Новости

16.02.2011 00:09
Рубрика: Культура

Реквием победы

Солисты Мариинского театра стали обладателями премии "Грэмми"

Ольга Бородина и Ильдар Абдразаков получили "Грэмми" за диск с записью Реквиема Верди с Чикагским симфоническим оркестром и хором под управлением Риккардо Мути, где они исполнили партии меццо-сопрано и баса.

Выпущенный на собственном лейбле Чикагского симфонического оркестра CSO Resound проект получил сразу две статуэтки - за "Лучший классический альбом" и "Лучшее хоровое исполнение". Между перелетами с одних гастролей на другие Ольга и Ильдар чудом оказались в день церемонии, пришедшийся еще и на День всех влюбленных, в Петербурге, дав возможность узнать обо всем из первых рук.

Ольга Бородина: Мы узнали о том, что получили "Грэмми", лишь в понедельник, в день церемонии, утром от своих друзей, которые стали поздравлять нас по телефону. Но Лос-Анджелес слишком далеко, и мы в любом случае не смогли бы быть на ней, поскольку только что вернулись с гастролей, чтобы побыть несколько дней дома с детьми. После короткой передышки мы с Ильдаром разлетимся в разные стороны: я - в Ковент-Гарден, где буду петь Амнерис в девяти спектаклях "Аиды" Верди в новой постановке Дэвида МакВикара, а он - в Италию, на "Сицилийскую вечерню" Верди под управлением Джанандреа Нозеды.

Российская газета: Маэстро Риккардо Мути во время звукозаписывающих сессий этого Реквиема как-то настраивал вас по-особому, говорил о важности готовящейся записи?

Ильдар Абдразаков: Дело в том, что эта запись осуществлялась не в студии, а на живых концертах. Мы спели этот Реквием в январе 2009 года пять раз. На основе этих концертов и был смонтирован диск. Но специально к "Грэмми" мы, конечно, не готовились - просто делали свою работу.

Бородина: Мы ведь работаем не для наград, а для людей, которые приходят слушать нас и хотят получить от этого удовольствие. Хотя любая работа с маэстро Мути уже была претензией на то, что будет что-то незабываемое. Мы счастливы сотрудничать с ним и дорожим близкой дружбой с Риккардо. Впрочем, должна сказать, что над этим Реквиемом мы трудились в поте лица каждый день. Маэстро Мути очень любит репетировать подолгу, утром и вечером. При том что я себя чувствовала плохо, поскольку две недели назад перенесла очень тяжелую операцию, была чуть ли не при смерти. К тому же в течение нескольких дней после перелета из России в Чикаго мы долго адаптировались к смене часовых поясов. Может быть, все это как-то сыграло свою роль. Во всяком случае, для меня это была очень непростая запись.

РГ: После получения коллективного "Грэмми" у вас не возникло идеи записать свои сольные альбомы?

Абдразаков: У меня в планах есть запись сольного диска, но подробностей пока раскрывать не буду.

Бородина: Вы, наверно, знаете, что этот бизнес находится сегодня в мире в не очень веселом состоянии. Мы говорили с Валерием Абисаловичем о возможностях записей "Кармен" Бизе и "Самсона и Далилы" Сен-Санса на лейбле "Мариинский", но эти проекты находятся пока в стадии обсуждения.

РГ: Какую роль, на ваш взгляд, звукозапись играет в карьере певца?

Бородина: Время идет вперед, все меняется - и школа, и манера, и стиль. Поэтому диски для меня - как следы в этой жизни, по которым можно понять, как развивалось наше творчество, какие были недостатки, каких успехов мы достигли. Но должна признаться, что свои записи я не слушаю, зато часто слушаю Ильдара. Но этот Реквием обязательно послушаю, хотя нам еще не предоставили эту запись.

РГ: Хотя интерес к опере все же держится, в театрах все чаще приходится видеть много молодежи.

Бородина: Да, но хотелось бы, чтобы больше людей стремились в оперный театр, а это зависит от того, как сохраняются и развиваются традиции прошлого. Я всегда говорю маэстро Гергиеву о том, что люди соскучились по красивой классике, устали от безобразия и бездарности. Я - сторонник классического стиля, стараюсь сохранять первозданность музыки и тяжело воспринимаю коверканье классики. Предпочитаю благородный модерн.

РГ: Кого вы могли бы привести в пример "благородного модерна"?

Бородина: Работы режиссера Гари Купфера, с которым мне довелось работать в "Хованщине" Мусоргского много лет назад. Он меня многому научил, открыл то, чего я раньше не знала и о чем не догадывалась.

Абдразаков: Можно вспомнить недавнюю работу с Робером Лепажем в "Осуждении Фауста" Берлиоза в Метрополитен-Опера в Нью-Йорке - потрясающая постановка, в которой мы оба принимали участие.!

РГ: Как вы смотрите на развитие современной оперной индустрии?

Абдразаков: Сегодня - время экспериментов: каждый режиссер пробует найти что-то новое, чем-то выделиться.

Бородина: Все хотят удивить, а удивлять не надо.

РГ: Ну, удивлять все-таки надо, только с умом.

Бородина: Удивлять надо суперпрофессионализмом и полной самоотдачей во время выступлений, чтобы слушатель мог ощущать благодать, заложенную в музыке.

Культура Музыка Премия "Грэмми"