Новости

07.02.2011 01:00
Рубрика: Происшествия

Дама сдавала в багаж... бомбу

Страну захлестнула волна телефонного терроризма
6 февраля 2011 г. Подозрительный сверток на станции метро "Октябрьская" заставил кинологов с собаками проверить всю московскую подземку.Смотреть фоторепортаж Аркадия Колыбалова

Национальный антитеррористический комитет России предлагает ужесточить ответственность за ложные сообщения о готовящемся теракте.

Сейчас максимальная санкция, которая грозит телефонным террористам  - штраф до 200 тысяч рублей и три года лишения свободы.

- Законодатель готов ужесточить законодательство в этом направлении, и наверняка общество это поддержит, - заявил советник председателя НАК России Андрей Пржездомский.  По его словам, каждый, кто собирается прохрипеть в трубку или накарябать на бумаге эти страшные слова, будет пойман, где бы он ни был, даже за границей. Что касается подростков, которые не редко развлекаются, сообщая о, якобы, заминированных школах, представитель НАК напомнил, что такой безобидной шуткой можно сломать жизнь не только себе, но и своим близким, родителям.

Во многих странах уже сейчас действует более жесткое, чем в России наказание за подобные анонимные угрозы. Так в Казахстане, Армении, Украине, Молдове, Белоруссии, Франции, Египте анонимный террорист наказывается лишением свободы на срок от 3 до 5 лет. В Азербайджане данное преступление относится к категории особо тяжких и наказывается лишением свободы на срок от 5 до 8 лет. В США вообще любой звонивший или написавший об угрозе может на полвека оказаться за решеткой.

Предполагаемое ужесточение ответственности за ложный терроризм в России связано с тем, что виртуальные подрывники не только наносят государству миллионы рублей ущерба, но и отвлекают  спецслужбы и правоохранительные органы от борьбы с реальными террористами.

Ведь один подобный звонок отрывает иногда столько сил и средств, которых бы хватило на проведение небольшой войсковой операции. Перекрываются подъездные пути, эвакуируют людей, мобилизуют кареты "скорой помощи", милицейские патрули, взрывотехников, кинологов с собаками. Отменяют или задерживают рейсы. И не факт, что виртуальное минирование не повлечет за собой человеческих жертв.

К кому-то не приехала "Скорая помощь" - она либо стояла в искусственно созданной пробке, либо была перенацелена к месту возможного взрыва. Где-то не оказалось вовремя милиционера - он в это время стоял в оцеплении или эвакуировал людей. И поэтому не пришел на помощь жертвам уличных хулиганов или грабителей. Пожарные могли бы в этот момент тушить настоящее возгорание, а не устраивать внеплановое, по сути - бессмысленное учение. Да и взрывотехники с кинологами могли бы в другом месте выявить и обезвредить настоящую взрывчатку и реально спасти десятки жизней.

А сколько может произойти во время всех этих эвакуаций и проверок личных трагедий? У кого-то не выдержало больное сердце, потерялся в охваченной паникой толпе ребенок, пропали вещи, сорвалась судьбоносная встреча

Только в прошлом году по линии ФСБ было зарегистрировано 2,5 тысячи ложных сообщений о террористической угрозе, в том числе 2,3 тысячи - по телефону и около 200 - письменными сообщениями. Как отмечают в спецслужбах с 2006 по 2010 было заметно снижение телефонных угроз. Всплеск анонимных звонков начался после прошлогоднего взрыва в московском метро. Та же картина и сейчас. После взрыва в Домодедово, уже поступило 20 анонимных угроз о новых возможных взрывах. Всего же с начала года таких угроз было более 80.

- Теракт в аэропорту Домодедово показал ту меру цинизма, глупости и подлости, которая проявляется в анонимных террористических угрозах. До какого уровня падения морали и совести должны дойти люди, когда на фоне общественного шока и скорби еще более нагнетают обстановку, - возмутился Андрей Пржездомский.

Кроме аэропортов, объектами лжетеррористов становятся жилые дома - до 30 процентов, образовательные учреждения - около 20 процентов, кафе и рестораны - 15 процентов, на  метро и вокзалы приходится еще 12 процентов. Что касается звонивших, то почти треть из них - психически нездоровые люди. Другая группа: те, кто звонит в состоянии сильного алкогольного опьянения, а протрезвев не помнит зачем они это сделали. Еще одна многочисленная группа - школьники. Но больше всего оказывается тех, кто звонит с угрозами совершенно осознано.  

- Два три года назад у нас доминировал так называемый "школьный терроризм", когда подростки своими звонками пытались сорвать занятия или не пойти на контрольную, - сообщил руководитель одного из профильных подразделений ФСБ Сергей Суховеев. Теперь количество таких звонков сократилось вдвое и на первый план вышла бытовая мотивация и меркантильные интересы. Как пример, Суховеев привел запись мужского голоса с угрозой взрыва одной из школ. По его словам этот же человек сделал еще 17 звонков об угрозах взрывов в Москве, Санкт- Петербурге и Владикавказе. Несмотря на то, что он менял сим- карты и телефоны, его удалось вычислить: террористом, говорившим гортанным мужским голосом оказалась женщина, 1971 года рождения.  Свои звонки она объяснила желанием отомстить бывшему мужу-милиционеру, а заодно и всем правоохранительным органам.

Еще больший шквал звонков, чем поступивших в ФСБ, обрушивается на милицию, которые так называемые ложные минирования уже откровенно достали. Только в Москве в прошлом году по не подтвердившимся сообщениям о заложенных взрывных устройствах возбудили 303 уголовных дела. В этом - уже 22, причем восемь звонков о бомбах поступили после теракта в аэропорту Домодедово.

Чаще всего ложные звонки поступают во время сессий или школьных экзаменов - двоешники "минируют" вузы и школы. Нередко пьяные идиоты "для прикола" сообщают о бомбах, заложенных на вокзалах и аэропортах. Бывают и происки конкурентов, когда таким кардинальным способом на день парализуют работу торговых центров, рынков или банков. Иногда мотивом виртуального теракта оказывается личная месть или ревность - чтобы задержать вылет или отъезд конкретного пассажира, "минируют" его рейс.

Чтобы выявлять и привлекать к ответственности лже-террористов, в МВД существует фонотека, где записаны все голоса когда-либо звонивших с подобными сообщениями. Более того, бесполезно пытаться изменить голос, беря высокие или низкие ноты. Компьютер все равно сопоставит тембры и точно скажет, числится ли этот голос в милицейском информационном банке.

Другой путь, по которому вычисляют "минера", - определение телефонного аппарата, с которого был произведен звонок. Примерно треть ложных сообщений поступает с домашних телефонов или уличных таксофонов. В таких случаях срабатывает аппаратура, которая в том числе определяет номер и даже местонахождение, то есть - адрес аппарата. Учитывается время звонка, показания камер видеонаблюдения, которые могут даже запечатлеть лже-террориста. Сложнее вычислить человека, позвонившего по мобильному телефону. Вернее, доказать его виновность. По закону, оператор компании сотовой связи обязан предоставить распечатку переговоров с конкретной сим-карты только по решению суда и в течение месяца, что весьма удлиняет процесс расследования. Поэтому за год в Москве направить в суд удалось только 40 подобных уголовных дел.

- Реальная практика показывает, что сегодня найти можно любого. Конечно, здесь многое за кадром - но могу сказать, что используются самые современные формы и методы, очень серьезная компьютерная техника. Хотя жаль, что такие средства и время тратятся на то, чтобы установить очередного "шутника", - заметил Андрей Пржездомский.

Как отмечают в ФСБ, благодаря новейшим формам и методикам розыска спецслужбам удается устанавливать до 95 процентов подобных лжетеррористов, даже в тех случаях, когда используется IP-телефония и звонки идут из других стран. Кроме того, наработаны и методики установления авторов анонимных бумажных записок, чем бы они не писали и как бы не меняли почерк.

Происшествия Терроризм Антитеррор