20.01.2011 12:10
    Рубрика:

    Владимир Пирожков: Российским дизайнерам лучше набираться опыта за рубежом

    Дизайнер с мировым именем уверен: чтобы совершить инновационный прорыв, нужно уметь мечтать

    В конце восьмидесятых студент архитектурного института Владимир Пирожков с приятелем отправились из закрытого города Свердловска в Швейцарию - стажироваться у всемирно известного дизайнера Луиджи Колани. Мэтр был, мягко говоря, удивлен, однако стажировка состоялась. Похоже, у Владимира Пирожкова все всерьез - даже самое несбыточное.

    Работа в командах двух крупнейших автогигантов - "Ситроен" и  "Тойота" - о таком мечтают сотни его коллег. По миру ездят миллионы автомобилей, дизайн которых придумал Пирожков. Сделав карьеру на Западе, Владимир в 2007-м вернулся в Россию и создал собственный  центр промышленного дизайна. Компания сотрудничает с российскими автопроизводителями и другими промышленными предприятиями. Один из крупных реализованных проектов - контракт с компанией "Гражданские самолеты Сухого" на разработку официальной раскраски и элементов фирменного стиля Superjet-100.

    "Мне предложили делать дизайн для российского автопрома, но я оказался в ситуации хирурга, у которого пациент умер на столе еще до начала операции", - рассказывает Пирожков студентам вуза, где он сам осваивал основы профессии, - теперь это Уральская архитектурно-художественная академия. Автомобили, кстати, уже не особенно волнуют известного дизайнера. Ему интересно не личное прошлое, а будущее России.

    Российская газета: Вы приехали читать лекцию для студентов. Каков сегодня уровень уральской школы дизайна?

    Владимир Пирожков: На Урале есть ребята, которые умеют мечтать. Кроме того, в Екатеринбурге - самая сильная дизайн-школа в России. Большинство выходцев из России, которые на Западе востребованы, - это уральские дизайнеры. В регионе сложилась методика промышленного дизайна, которой много лет. Это фундамент, на котором можно развиваться. Поэтому на Урале планируется открыть региональный центр развития дизайна. В связи с кризисом идея пока заморожена, но у нас был разговор с губернатором Свердловской области, поддержка власти есть. Значит, будем наверстывать.

    РГ: Как развитие отечественного промышленного дизайна выглядит на практике?

    Пирожков: У нас промышленность в стране почти кончилась. Модно или не модно так говорить, но ее нет. Сейчас нужно менять структуру производства и делать это централизованно и целенаправленно. Но цели нет. Кем мы хотим быть через 20, через 50 лет? Хотим ли мы быть промышленной державой, которая экспортирует промышленную продукцию? Пока непонятно. Поэтому наши талантливые ребята уезжают за рубеж. Я им даже в этом помогаю. Потому что набираться опыта лучше всего там: у нас нет базы, на которой можно учиться. В стране нет проектов. Мы в нашем центре дизайна создаем проекты сами под себя.

    РГ: Расскажите о самых интересных.

    Пирожков: Один из них потянет за собой целые отрасли - это проект развития бездорожного транспорта. Можно сравнить с телефонной связью. Раньше было как? Куда провели провод - туда и звоните. Когда появился мобильный телефон, мы перестали зависеть от проводов. Есть предложение отказаться от дорог, как от телефонного провода. Их невозможно построить везде. Да и строительство обходится баснословно дорого. Речь идет о массовом производстве индивидуальных летательных аппаратов. Когда-то индивидуальный автомобиль был прорывом по отношению к гужевому транспорту, теперь прорывом может стать индивидуальная малая авиация.

    РГ: Фантастика какая-то…

    Пирожков: Это абсолютно реально. Единственное - нужны инвесторы. Это нормальный бизнес-процесс, над которым мы работаем: просто будем запускать своего рода переход с лошади на автомобиль. Это изменение парадигмы передвижения в пространстве.

    РГ: Как реагируют инвесторы, когда вы об этом рассказываете?

    Пирожков: Венчурных инвесторов в стране практически нет. Разговаривать с ними и тяжело, и забавно. Они все говорят, как научили в английской бизнес-школе: "А как же система окупаемости? А где первые пять успешных запусков такого же проекта в Америке?"  Я говорю: "Давайте представим, что Королев пришел к Хрущеву и говорит: "Надо лететь в космос". А Хрущев ему: "Дай мне описание проекта, систему окупаемости, пять успешных запусков из Америки. И тогда мы, может быть, в космос полетим". Если мы хотим создавать в России инновации, то не может быть аналогичных успешных проектов. Инновация - это то, чего раньше не было. Поэтому первый успешный запуск будет наш.

    РГ: Удалось найти заинтересованных? И сколько времени потребуется, чтобы проект перешел в стадию реализации?

    Пирожков: Есть те, кто думает над нашим предложением. Если инвестиции будут сделаны правильно и качественно, то через два с половиной года появятся первые серьезные прототипы, которые будут испытаны и сертифицированы, через пять лет начнется массовое производство 3D транспорта. Это если мы достанем необходимые для запуска проекта 500 миллионов долларов.

    Есть команда, документация, почти все готово. Для реализации проекта можно использовать многое из автомобильной индустрии:  сборку, управление, обучение, топливную инфраструктуру, сервис, продажи. Все, кроме дорогостоящих дорог. Принципы автосборки используем в авиастроении. В этом году пройдет сертификацию первый в мире дизельный авиадвигатель. Разрабатывается единая платформа и несколько кузовов для разных нужд - от крана до семейного аэромобиля. При массовом производстве стоимость индивидуального летательного аппарата приблизительно составит 70-100 тысяч долларов.

    РГ: Не слишком ли дорого для массового вида транспорта?

    Пирожков: Начинать всегда непросто. Дальше, в процессе массового производства, цена снизится. И еще, доступность - понятие относительное. Стоит посчитать, во сколько обходится дорога до отдаленного села от трассы, ее ремонт, обслуживание, автотранспорт.

    РГ: Вы рассказываете студентам, что ради творчества нужно отказаться от личной выгоды, показываете фото рабочего места Королева, которое совсем не похоже на современный офис в небоскребе. Но ведь сами вы, прежде чем прийти к этому, успели в таком небоскребе посидеть.

    Пирожков: Мне больше не нужно материальных вещей. Хотя поначалу я за ними поехал за границу, да. Но я хочу предупредить детишек, что счастья от материальных благ не будет. Надо просто делать дело. Если у тебя есть любимое дело и оно получается, если оно людям пользу приносит, то это круче, чем иметь яхту. А главное - в России ведь не так много людей. Если мы будем идти старым путем, мы никуда не придем. Нам нужно обязательно создавать новое, иначе мы не прорвемся. Нас "съедят" и Азия, и Америка. Чтобы остаться на географической карте, России надо очень много работать. Но не так, как азиаты, которые нас все равно переработают. Нам надо придумать что-то особое. Перепрыгивать тяжело. Но, хорошо, если будут идеи для прыжков, а не для поползновений.

    РГ: Довольно абстрактные понятия вы иллюстрируете конкретными зрительными образами. Как вы объясняете студентам, что такое инновации, модернизация?

    Пирожков: Инновационный скачок - это переход от наперстка к швейной машинке. Современная швейная машина - это 100-летняя история модернизации прошлых моделей. А если перейти к примерам из автопрома, то "Audi-R8" - это модернизация, но не инновация по отношению к первым автомобилям. Это сложность, которая не несет большой эффективности. Стоит такая красивая, быстрая и мощная... в пробке.

    РГ: Как в России работается после Европы?

    Пирожков: Нормально. На Западе все бизнес-процессы отлажены, ты работаешь винтиком в механизме, смазанном и постоянно обновляемом. А Россия - это такой ржавый, тяжелый механизм, но он работает. Есть базис, и мы с моей командой сейчас привлекаем к работе ученых, конструкторов, которые занимались авиацией, инфраструктурой, которые умеют строить заводы. У нас ведь за последние годы ни одного завода не построено. Олигархи пользуются тем, что создали их деды. То, что строят сейчас, - все на иностранном оборудовании. Поэтому обманывать себя не стоит. Ситуация сложная, нужно делать, делать, делать. А не только сидеть на акциях.

    Справка "РГ"

    Владимир Вячеславович Пирожков родился в Кишиневе в 1968 году. Окончил Свердловский архитектурный институт по специальности "транспортный дизайн", учился в Швейцарии в Art Center College of Design. С 1996-го по 2000 год дизайнер по интерьерам в Citroen. Работал над созданием самых популярных моделей, в том числе С3, С3 Pluriel, С4 Coupe, С5, С6. В 2000-2007 годах старший дизайнер в европейском дизайн-центре Toyota в Ницце, участвовал в создании моделей IQ, Yaris, Auris, Corolla, Avensis, Prius, руководил разработкой концепт-моделей до 2020-2025 годов: MTRC, UUV, Celica, RAV4, Lexus SLC. С 2007 года - президент центра промышленного дизайна и инноваций "АСТРАРОССА". Почетный член-коррес­пондент Российской академии художеств.