Новости

Приезжавшим в Токио соотечественникам из всех японских достопримечательностей чаще всего хотелось сходить к гейшам

За семь лет, пока я работал в Японии, туда приезжало множество соотечественников. И на вопрос, что им показать в Токио, они чаще всего отвечали: хотелось бы сходить к гейшам...

Приходилось всякий раз пояснять, что это удовольствие для посвященных, как, например, театр Кабуки. Новичок способен воспринять лишь внешнюю сторону, как бы увидеть ожившие персонажи "галереи красавиц" Утамаро, чьи цветные гравюры некогда вдохновили французских импрессионистов бросить вызов канонам академической живописи.

Никакой эротики

Вечер, проведенный с гейшами, обычно оставляет иностранца разочарованным. Именно такое чувство осталось и у меня. Хотя организовал встречу мэр города, который славится на всю Японию своими красавицами.

В конце ужина в японском ресторане у стола появились три гейши. Две из них были слишком молоды, а третья - чересчур стара. Впрочем, их лица были так густо загримированы белилами и румянами, что о возрасте можно было только догадываться. Затейливые прически, украшенные цветами. Черные кимоно с ручной вышивкой - все это выглядело очень театрально.

Девушки рассказали, что им пошел шестнадцатый год и что они лишь недавно занесены в официальный реестр гейш, который ведется в каждом японском городе, где есть чайные дома.

Одна из них подсела рядом, грациозно налила мне саке и пояснила поэтическое изречение, сделанное на фарфоре. Чтобы не остаться в долгу, я написал на бумажной салфетке созвучное по теме начало одного из четверостиший Бо Цзюи.

Сделав изысканный комплимент моему иероглифическому почерку, который на Востоке считают зеркалом души, японка тут же добавила две недостающие строки, будто средневековый китайский поэт был ее соотечественником и современником.

Продолжить поэтическое состязание нам не удалось. Ибо пожилая гейша взяла в руки трехструнную лютню, и девушки исполнили церемонный танец, видимо, столь же древний, как строфы, которые мы только что писали. После этого все трое встали на колени, отвесили нам земной поклон, взяли догоревшую ароматную свечу и скрылись за дверью, пробыв с нами в общей сложности чуть более получаса.

"Как, и это все?" Даже если я не выразил свое недоумение вслух, оно было у меня на лице, ибо хозяин это заметил.

Мэр пояснил, что слово "гейша" буквально означает "человек искусства". Она - искусница развлекать мужскую компанию, создавать у людей ощущение праздника. Причем не только женским обаянием, не только исполнением песен и танцев в своем специфическом жанре, но и образованностью, умением находить контакт с собеседником.

Бывает, что какой-нибудь министр приезжает к великовозрастной гейше - подруге его молодости, чтобы излить душу как психоаналитику. Он говорит с ней обо всем, о чем не может поделиться ни с коллегами, ни с женой, ни с детьми, ибо японский образ жизни сужает возможности человека быть искренним.

На юбилее или ином торжественном застолье гейша, говоря по-нашему, совмещает роль тамады и звезды шоу-бизнеса, приглашенной украсить праздник своим выступлением. Понятно, что ни о каких сексуальных услугах в таком случае речи не идет.

Появляясь на застолье, гейши зажигают свечу с цветочным ароматом. Продлить визит после того, как эта палочка догорела, значит удвоить гонорар, обычно составляющий тысячу долларов и выше. Поэтому плата "искусницам" называется "деньги за благовония", тогда как заработок путан именуется "деньги за такси". (В отчетах компаний по расходам на представительские цели эти суммы проходят именно так.)

Словом, застолье с гейшами - удовольствие для души. Да и в их выступлениях, напоминающих театр Кабуки, в отличие от ближневосточного танца живота нет ничего эротического. Зато они как никто умеют возвышать мужчину в собственных глазах, заставить его ощутить женский интерес к себе.

Тамада в кимоно

В деловом и политическом мире Японии издавна считается престижным приглашать гейш на вечернюю встречу с партнерами. Причем у людей известных и состоятельных для таких случаев обычно есть "своя" гейша, выполняющая на торжестве роль хозяйки.

С древних времен в школу гейш берут учениц в возрасте 6 лет и 6 месяцев. Хозяйка дома, которую доныне принято называть "мама-сан", прежде нередко оплачивала за родителей их долги, то есть по просту покупала девочку. Но и для теперешнего среднего класса профессия гейши считается и доходной, и престижной.

Нынешние японские законы разрешают заниматься трудовой деятельностью лишь после обязательного девятиклассного образования, то есть с 15 лет. Именно в этом возрасте будущие гейши начинают свою производственную практику как майко (юные танцовщицы). Длинными рукавами своих кимоно и столь же длинными концами пояса они напоминают чио-чио-сан, то есть бабочек. Обувь на высоких платформах заставляет их семенить мелкими шажками, что считается символом пробуждающейся женственности.

У майко, как и у гейш, ворот кимоно приспущен сзади, обнажая затылок, на взгляд японцев, самую эрогенную зону. Так что если западные женщины декольтируются спереди, то восточные - сзади.

Причем майко под черным кимоно носит красное, а у гейши этот подворотничок имеет белый цвет.

Поскольку девушка проводит в школе гейш почти десять лет, у нее неизбежно накапливается большой долг перед хозяйкой за свое обучение и содержание. Его приходится потом отрабатывать многие годы. Поэтому каждая гейша мечтает обрести постоянного по кровителя, который избавил бы ее от финансовой зависимости и взял на содержание, снял ей квартиру.

Тогда женщина может открыть свой сайт в Интернете и принимать заказы от клиентов самостоятельно. При этом данна-сама, то есть покровитель, обычно сохраняет за собой один из дней ее рабочей недели.

В начале XX века в Японии насчитывалось около ста тысяч гейш. Теперь их стократно меньше. Причем благодаря гейшам в стране осталось несколько тысяч рикш. Именно они доставляют в своих двухколесных колясочках загримированных "искусниц" в париках и кимоно.

Впрочем, рассказывать о гейшах так же трудно, как описывать словами музыку. Хорошо сказал об этом в книге "Наслаждайтесь Японией" американец Уолт Шэлдон: "Даже если вы узнали о ней все, гейша остается экзотичной, загадочной, дразнящей, желанной. Она - женщина, но лишь в большей степени, чем мы порой вкладываем в это слово".

Три категории женщин

Японцы издавна привыкли делить женщин на три категории. Для домашнего очага и продолжения рода - жена. Для развлечения души - гейша. А для услаждения плоти - красотка с улицы "красных фонарей". При формальном запрете проституции эту древнейшую профессию взяли на себя псевдогейши, или по-английски хостесс (хозяюшки), то есть девицы из баров и кабаре.

По данным Национального полицейского управления, в стране насчитывается около 12 тысяч заведений, оказывающих платные сексуальные услуги. Массажные салоны и турецкие бани служат весьма распространенной крышей для полулегальных борделей. Дверь в комнату, где посетитель уединяется с массажисткой, по правилам не должна запираться. В ней также полагается быть смотровому окошечку, дабы администрация могла из коридора следить за порядком. Но если девушка, сняв с клиента пиджак, вешает его как раз на дверь, то есть закрывает им окошечко, - это намек, что можно завести речь об "особых услугах".

Настоящих, дипломированных гейш в Японии немногим более тысячи. Главной составной частью труженников секс-индустрии служат сотни тысяч псевдогейш, то есть хостесс. Впрочем, знакомство с любой из них дает лишь шанс, но отнюдь не гарантию последующей интимной близости. (Что и объясняет их существование в условиях запрета проституции.)

Обязанность хостесс - за определенную мзду составлять мужчине приятную компанию, танцевать с ним, наполнять его бокал, смеяться его шуткам. И не более того. Ну а после работы все зависит от взаимного согласия: если он сумеет ее уговорить, а она не захочет ему отказать. Кстати, такой элемент "свободной охоты" импонировал большинству мужчин, даже когда легально существовали улицы "красных фонарей".

Ночную жизнь в Японии точнее было бы назвать вечерней. Злачные места функционируют с семи до одиннадцати вечера и закрыты по воскресеньям. Так что подрабатывать трижды в неделю по четыре часа охотно нанимаются студентки, "офис-леди" (то есть конторщицы), а в последнее время все чаще и домохозяйки. (Излюбленная тема телевизионных сериалов - сюжет "Летучей мыши", когда японский муж в ночном клубе начинает ухаживать за собственной женой.)

Привлекательная внешность - вот главное условие, чтобы получить работу в баре или кабаре. Ибо, кроме фиксированной ставки, хостесс получают еще и надбавки за популярность у мужчин. Труженицу секс-индустрии надо расположить, проще говоря, авансом дать ей возможность на себе заработать. Клиента прежде всего спрашивают: пригласить ли ему за столик даму? За этим следует вопрос: есть ли у него тут знакомые имена, то есть не хочет ли он назвать кого-то персонально?

Вечерние заведения в Японии очень демократичны. Даже если "Сумико, номер 183" в данный момент танцует с директором банка Сумитомо, ее в течение 30 минут пригласят к столику водителя грузовика. Это обойдется заказчику примерно в 50 долларов, 30 из которых получит сама псевдогейша. Дальше безошибочно срабатывает рассчитанная на мужскую психологию подначка. "Хозяюшку" каждые полчаса перезаказывают, повышая ее доход, а заодно и прибыль заведения.

Кроме того, женщина в баре или ночном клубе получает 40 процентов стоимости каждого напитка, который взял для нее клиент. А просит она чаще всего "мартель", хотя все знают, что под видом коньяка ей приносят остуженный чай. Но это, пожалуй, единственный обман, допускаемый в японском вечернем заведении. Современные псевдогейши свято блюдут каноны профессиональной этики, унаследованные от их экзотических предшественниц. Если перепивший посетитель уронит бумажник, рассыплет крупные купюры - никто не польстится на его деньги.

Другое незыблемое правило - никогда не раскрывать того, о чем говорят между собой мужчины за столом. Однажды мне довелось ужинать с Ясухиро Накасоне перед тем, как он стал премьер-министром. Дело было в престижном японском ресторане в Акасака близ императорского дворца, в компании ослепительных красавиц в кимоно. Накасоне с редкой для японца прямотой говорил о внутриполитическом положении, об отношениях Токио с Москвой и с Вашингтоном. Почувствовав, что меня удивляет его откровенность в присутствии женщин, он с улыбкой заметил: "В этих стенах уже полтораста лет говорят о политических секретах с полной гарантией, что никто больше о них не узнает".

(Эта статья - отрывок из новой книги Всеволода Овчинникова "Размышления странника")

"Сексуальный реванш"

Журналистское исследование такой скрытой от посторонних глаз темы, как секс-индустрия, в свое время потребовало от автора этих строк самоотверженных усилий. Но ради московских гостей приходилось идти на жертвы, да еще убеждать в необходимости своих отлучек жену. Но иногда это оправдывалось и служебными обязанностями. Напомню, что в 60-х годах шла война во Вьетнаме. Военные базы США в Японии служили не только передовым арсеналом, но и местом отдыха американских вояк.

Расположенные близ японской столицы военно-воздушные базы Йокота и Ацуги, а также военно-морская база Йокосука на побережье Токийского залива обросли по всему периметру полосой злачных мест: баров, дансингов, ночных клубов, массажных салонов. Излюбленными темами для московских журналистов были тогда репортажи о том, как летчики 5-й воздушной армии и моряки 7-го флота США после бомбежек и обстрелов Вьетнама развлекаются с женщинами другой, ранее побежденной ими азиатской страны - Японии.

Тогда при обменном курсе 360 иен за доллар американцы жили в Стране восходящего солнца на широкую ногу. Все, включая вечерние развлечения с псевдогейшами, обходилось им в 2-3 раза дешевле, чем на родине. Но теперь, когда курс снизился с 360 почти до 100 иен, их долларовая зарплата обесценилась во столько же раз. Попав недавно в Токио, я не без злорадства убедился, что расквартированные там американцы отовариваются только в "Пи-экс", то есть военторгах, берут там ящиками тушенку и сгущенку, целые канистры растительного масла - как некогда делали мы в торгпредском кооперативе.

Но самая поразительная метаморфоза произошла в "зонах порока", опоясывающих военные базы США. В роли хостесс там теперь все чаще выступают жены американских военнослужащих. Когда голубоглазая блондинка с длинными ногами прислуживает японцу за столиком, это невероятно льстит его самолюбию, избавляет от комплекса человека из побежденной страны. Ради такого удовольствия стоит проехать лишних 50 минут на машине. Японский издатель моих книг специально свозил меня в Йокоту, дабы показать, как выглядит этот "сексуальный реванш". Между местными и американскими псевдогейшами, естественно, возник конфликт. Дело усугубилось тем, что в ряды тружеников секс-индустрии стали просачиваться филиппинки и россиянки.

Общество История В мире Восточная Азия Япония Путешествия Всеволода Овчинникова