Новости

11.02.2011 00:12
Рубрика: Культура

Миссия "Пушкин" выполнима

XVIII Пушкинский театральный фестиваль завершился в Пскове

Это стало традицией, которую уже не отменить. Все 18 лет существования Пушкинского фестиваля он завершается 10 февраля, в день гибели поэта, поминальной службой над его могилой в Святогорском монастыре, собирая тех, кто исследует творчество Пушкина на сцене и в кабинетной, архивной тишине.

Для Владимира Рецептера этот фестиваль, равно как и весь его "пушкинский проект" - Пушкинский театральный центр, театр "Пушкинская школа", созданный на основе его курса в Санкт-Петербургской академии театрального искусства - дело всей его жизни. Как и фестиваль в Пскове. Дело не только в уникальных театральных исследованиях пушкинского театра, представленных здесь когда-то Петром Фоменко и Анатолием Васильевым, но, прежде всего - в той атмосфере диалога, интенсивного интеллектуального общения, которая впервые соединила здесь, в Пскове, выдающихся деятелей театра и пушкинистов, текстологов, знатоков пушкинских рукописей. Собственно, это и называется Творческой лабораторией Пушкинского фестиваля.

В нынешнем году Владимир Рецептер впервые заявил в программу фестиваля не пушкинский текст - спектакль театра "Пушкинская школа" "Гамлет", созданный им со своими учениками как авторское припоминание собственного легендарного "Гамлета", которым он прославился в начале 60-х. Видимо, этот неожиданный "демарш" Рецептера спровоцировал доктора филологических наук, главного научного сотрудника "Пушкинского дома" Сергея Фомичева поразмышлять о гамлетовских аллюзиях в последнем лирическом цикле Пушкина, созданном в Петербурге в 1836 году.

Он назвал свой доклад "Слова, слова, слова". Именно эта прямая цитата из "Гамлета" звучит в первом - как убежден Фомичев - стихотворении цикла. Помните: "Все это, видите ль - слова, слова, слова/ Иные, лучшие мне дороги права..."? Никогда к "Гамлету" прямо не обращавшийся здесь Пушкин не просто цитирует, но и выводит на полях рукописи само название шекспировской трагедии. Фомичев полагает, что Пушкин не случайно предельно конкретизирует место написания стихотворений - Каменный остров. Как известно, самый знаменитый Каменный остров - Патмос - стал местом создания Евангелия от Иоанна и Апокалипсиса.

Лирический герой этого стихотворения о словах и правах - вовсе не Пушкин, - так, по крайней мере, считает Фомичев. "Себе лишь самому служить и угождать/ Вот счастье, вот права", - не может быть пушкинским кредо. Тем более что следующим в цикле идет стихотворение "Отцы-пустынники..." о молитве Ефрема Сирина. Так, Сергей Фомичев едва ли не впервые в пушкинистике создает образ гамлетизирующего Пушкина, который к концу жизни примеривает на себя как одежды играющего в безумие датского принца, презревшего "слова, слова, слова", так и патмосского отшельника, написавшего: "В начале было Слово". Темы кладбища и могильщиков, эгоизма и смирения, наконец, бессмертия и смерти - "страны, откуда ни один не возвращался" - пронизывают весь пушкинский цикл, который, напомним, завершается "Памятником" и в каком-то смысле является его ответом на "проклятый гамлетовский вопрос".

После такого вдохновляющего выступления на Лаборатории трудно было ожидать еще чего-то столь же яркого. Но профессор Новгородского университета Вячеслав Кошелев предложил не менее "театральную" тему для размышлений. Говоря о поэтике пушкинской детали на материале "Капитанской дочки", он напомнил, что в начале ее подробно описаны четыре картинки-лубка в доме Самсона Вырина - четыре эпизода о Блудном сыне. И таким образом сама повесть становится историей о блудном - правда, не сыне - отце. Отчего Самсон Вырин - блуден? Кошелев доказывает, что "перспектива Вырина" - это "не перспектива маленького человека". Основываясь на "деталях" пушкинского текста, ученый рисует поистине библейский "портрет" Вырина - не маленького человека, а крепостного богатыря двухметрового роста, служившего в Измайловском полку, получившего после отставки свободу, хорошо женившегося и родившего дочь-красавицу. Все было хорошо в его жизни, и все было утрачено. Отчего? Основанный на "медленном чтении" взгляд Кошелева предлагает мерцающий, но, в сущности, ясный ответ: недовольство судьбой, роптание на нее - вот причина его "блуда". Имевший плоды, он не приумножил их, но растерял. В такой перспективе Самсон Вырин, на образе которого основана целая вереница "маленьких человечков" русской литературы, обретает совершенно иные черты: он становится не жертвой, но - напротив - виновником своей горестной судьбы, на которую только и мог что роптать, будучи изначально наделенным в буквальном смысле богатырскими дарами.

Эти два доклада и стали центральным событием фестиваля, создатель которого, народный артист России Владимир Рецептер, сумел собрать на этой площадке артистов и выдающихся ученых. И значит, миссия "Пушкин" - выполнима.

Культура Театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Псковская область Псков Театральный дневник Алены Карась