Новости

21.12.2010 00:44
Рубрика: Экономика

Тормоз для газа

В декабре в Дохе состоялась XI Министерская встреча Форума стран - экспортеров газа (ФСЭГ). Об итогах этой встречи, а также о единстве безопасности спроса и предложения на газ, необходимости сохранения долгосрочных контрактов и положении России на газовом рынке "РБГ" рассказывает Генеральный секретарь ФСЭГ Леонид Бохановский.

- Леонид Витальевич, какие основные вопросы обсуждались в Дохе, и какие решения были приняты?

- Во время встречи министров - главного управляющего органа ФСЭГ, обсуждалась текущая ситуация на рынке природного газа и вопросы, касающиеся разработки пятилетнего плана деятельности Секретариата и выработки долгосрочной стратегии ФСЭГ.

Министры подтвердили приверженность развитию стабильного, прозрачного и предсказуемого газового рынка, выразили обеспокоенность текущей недооценкой газа. Она может привести к нарушению инвестиционного цикла в газовой отрасли и последующей дестабилизации газо снабжения. Вновь была подчеркнута необходимость восстановления ценового паритета с нефтью.

Впервые на повестку был вынесен вопрос о необходимости дополнительных консультаций с ЕС по вопросам внедрения новых правил регулирования европейского рынка газа - Третьего энергетического пакета.

- Во время Министерской встречи было решено провести в Дохе Первый газовый саммит...

- Саммит станет важным этапом в укреплении позиций Форума на международной арене в качестве глобальной организации, даст возможность поставить вопрос об увеличении доли природного газа в мировом энергетическом балансе. Девиз саммита: "Природный газ - основа устойчивого развития". Использование природного газа наиболее экономически эффективно, наиболее экологически безопасно по сравнению с другими видами углеводородного сырья, путь к преодолению экономических потрясений и основа топливно-энергетического баланса на ближайшие десятилетия.

- Что происходит сейчас на газовом рынке?

- Поставщики газа не имеют возможности формировать экспортные рынки в соответствии с собственными национальными интересами, а подстраиваются под требования потребителей, которые во главу угла ставят вопрос о безопасности поставок, то есть безопасности предложения, одновременно стремясь к максимальному развитию ценовой конкуренции между поставщиками. Это видно, в частности, в действиях Европейской комиссии и в мерах, предусмотренных Третьим энергетическим пакетом.

Кризис еще более обострил противоречия между странами-потребителями и странами-поставщиками. Задача Форума - приостановить развитие негативных тенденций. Поставщики тоже должны консолидированным образом защищать свои позиции и интересы, но, действуя в направлении обеспечения единства безопасности спроса и предложения. Кстати говоря, этот подход способен обеспечить баланс интересов, поступательное развитие газовой отрасли в интересах всех ее участников, тогда как односторонние действия потребителей, направленные против производителей, разрушают отрасль и ее будущее. В частности, есть риск нарушения инвестиционного цикла.

Поэтому необходимо сохранить систему долгосрочных контрактов, в которых цена газа определяется через формулу, учитывающую цены нефти и нефтепродуктов. Сейчас по долгосрочным контрактам продается большая часть газа, особенно в Европе и Азии.

С одной стороны, исключается возможность ценового диктата даже монопольного поставщика. С другой, наличие долгосрочного контракта позволяет производителю планировать гигантские инвестиции в добычу, геологоразведку, строительство дорогостоящей инфраструктуры, которая окупается десятилетиями. А под долгосрочный контракт банки дают кредиты на более выгодных условиях. При этом поставщик имеет гарантию сбыта, а потребитель - гарантию поставок.

- Почему же тогда раздаются требования перейти к ценообразованию, ориентированному на спотовые, биржевые цены?

- Мне это кажется проявлением недальновидности. Единого, глобального газового рынка нет в силу ряда объективных условий. Есть отдельные региональные рынки, основные из которых - североамериканский, азиатский и европейский. Условия для полноценной спотовой торговли газом есть только в США и некоторых других странах, где действует так называемая англо-саксонская модель газового рынка. Она предполагает наличие множества продавцов и покупателей. Как показал кризис, эта модель имеет множество недостатков. Когда цена на природный газ с осени 2008 года не превышает среднюю стоимость газа на скважине, то такое положение ущемляет интересы не только экспортеров сжиженного природного газа (СПГ) на американский рынок, но и собственных производителей, в том числе и сланцевого газа.

В континентальной Европе и на азиатском рынке таких объективных условий нет. Объемы, которые там закупаются вне долгосрочных контрактов, невелики и не могут давать правильные ценовые ориентиры. Наконец, сейчас гонка некоторых покупателей за ориентацией на спотовые цены объясняется тем, что эти цены оказались ниже. Но это - исключение, а не правило. Уже в последние недели из-за холодов спотовый газ дороже, чем по долгосрочным контрактам.

- Вы упомянули, что новое европейское регулирование обостряет противоречия между поставщиками и потребителями. Что это значит - конкретно?

- Третий энергетический пакет направлен на либерализацию рынка. Думаю, что большинство газовых компаний, в том числе из стран, представленных во ФСЭГ, приветствуют такой курс. Он может позволить им участвовать в разных сегментах либерализованного газового рынка в ЕС, создавать там дополнительную стоимость, своим участием способствовать усилению конкуренции и так далее. Это была бы идеальная картина.

Но реальная картина иная. Компании-поставщики не будут иметь право создавать и распоряжаться инфраструктурными мощностями в ЕС. Иными словами, в этой важной группе стран отрасль лишается газовых компаний в качестве главного до сих пор инвестора в инфраструктурные проекты. Результатом станет подорожание газа для конечных потребителей. Случится как раз то, чего хотят избежать с помощью этой реформы. Что же касается поставщиков газа, то недостаток инфраструктурных мощностей обернется невозможностью обеспечивать в полной мере спрос.

- Но ведь ожидается, что энергия, полученная с помощью возобновляемых источников, сможет этот спрос покрыть!

- Даже всемогущие чиновники неспособны заставить ветер дуть, а солнце - светить 24 часа в сутки. Поэтому без природного газа не обойтись, поскольку именно природный газ обеспечивает значительное сокращение выбросов углекислого газа и других вредных веществ. Имеются расчеты, показывающие, что более широкое применение газа в энергетике, например, путем частичной замены угольных электростанций на современные газовые установки, способно обеспечить выполнение амбициозных задач по уменьшению выбросов. А какие широкие возможности открывает применение газа в качестве моторного топлива! Ведь именно автотранспорт, особенно грузовой, обеспечивает значительную часть избыточного СО в атмосфере.

И потом: сколько будет стоить электроэнергия, выработанная с помощью ветра или солнца? По цене она неспособна конкурировать с газовой генерацией. Поэтому принимается политическое решение - субсидировать энергетику, работающую на возобновляемых источниках. За это платит тот же потребитель - в форме налогов, тарифов на электроэнергию и так далее. Но есть и другое последствие. Такие субсидии искажают межтопливную конкуренцию. Неэкономичные возобновляемые источники искусственно продвигаются, а одновременно дешевая, но загрязняющая природу угольная электростанция оказывается выгоднее современной и чистой электростанции, работающей на газе.

Экономика Отрасли Нефть и газ Бизнес - Главное
Добавьте RG.RU 
в избранные источники