Новости

Что стало организующей силой египетской революции - об этом сейчас спорят международные эксперты, политологи, журналисты. Кто-то говорит - рабочие, кто-то - бедное население, кто-то - радикальная молодежь. Самую любопытную версию выдал Ваэль Гоним - региональный менеджер по маркетингу на Ближнем Востоке компании Google: "Эта революция началась онлайн. Эта революция началась в Facebook".

Даже если Ваэль Гоним просто пиарит родную отрасль, его версия не кажется лишенной оснований. Тем более что сам он - уроженец Каира, работал в дубайском офисе Google, был одним из организаторов первых протестов, с началом массовых беспорядков вернулся в Египет, чтобы лично участвовать в революции. И о том, что привело массы в движение, подняло их в поход против власти, Гоним может судить со знанием дела. Так вот, организующей силой египетской революции стали сеть Facebook и микроблог Twitter. Это оттуда раздавались антиправительственные лозунги и звучали призывы к гражданскому неповиновению. Египетские власти, спохватившись, заблокировали доступ в Facebook, затем полностью отключили Интернет. Но было поздно. Революция онлайн, о возможности которой все время говорили жрецы информационно-коммуникационных технологий, совершилась. Прямо-таки по Ленину: Интернет - не только коллективный пропагандист и агитатор, но и коллективный организатор.

На вопрос корреспондента CNN, какая страна не сегодня-завтра последует примеру Туниса и Египта, Ваэль Гоним ответил: "Спросите Facebook". И добавил: "Я всегда говорил, что если вы хотите дать свободу народу, просто дайте ему Интернет".

Что ж, этого следовало ожидать. Интернет год за годом проникал то в одну, то в другую сферу жизни. Не миновал он и сферу политики. Здесь его триумфальное шествие было стремительным. Мы оглянуться не успели, как информационные технологии стали технологиями политическими. Массовые беспорядки в Молдавии как уличный отклик на итоги парламентских выборов поджигались рассылкой sms-сообщений... Молодые погромщики, готовясь выйти на Манежную, трубили всеобщий сбор в социальных сетях...

Интернет стал политическим инструментом. Он все чаще используется не как информационная площадка, а как координатор тех или иных массовых действий. Об этом недавно говорили участники научно-практической конференции, проведенной в Совете Федерации и посвященной скоординированной информационной политике государств - членов ОДКБ. Обезопасить онлайн-среду можно, однако, по-разному. Есть страны, установившие драконовские правила поведения в Интернете. Скажем, в Бирме, Китае, Северной Корее Сеть поставлена государством под тотальный контроль. Очень жесткую политику в отношении Сети проводит Франция. В России Интернет не подвергается цензуре. Попытки его "упорядочить" предпринимались, и не раз, но никогда не были успешными. Проблема слишком сложна, чтобы ее можно было решить волевыми методами. И судя по всему, прибегать к таким методам государство не собирается. Наоборот, выступает за развитие Интернета, намерено поощрять его конкуренцию с традиционными СМИ. Выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Дмитрий Медведев пообещал, что "Россия не будет поддерживать никакие инициативы, связанные с ограничениями свободы в Интернете".

Российский президент не в первый раз берет Сеть под защиту. Это стало государственной политикой. Например, Верховный суд своим постановлением "О практике применения судами Закона РФ "О средствах массовой информации" освободил интернет-форумы от модерации. Сетевые издания не будут нести ответственность за высказывания своих читателей на сайтах. Роскомнадзор настаивал на предварительном редактировании читательских комментариев. Верховный суд счел это излишним. И разъяснил, что "комментарии читателей размещаются на сайте, зарегистрированном в качестве средства массовой информации, без предварительного редактирования" как материалы "прямого эфира". Если же в этих комментариях Роскомнадзор обнаружит "злоупотребление свободой массовой информации", то по его требованию интернет-издание "вправе удалить их с сайта либо отредактировать". Откажутся это сделать - получат предупреждение, а при неоднократном отказе внести редактуру могут быть привлечены и к суду. Тут сделана важная оговорка: прежде чем вынести вердикт, суд обязан выяснить, "выдвигались ли уполномоченным госорганом требования об удалении сведений с форума, и было ли оно произведено". Если выяснится, что надзорный орган не имел претензий к сетевому изданию, то ответственность за публикацию будет нести не оно, а сам автор.

Отменил ли Верховный суд всякую ответственность за публикацию в Сети материалов экстремистского толка? Да нет, конечно. Он "всего лишь" установил внятную процедуру предъявления претензий к СМИ по поводу материалов, размещенных на сайте читателями.

Но почему в цензурную подоплеку любых регламентаций, касающихся Сети, так охотно и скоро верится? Почему закрытие портала или сайта в каких-то случаях наводит на нехорошие мысли? Ответ очевиден: Интернет все чаще подвергается цензурным атакам. При том что он, несомненно, нуждается в правовом регулировании. Какие-то рамочные законы в отношении Сети необходимы. Кто-то даже считает, что интернет-сайты, аудитория которых - не менее тысячи посещений в день, необходимо подвергнуть обязательной регистрации. Придать им статус средств массовой информации и в случае чего - штрафовать, лишать лицензии.

Стремление очистить Рунет от продукции, отмеченной печатью агрессивного радикализма, возражений не вызывает. Это нормально, и спорить тут не о чем. Тем более что для предотвращения подобных публикаций даже новые законы сочинять не требуется. Есть Закон "О противодействии экстремистской деятельности". Есть законодательные препятствия распространению порнографии. Есть, наконец, и практика применения этих законов. Чего, к сожалению, нет, - так это четко прописанного в законе понятия "экстремизм". Пользуясь невнятной формулировкой этого понятия, нетрудно запретить любое интернет-издание, которое, на чей-то взгляд, призывает к совершению противоправных деяний. И уже было немало случаев, когда понятие "экстремизм" широко интерпретировалось для закрытия независимого интернет-ресурса.

Что новые информационные технологии оказывают всепроникающее влияние на мир, опрокидывают устоявшиеся представления о возможном и невозможном - с этим трудно спорить, еще труднее - свыкнуться. "ВикиЛикс" показал: в век информации, не признающей ни государственных, ни языковых, ни моральных, ни вообще каких бы то ни было границ, - нет ничего тайного, что не стало бы явным. Революция в Египте удостоверила: социальные сети могут служить политическим инструментом, и пока не закрыт доступ в Интернет, никакая цензура в СМИ не оградит авторитарных правителей от массовых акций протеста, коллективными организаторами которых сегодня выступают Facebook и Twitter, а чем завтра пополнится этот арсенал, даже трудно представить.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники