20idei_media20
    21.02.2011 00:40
    Рубрика:

    На форуме в Красноярске Алексей Кудрин изложил свой взгляд на модернизацию экономики

    В Минэкономразвитии уверяют, что без госденег не будет и прорыва в экономике

    Выступивший на Красноярском экономическом форуме вице-премьер, глава минфина Алексей Кудрин изложил свой взгляд на модернизацию экономики. Как метко подметил после его выступления один из участников дискуссии, само появление Алексея Кудрина соответствует фразе "денег нет". 

    Кудрин действительно призвал модернизировать экономику без наращивания госрасходов. А своих коллег из минэкономразвития, предлагающих во имя развития сохранить дефицит бюджета, упрекнул в скатывании к еще большей зависимости от нефти. 

    Жить без дефицита лучше, но тогда не решить проблем развития, оппонировал ему из Москвы в разговоре с корреспондентом "РГ" замглавы минэкономразвития Андрей Клепач. Позиции экспертов тоже разошлись. Между тем, от исхода спора будет зависеть экономическая и бюджетная политика на годы вперед. 

    Дебаты идут вокруг подготовленного минэкономразвития прогноза социально-экономического развития страны до 2030 года. В нем, напомнил Кудрин, два варианта - энергосырьевой и инновационный. И хотя минфин, конечно, тоже только за инновации, его не устраивает, что в этом варианте даже при высоких ценах на нефть сохраняется бюджетный дефицит. Есть страны, начал он издалека, которые живут с дефицитом в 3-4 процента ВВП, и в результате накапливают госдолг в 60 процентов ВВП. Но долги когда-то надо отдавать. Сценарий минэкономразвития означает рост госдолга до 30 процентов ВВП. Но для России это много. Во время кризиса всего за 25 недель цена на нефть рухнула со 139,8 до 32,2 доллара за баррель, в первом квартале 2009 года баррель стоил 42 доллара, и мог бы там и остаться, если бы центробанки мира не закачали в экономику кучу денег, разъяснил Кудрин. Пока цены держатся благодаря притоку этих "легких" денег, и не факт, что так будет оставаться дальше, предупредил министр. Но обрушение нефтяных цен моментально сказывается на балансе бюджета - из-за их обвала от более чем 4-процентного профицита мы за год скатились к дефициту в 5,9 процента. Кудрин предлагает жить без дефицита уже при цене 75 долларов за баррель. А прогноз развития, основанный на высоких ценах на нефть и дефиците, "не имеет права на жизнь", жестко заявил министр. Но при этом российская экономика должна расти более высокими темпами - до 6-7 процентов в год, настаивает Кудрин. 

    "Даже до кризиса ежегодные темпы роста экономики составляли в среднем 7,2 процента. Но почти на 30 процентов это было связано с быстрым - от 20 до 100 долларов за баррель - повышением цен на нефть. Если вычесть эту составляющую, получится как раз 4 процента", - поясняет "РГ" замглавы минэкономразвития Андрей Клепач. Потенциал в росте на уровне 4-5 процентов есть, считает он. Но для достижения более высоких темпов роста, убежден Клепач, нужна серьезная структурная перестройка экономики. Необходим весомый приток иностранного капитала. По подсчетам замминистра, есть шанс выйти на ежегодный прирост прямых иностранных инвестиций в 3-3,5 процента. Однако без госденег все равно не обойтись. Госвложения министерство предлагает наращивать, прежде всего, в человеческий капитал - в образование, науку, здравоохранение - и в инфраструктуру. "Расходы России на образование в процентах от ВВП соответствуют уровню Индии. Затраты на науку составляют 1,2 процента ВВП, при том что в Китае они уже 1,5 процента ВВП, в развитых европейских странах - более 2 процентов. Вложения в инфраструктуру ниже показателя этих государств почти в два раза", - доказывает необходимость дополнительных расходов замминистра. Повышать эффективность расходов необходимо, соглашается он с Кудриным. Но если взять курс на бездефицитный бюджет, то фактически это будет означать обнуление госинвестиций. Сейчас они, напоминает Клепач, составляют немногим больше 2 процентов ВВП. "Самое главное - определиться, на что тратить деньги, как они будут сочетаться с частным капиталом. Дефицит в 2 процента сохраняет достаточно устойчивые параметры для финансовой системы и позволяет решать проблему развития", - резюмирует Клепач. 

    У Кудрина свои рецепты роста. Надо добиваться низкой инфляции и достаточно стабильного валютного курса, что позволит генерировать длинные деньги и дешевые кредиты, считает министр. "В программе поддержки сельского хозяйства почти половина денег приходится на субсидирование процентной ставки по кредитам. Но все участники рынка за этой льготой прийти не могут", - привел пример Кудрин. Макроэкономическая устойчивость, надеется он, станет стимулом и для иностранных инвесторов, которые пока устремились во все страны развивающихся рынков, кроме России. Следует вернуться к стратегическому планированию и жестко определить приоритеты. В опросе Российского союза промышленников и предпринимателей о деловом климате на первое место среди барьеров впервые вышли неэффективное госуправление и отсутствие четких ориентиров в развитии страны, привел пример Кудрин. Системные реформы не завершены. "Меня часто критикуют за предложение повысить пенсионный возраст", - посетовал глава минфина. И тут же привел пример неэффективного управленческого решения: "дыра" в Пенсионном фонде составляет триллион рублей, почти половина всех пенсий назначается льготникам, а на все дорожные стройки в бюджете заложено всего 340 миллиардов рублей. 

    Обеспечение социальных расходов становится главной головной болью властей во всем мире. Но решение вопросов лежит не в фискальной, а в структурной плоскости, считает ректор Академии народного хозяйства и один из инициаторов ревизии "концепции-2020" Владимир Мау. Снижение инфляции и низкие процентные ставки позволят переориентировать экономическую политику на производителя, поддерживает он Кудрина. Все последние годы поддержка была направлена на спрос, но он уходит в импорт, сейчас надо переходить к стимулированию предложения, считает эксперт. "Если в основе прогноза развития страны лежит цена на нефть, он точно не может быть инновационным", - комментирует Мау спор минфина и минэкономразвития. Бюджет не должен быть дефицитным, ориентироваться надо на среднюю долголетнюю цену на нефть на уровне 40-50 долларов за баррель, а все что сверх этого - изымать, расшифровывает он свою позицию "РГ". 

    Рассчитать бездефицитный бюджет при цене нефти в 75 долларов за баррель и достичь темпов роста в 6-7 процентов ВВП, как предлагает Кудрин, трудно совместимая задача, не соглашается другой участник форума, эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогноза Дмитрий Белоусов. Министр финансов прав в том, что из цены на нефть надо убрать спекулятивный спрос, но в среднесрочной перспективе цена в 90 долларов за баррель реальна. Обвала цен не выдержат ведущие игроки мирового нефтяного рынка - Саудовская Аравия и Кувейт, объясняет эксперт. Он признает опасность сползания в долги - чем быстрее они растут, тем дороже обходятся, и деньги приходится занимать уже на погашение обязательств. Но избежать этого можно, если финансировать за счет займов инвестпроекты, приносящие реальную отдачу. А привлекать деньги для выплаты зарплат и пенсий неправильно, полагает Белоусов. "Дефицит бюджета создает определенные риски, но и возможностей для безрискового роста экономики сейчас нет. Докризисная модель накопления "лишних" нефтедолларов в резервных фондах была верной, но в случае нового кризиса она может и не сработать. Есть риск, что мы встретим его с резервами и полностью деградировавшей экономикой", - предупреждает Белоусов. 

    Кудрин прав, что у России меньше пространства для маневра с точки зрения управления дефицитом - мы не эмиссионная страна, размышляет экс-замглавы минэкономразвития и вице-мэр Москвы Андрей Шаронов. Но идеи минэкономразвития тоже понятны, тут же отмечает он. Инвестиции помогут создать новые источники добавленной стоимости, из которых потом можно гасить долги. Дополнительные ограничения возникают в связи с расходами социального характера. "Снизить их нельзя, можно только замедлить темпы роста", - признает Шаронов. У каждой стороны в этом споре - своя правда, говорит он. Но правительству надо будет принять одно решение. 

    Тем временем, в зависимости от прогноза социально-экономического развития страны правительство определится с бюджетной стратегией до 2030 года, которую готовит минфин. Она станет основой для 41 госпрограммы, по которым планируется расписывать 97 процентов расходов казны уже со следующего года. В госпрограммы будут упакованы все ведомственные долгосрочные стратегии, федеральные целевые программы. Бюджетная стратегия задаст финансовые рамки на несколько лет вперед для всех ведомственных программ. Уже в этом году, считает Кудрин, надо провести их ревизию. Сейчас принято 193 таких стратегии и концепции, еще 120 проектов - на подходе.