Новости

Юбиляр был бодр и активен, принимал поздравления от многочисленных гостей, среди которых оказались Эдита Пьеха, Иосиф Кобзон, Ирина Аллегрова, группа "Цветы" и другие звезды. А накануне из США прилетел сын композитора - пианист с мировым именем Владимир Фельцман.

После концерта юбиляр ответил на поздравления и вопросы корреспондента "РГ".

Российская газета: Действительно ли на композиторский путь вас благословил Дмитрий Шостакович?

Оскар Фельцман: Я начал сочинять музыку уже в 5-6 лет, наигрывал ее на рояле, потом записывал. Мои родители думали, что я стану композитором и однажды их надежды оказались подтвержденными. В те годы в Одессу часто приезжал Шостакович, музыка которого уже в те годы не нравилась власти. И в один из его приездов ему рассказали обо мне. Шостакович пришел к нам, и я ему играл свои юношеские вещи. Тогда он и сказал моему отцу: "Доктор Фельцман, у вашего сына явные композиторские данные, после школы ему нужно обязательно нужно поступать в Консерваторию!"

РГ: Вы начинали работать в песне не в самые простые годы...

Фельцман: Да, особенно это касается послевоенного времени, когда многие государственные решения вроде постановления ЦК о формализме в искусстве очень мешали его развитию. Осуждались западные модные ритмы, придирались к мелодике, в ней все время искали подражание Западу. Но с другой стороны, такая строгость и придирчивость, возможно, и хорошо сказались на развитии песенного искусства! Какие великолепные песни в те, самые трудные годы были написаны! "Дороги", "Марш энтузиастов", удивительные произведения Покрасса, Дунаевского, Островского! Эти композиторы писали и симфоническую музыку, и работали для музыкального театра, но так жизнь распорядилась, что многие из них остались в нашей истории как великие песенники, создатели основ нашего песенного искусства.

РГ: Вашими соавторами всегда были замечательные поэты - Роберт Рождественский, Евгений Долматовский, Михаил Матусовский...

Фельцман: Время, в которое нам, композиторам старой школы, выпало активно работать, приучило нас писать музыку на самые серьезные темы, и нам требовалась настоящая поэзия. Лично мне высокая поэзия придает дополнительные творческие силы. В последние десятилетия я писал песни на стихи Марины Цветаевой, Инны Лиснянской, Хаима Бялика. Сегодня я много работаю с Юрием Гариным, он, на мой взгляд, хорошо чувствует современный характер и создает замечательные лирические стихи.

РГ: А сколько вам времени приблизительно требуется на песню?

Фельцман: Все писалось по-разному. Например, с "Комсомольцами 20 года" я возился где-то год. Но бывали и случаи вроде того, что произошел с одной песней на стихи Евгения Долматовского. Я должен был вместе с ним ехать с концертами в Венгрию, в группу наших войск. И за день до отлета мне позвонил Женя и говорит: "Я написал стихи, по-моему, такая песня для нашей поездки будет очень кстати". И прочел мне - "Вышла мадьярка на берег Дуная". Я говорю - "Жень, когда мне писать, утром уже самолет". А он мне - "Думаю, ты сможешь". Я повесил трубку, сел за рояль и за час написал музыку на эти прекрасные стихи - получился "Венок Дуная"!

Прямая речь

Эдуард Хиль, певец:

- С Фельцманом мы записали много песен - "Баллада о красках", "Песня о море" и "Огромное небо", другие. Он давал мне самые разные песни, даже те, что пели другие исполнители. Он из тех редких авторов, что, написав песню, не закрепляют ее за каким-то одним исполнителем, а считает, что его вещи должны жить в самых разных версиях. Мы вместе выступали в институтах, во Дворцах культуры - его всюду звали. А еще Фельцман - замечательный пианист, тонкий аккомпаниатор, умеющий слушать исполнителя, с ним на сцене певец чувствует себя очень хорошо, он надежный партнер.

Культура Музыка
Добавьте RG.RU 
в избранные источники