшей неделе с информационной безопасностью Старого света. Американским властям с помощью Швеции и Великобритании удалось временно засадить основателя сайта "Викиликс" за решетку. Но эти радикальные меры не помогли: информационный ресурс продолжил печатать разоблачающие документы. А победить Интернет даже Белому дому оказалось не под силу. К тому же британский судья не разглядел в Ассанже закоренелого уголовника, как его пыталось представить шведское правосудие, и отпустил основателя "Викиликса" до следующего заседания под залог.

    В одной из российских газет прочитал анекдот, который выглядит вполне уместным для описания ситуации, в которой на прошедшей неделе оказалась Европа. Звучит анекдот так: "Когда один из дрессировщиков братьев Запашных  засовывает голову в пасть тигру, второй за кулисами держит в заложниках тигрицу".

    В пасть тигру европейцы голову положили. А тот не будь дураком, и сомкнул челюсти - тигрицы-то в заложниках у Брюсселя нет.