Новости

16.02.2011 00:52
Рубрика: Власть

Обуздать чиновника

О пользе контроля над бюрократией

300-летие Сената начали отмечать вчера в Конституционном суде, открыв дискуссию о пользе контроля над бюрократией.

Юбилей Сената, исполнявшего все возможные функции за время своего существования, можно отмечать 22 февраля или 5 марта (по старому или по новому стилю), но для Конституционного суда это тема особенно чувствительная. Помимо того, что в Питере КС заседает в одном из зданий, где когда-то размещался Сенат, в девятнадцатом веке он исполнял судебные функции. Хотя главный докладчик на пятых Сенатских чтениях, состоявшихся вчера в Санкт-Петербурге, политолог Сергей Кургинян в своем докладе рассказал и о другой роли этого органа власти в системе сдержек и противовесов.

"Империя не может существовать без сената как органа контроля за деятельностью высшей бюрократии, корни этой традиции уходят в Древний Рим, - считает Кургинян. - Судьба России очень сильно зависит от того, надевается ли узда на власти, как только ослабляется надведомственный контроль, то не народ, а огромные ведомственные кланы разрывают Россию". "Не так все просто в истории Сената, это такой же бюрократический, а не надбюрократический орган, не стоит преувеличивать его роль как надзорного органа", - возразил судья КС Сергей Казанцев. А еще один оппонент Кургиняна напомнил, что его позицию в свое время разделял Константин Победоносцев. Впрочем, всем было понятно, что экскурс в историю был всего лишь поводом для обсуждения современности.

"Сенат играл очень важную роль в обуздании различных контор, как бы их ни называли - коллегии ли, ведомства ли, и в этом было его призвание, - заявил председатель Конституционного суда Валерий Зорькин, - эти функции его вытекали из задач, стоящих перед обществом и элитой, а перманентное состояние элиты в России - неисполнение закона".

- Сенат призван был наводить чистоту мечом ли, железом ли, чтобы обуздать эту язву коррупции, - напомнил Зорькин, который сам является членом президентского совета по борьбе с коррупцией.

Впрочем, сейчас функции Сената в пору его расцвета, по мнению Кургиняна, не может выполнять никто: у контрольного управления в администрации президента недостаточно оперативного состава, а "Совет Федерации бессилен", "нужно создавать высшую политическую разведку, тогда ведомства не будут наглеть".

Забавно, но сидя в Конституционном суде, участники слушаний как бы намеренно избегали обсуждения возможностей судебного контроля. Зампред КС Сергей Маврин объяснил: "Кургинян сделал упор на силовой контроль, супербюрократический контроль над демократией, а суд является отдельной ветвью государственной власти". Впрочем, он не считает существующий судебный контроль достаточно эффективным. Хотя Конституционному суду в последние годы и удалось добиться, по крайней мере от законодателя, чтобы его рекомендации о внесении изменений в нормативные акты шли гораздо быстрее. "Количество неисполненных судебных решений резко уменьшилось, а что касается новых дел (в тексте постановлений КС по ним часто содержатся прямые указания законодателю поправить нормы. - Прим. "РГ"), то они выполняются максимум в течение года, а иногда в течение нескольких месяцев", - уточняет Сергей Маврин.

Проблемы открытости судейского сообщества поднимались и в журнале "Судья", разложенном на чтениях, что и неудивительно - учредителями издания являются три высших суда (Конституционный, Верховный, Высший арбитражный), Совет судей и судебный департамент при Верховном суде. Первый же номер был посвящен взаимоотношениям судов со СМИ. "Открытость судебной системы многомерна, она предполагает не только доступность судебных решений для общества, но и как можно более полную информированность самих судей о деятельности судебной системы, о значимых решениях, о высказанных мнениях - обо всем, что может быть интересно и полезно каждому члену судейского сообщества", - заявляет редакционный коллектив.

Власть Работа власти Судебная система Судебная власть Конституционный суд