Новости

24.01.2011 00:37
Рубрика: В мире

Нам всем надо покаяться

считает Игорь Гиоргадзе

Лидер общественно-политической организацию "Грузия за рубежом", экс-министр безопасности Грузии в эксклюзивном интервью "Российской газете" рассказал о ее задачах, о нынешней ситуации в республике.

Российская газета: Игорь Пантелеймонович, насколько известно, у себя на родине вы возглавляете несколько оппозиционных нынешнему режиму общественных и политических организаций. Репрессии против них со стороны официального Тбилиси ужесточаются. А в отношении вас руководство Грузии прямо заявило, что если вы появитесь на территории страны, то будете арестованы и расстреляны. Созданная новая организация в России - это альтернатива движениям грузинской оппозиции, находящимся под жестким прессингом властей?

Игорь Гиоргадзе: В 2009 году в российском минюсте было зарегистрировано региональное общественное движение "Грузия за рубежом". Мы откликнулись на складывающиеся обстоятельства и ситуацию, когда практически треть населения Грузии - примерно 1,5 миллиона человек - находятся за рубежом. Для страны, чье население не превышает 4,5 миллиона человек, это катастрофа. Большая часть вынужденых эмигрантов сегодня проживают в России.

Это выходцы из Грузии, беженцы, уехавшие из страны по экономическим и политическим мотивам. Сегодня в грузинской диаспоре уже есть примерно до пяти общественных движений. Мы одно из них, которое замыкает на себя ту часть диаспоры, которая находится в Москве. Нам было легче собрать сторонников и противников нынешнего режима в Тбилиси, так как до 2006 года в России действовал зарубежный филиал "Партии справедливости", которую я до сих пор возглавляю. Она временно приостановила свою деятельность в связи с арестом нашего руководства в Грузии.

РГ: Кого вы привлекли в свои ряды?

Гиоргадзе: Скажу сразу, что нашу организацию мы не строим по национальному принципу. В нее вошли, кроме грузин, и русские, и армяне, и азербайджанцы, и абхазы, и осетины, и люди других национальностей, вынужденные уехать из страны.

Поэтому и назвали движение "Не грузины за рубежом", а "Грузия за рубежом". Вот разница.

РГ: Какие же задачи вы ставите пред собой?

Гиоргадзе: Мы хотим, чтобы вся диаспора по возможности превратилась в мощную общественную силу, которая влияла бы на ситуацию в Грузии. Со стороны мы видим процессы, происходящие в Грузии. Есть процессы, которые сейчас, абсолютно очевидно, привели Грузию в тупик, и в результате неправильных, иногда преступных действий сегодняшних властей мы получили потерю грузинской государственности. Посмотрите, возникла некая "Другая Грузия", которую почему-то называют "новой". Мою родину стремительно переделывают, переиначивают на иной, чужестранный манер, пытаются навязать чуждые ей морально-нравственные критерии, стараются как можно быстрее и необратимее оторвать, отрезать от тысячелетних корней. Результаты этой преступной политики налицо: мы потеряли братские абхазский и осетинский народы, часть территории. Поверьте, ни один грузин чьи предки столетиями жили здесь, не согласится с этим..

РГ: Во многих интервью вы неоднократно заявляли, что никогда не согласитесь с потерей Абхазии и Южной Осетии. Но как вы сможете вернуть их обратно? Руководство Грузии заявляет, что будет делать это мирным путем, но агрессивно.

Гиоргадзе: Скажу сразу, обвинять Россию в потере части территории Грузии у меня нет никаких объективных оснований. Потому что нынешнее тбилисское руководство, да и предыдущее, делало все, чтобы к этому прийти. Шла линия только на конфронтацию. Никто не искал путей мирного, правильного урегулирования. Не брались в расчет, не учитывались интересы абхазов, осетин, тех же русских. Усиленно пропагандировался тезис "Грузия - для грузин". Что посеяли, то и пожали - потерю государственности. От комментариев политических заявлений нынешнего режима я воздержусь. Это не моя область. Это область психиатрии.

Возвращение же Абхазии и Южной Осетии произойдет теперь нескоро. Пройдут десятилетия, прежде чем это произойдет. И не Абхазию или Южную Осетию надо возвращать, а абхазов и осетин. Надо садиться за стол и разговаривать. Долгий и мучительный процесс. И нам всем надо покаяться в случившемся. Мы все в этом виноваты.

РГ: В Тбилиси вас обвиняют в прокремлевской политике: мол, вы - полностью человек Москвы и выполняете политический заказ.

Гиоргадзе: Я давно уже не реагирую на то, что еще при Шеварднадзе началось приклеивание ярлыков: пророссийский, прокремлевский и так далее. Сегодня многие из тех, кто обвинял меня в этом, сами пытаются протоптать дорожки к Кремлю, хотят наладить отношения. Но я об этом говорил еще в начале 1990-х. Без России нам не обойтись. Это поняли уже многие руководители стран СНГ, пытавшиеся ориентироваться только на Запад, на США. Кто-из государственных деятелей сказал: "В политику приходят с блестящим будущим, а уходят с ужасным прошлым". Это и ждет тех, кто сегодня усиленно пытается выталкивать Россию с Кавказа.

Лично у меня - прогрузинская позиция: это сохранение государственности в Грузии. А если она достижима только при гарантии России, то отношения с Россией должны быть добрыми, добрососедскими, стратегическими, если хотите.

РГ: Все-таки, реален уход нынешней Грузии "в лоно Запада"?

Гиоргадзе: Давайте несколько по-другому поставим вопрос: а нужно ли это Западу? Сами американцы заявили, что нынешняя Грузия - несостоявшееся государство. До чего дошли: считаться проамериканским политиком политически выгоднее, чем прогрузинским. К чему пришли? Части территории нет, нет с нами абхазского и осетинского народов. Высококлассные специалисты уехали, экономика еле дышит. Нормальные деньги получают только сотрудники силовых ведомств. И то, за счет американских налогоплательщиков: Вашингтон ежегодно подбрасывает Тбилиси десятки миллионов долларов для "поддержки экономики".

Кстати, нынешние грузинские правители ведут переговоры с бурами - выходцами из Южной Африки. Примерно, 40 тысяч из них, не ужившихся со своей властью, готовы переехать в Грузию. Может, с помощью этой диаспоры Тбилиси собирается возродить экономику страны?

В мире экс-СССР Грузия Отношения России и Грузии Годовщина войны в Южной Осетии Лучшие интервью