Новости

11.01.2011 15:13
Рубрика: Экономика

Работа с отдачей

Руководитель УФНС Тульской области - об алгоритме фискального контроля

Руководитель управления налоговой службы по Тульской области Сергей Алехин рассказал в интервью "РГ", что настораживает специалистов ведомства при анализе отчетной документации предприятий и как их руководителям избежать "налогового прессинга".

Российская газета: Сергей Николаевич, собираемость налогов в Тульской области составляет 96 процентов, а в этом году существенно снизилась задолженность прошлых лет. При этом, как вы однажды заметили, удалось сократить количество проверок. Неужели у тульских бизнесменов произошло повальное повышение сознательности?

Сергей Алехин: О такой "эпидемии" я бы не стал говорить. Действительно, сбор задолженности только в 2009 году принес в бюджет 2,8 миллиарда рублей, еще три миллиарда доначислено в результате контрольной работы налоговых органов. Тем не менее проблема недоимок есть, и мы с ней боремся. Налоговые органы взаимодействуют с мощными структурами - прокуратурой, службой судебных приставов, администрациями различного уровня.

В результате самой маленькой ошибки бюджет может лишиться сотен миллионов рублей

А сокращение количества проверок связано с тем, что налоговики "фильтруют" предприятия, выбирая объекты для более пристального внимания. Несколько лет назад во всех инспекциях области были созданы специальные рабочие группы по контролю за эффективностью администрирования налогов, на которых рассматриваются причины снижения доходов, увеличения расходов, снижения налоговой базы и сумм налога на прибыль. На основе этой информации принимаем решение о проведении выездных проверок.

Вообще аналитические методы работы применяем все шире. Ведь если раньше выездные проверки охватывали несколько тысяч предприятий, то сейчас - 700. Но как выйти на те семьсот, в которых риск нарушения налогового законодательства максимален? Вот где место торжеству предварительного анализа.

Противостояние нарушениям налогового законодательства - процесс в известной степени творческий. Но нужно помнить, что за всем этим - судьбы людей, а в результате самой маленькой ошибки бюджет может лишиться сотен миллионов рублей.

РГ: Можете назвать основные моменты, настораживающие налоговиков при изучении информации о хозяйствующих субъектах?

Алехин: Бывает, в ходе анализа деклараций выясняется, что на предприятиях происходят некие "чудеса". Например, в течение нескольких лет подряд коммерческая структура терпит убытки. Понятно, что не каждое предприятие постоянно работает с прибылью, и в ходе модернизации производства вполне объяснимы ситуации, когда руководители фирмы, что называется, едва "сводят концы с концами". Но, если некая организация из года в год представляет в налоговые органы документы, свидетельствующие об ее абсолютной убыточности, и продолжает существовать, согласитесь, это вызывает вопросы. За счет чего она тогда живет и ради чего создана?

Другой важный фактор - заработная плата. Прежде всего настораживает, когда ее величина на предприятии - ниже прожиточного минимума или значительно меньше средней по отрасли. Допустим, сейчас работник готов получать по ведомости малую сумму, а остальное - в конверте. Но однажды может смениться руководство, и директор скажет: ничего не знаю. А ведь та же пенсия исчисляется на основе официальных данных. Впрочем, иной раз для низкой зарплаты находятся вполне объективные объяснения, например, на полставки работают молодежь и пенсионеры.

Не надо также забывать о взаимосвязанности информации. Представьте, какая-либо вещь стоит миллион и есть пять предприятий, выпускающих это изделие. Одна из фирм "спрятала" зарплату. Смотрим: поскольку доход известен, а зарплата стала меньше, - значит, на предприятии должна вырасти прибыль. Но если этого не произошло - вероятно, речь идет о двойной бухгалтерии. Налицо сразу два настораживающих момента: отсутствие прибыли и выплата зарплаты ниже среднеотраслевой.

Когда таких факторов набирается много, велика вероятность того, что на предприятие придет проверка. Причем непредоставление отчетности - самый неприятный, но самый мелкий пунктик. А настоящий бич - миграция хозяйствующих субъектов: если они часто меняют адреса, вероятность проверок очень высока. Хотя, стоит признать, иногда миграция обоснованная - скажем, месторождение истощилось или где-то повысили налог на имущество, ввели льготы и так далее. Ведь есть фирмы с заводами, а есть - где три телефона и папка бумаг.

Крайне подозрительны и непрерывные уточнения отчетности - значит, на предприятии нет порядка и надо внимательно изучить, из-за чего так происходит: "девочка" ли ошибается (у нас ведь чуть что - именно этим все и объясняется) или там что-то серьезное.

РГ: То есть все просто - посмотрели декларации и поехали проверять?

Алехин: Нет, сначала проводим беседы, просим объяснений, приглашаем в налоговую... Если руководитель не приходит и не представляет затребованных документов, это означает, что есть повод для проверки.

Если говорить в целом, то мы стремимся сохранить время и минимизировать затраты налогоплательщика. Не надо лишний раз его дергать, он должен спокойно работать. Изначально налоговая служба ориентирована на то, чтобы "курица" несла золотые яйца и сегодня, и завтра, и послезавтра. И по большому счету наша цель - реализация налогового потенциала, то есть все платежи должны быть сделаны с учетом законодательства, но в перспективе мы должны думать и о завтрашнем дне.

Впрочем, многое зависит и от налогоплательщика. Налоговое законодательство дает гражданам много возможностей. Даже когда налицо очень тяжелая позиция (проведена проверка, доначислены значительные суммы налогов), есть возможность представить свои возражения, а затем и апелляционную жалобу подать в управление. Мы далеко не всегда поддерживаем позиции наших коллег - действительно бывают перегибы на местах. К примеру, в прошлом году было полностью отменено 12 процентов решений по результатам проверок. У налогоплательщиков есть законодательная возможность защищаться. И этой возможностью в ряде случаев целесообразно пользоваться.

РГ: У наиболее предприимчивых бизнесменов было любимое занятие: нарастить долги по налогам, обанкротиться и "кинуть" всех. Эти схемы по-прежнему актуальны?

Алехин: Их стало меньше. Причем такие схемы в ряде случаев основаны практически на полном применении законодательства, в котором надо признать наличие пробелов.

Функция банкротства, конечно, своеобразная, и наше участие здесь - обеспечить ее реализацию. Но в законе о банкротстве еще есть важная часть - оздоровление. Возможность такая имеется, особенно в настоящее время, когда у предприятий повысились шансы получать отсрочки и рассрочки по уплате налогов. Хотя случаи бывают разные. Например, приходит предприниматель, просит отсрочить оплату долга в 100 тысяч рублей. Смотрим: а у него зарплата три миллиона, три квартиры, суммарная стоимость которых под 20 миллионов... Где же логика?

Кстати, процедуре банкротства предшествует процесс взыскания задолженности. На этом этапе крайне опасно промедление по гашению долгов в бюджет. Очень часты случаи нарушения налогоплательщиками законодательно установленных сроков исполнения требований по уплате налогов. В критических ситуациях, в условиях дефицита финансовых средств, необходимо, чтобы расчеты с бюджетом находились в зоне постоянного внимания наиболее квалифицированных работников предприятий, способных реализовать все законодательно предусмотренные возможности по сохранению жизнеспособности предприятия.

Экономика Финансы Налоги Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Тульская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники