Новости

24.02.2011 09:58
Рубрика: Власть

Попасть в яблочко

Что поможет Пермскому краю оказаться в лидерах инновационного роста
Текст: Илья Изотов (Пермь)

До 2015 года в Пермском крае планируется создание саморазвивающегося механизма инновационной экономики. Прикамье должно оказаться в пятерке российских регионов - инновационных лидеров России. Как решить такую амбициозную задачу? Как будет выстроена система внедрения инноваций в экономику края? Об этом корреспондент "РГ" беседует с вице-премьером правительства Пермского края, руководителем проекта "Инновационный кластер" Еленой Гилязовой.

По примеру Сколково

Российская газета: Елена Ефимовна, Прикамье всегда было сильно своим сырьевым сектором, машиностроением, оборонкой. А теперь, после провозглашения инновационных амбиций, регион откажется от традиционных кормильцев и сделает ставку на иные отрасли?...

Елена Гилязова: Конечно, не откажется. Первое, что надо понимать: бюджет Пермского края, как и бюджет России в целом, основан на сырье и традиционных отраслях промышленности. Никто даже и не помышляет уничтожить то, что кормит регион. При этом, когда мы говорим об инновациях, то они должны проникать и в традиционные отрасли. И проникают. Свои инновационные программы есть на любом из наших промышленных гигантов, например, на "Протоне" или на "Мотовилихинских заводах". Тот же "ЛУКОЙЛ" вполне можно назвать инновационной компанией. При этом опасно почивать на лаврах прежних производственных достижений и научных наработок. Экономика меняется стремительно, и значимость такого рода предприятий для развития страны или региона становится не столь всеобъемлющей. Идет процесс, когда доля новых производств, новых продуктов инновационных предприятий в ВВП и ВРП (валовый региональный продукт) становится более весомой, и мы должны это учитывать. Иначе можем прийти к ситуации, когда традиционные предметы нашей гордости перестанут быть системообразующими. А то, что во всем мире является системо-образующим, у нас еще не родилось. В первую очередь я имею в виду малый бизнес.

РГ: В каких отраслях прежде всего можно ждать новых инновационных продуктов и прорывов?

Гилязова: Ждать можно везде, но бежать во все стороны одновременно нельзя. Всегда надо определять приоритеты, в том числе и в инновациях. Кстати, федералы уже пошли по этому пути, определив для инновационного центра "Сколково" ряд приоритетов. И Пермский край тоже идет по этому пути. С одной стороны, мы в качестве приоритетов инновационного развития рассматриваем все, что связано с life science - это широчайший спектр медицинских, биологических, фармацевтических исследований и научных разработок, один из самых быстро растущих глобальных рынков. Сегодня человечество готово инвестировать прежде всего в наше общее главное желание - жить долго и быть здоровым. Это первый приоритет, и здесь у Пермского края есть потенциал, ведь в Перми находится одна из трех имеющихся в России фармацевтических академий с богатыми традициями в части преподавания и исследований. Другое дело, что эти исследования и тех, кто преподает и изобретает, надо вписывать в мировую науку, потому что наука не может быть местечковой. Любое научное достижение становится таковым, когда оно признано мировым научным сообществом, его знают и его цитируют. А с этим у нас, к сожалению, пока все плохо.

Второе приоритетное направление - это IT, та сфера, которая развивается наиболее динамично и очень существенно меняет жизнь человека. Здесь почти мгновенно появляются идеи, коммерциализируются и почти так же быстро устаревают, сменяясь новыми. Приведу пример. Одним из 16-ти первых резидентов "Сколково" стало ООО "Сателлит-Инновация" 27-летнего пермского предпринимателя Артема Разумкова. Сегодня придуманный им программный комплекс интеллектуального IP-видеонаблюдения MACROSCOP установлен на "Протоне-ПМ", в ПГУ. И уже в этом году есть планы выйти на международный рынок IP-видеонаблюдения. Очень рада за успех Артема и в то же время хочу, чтобы сзади ему на пятки наступали десятки других пермских умных и амбициозных Разумковых.

Следующая отрасль, в которой Пермский край традиционно был силен, и, уверена, мы не утратили своих позиций - это новые материалы, та же порошковая металлургия. Знаменитая школа академика В. Н. Анциферова, которая много лет существует в Перми, другие научные школы, различного рода наноматериалы - это еще один приоритет с точки зрения инновационного развития. И, наконец, то, что было всегда предметом гордости пермяков и что точно имеет перспективы дальнейшего развития - авиа- и двигателестроение. Как минимум, эти четыре приоритета я бы сегодня определила как основные для развития в рамках проекта "Инновационный кластер".

Коммерческий прицел

РГ: Эти инновационные проекты будут развиваться на базе уже существующих предприятий или под инновации надо создавать новые? Ведь, как известно, многие предприятия с богатой историей грешат инертностью, консерватизмом, причем не всегда здоровым...

Гилязова: Будут создаваться новые предприятия и станут развиваться традиционные, вбирая в себя инновации. Определенная инертность в промышленности есть, и она прежде всего определяется отсутствием рынка. Мотивации на инновации, к сожалению, нет у всей нашей промышленности. Она сейчас на многие доли процентов работает на госзаказ. Тот же моторостроительный комплекс совсем немного двигателей поставляет на открытый рынок. Вот если б его двигатели стояли на Боингах, тогда бы это была конкуренция. А они конкурируют за долю государственного заказа, а это принципиально другая история. Поэтому, надеемся, что инноватика появится в первую очередь на новых производствах, в новых компаниях, в том числе и путем выделения из традиционных предприятий, когда возникает какая-то инновационная идея и инновационная продукция, которая, например, мало востребована и поддержана на традиционном производстве. Думаю, это будут самостоятельные, менее забюрократизированные, более подвижные предприятия, которые в том числе должны научиться выходить на рынок.
Что важнее - сама научная идея или возможность ее коммерциализации?

Сейчас основная проблема в том, что наши ученые и наша наука не заточены на коммерциализацию. Большинство пермских ученых, в том числе и мирового масштаба, не ставят перед собой вопрос, каким образом его открытие, его научное исследование будет преобразовано в продукт и продано на рынке. Наша фармакадемия давным-давно могла бы успешно работать на внешнем рынке в части получения заказов, например, у концерна "Кока-кола", который является заказчиком многомиллионных научно-исследовательских разработок. И поиск желающих сделать подобные исследования ведется бизнесом достаточно открыто. А у нас есть и научный потенциал, и себестоимость исследований значительно ниже. Но наши научные учреждения почему-то не заточены на такие вещи. И вообще наука не рассматривает себя как отрасль экономики. Мы традиционно рассматриваем науку и образование как то, во что мы вкладываем деньги. Хотя в мире это эффективные отрасли экономики, приносящие деньги.

РГ: Как поменять устаревший подход?

Гилязова: Абсолютно понятно, что этого нельзя сделать за три дня. В образовании и науке мы имеем дело со сформировавшейся ментальностью, со сформировавшейся системой ценностей и форматом деятельности. Хотя сейчас на федеральном уровне сделана попытка создать у высшей школы мотивацию к коммерциализации знаний, к производству бизнесов, чуть потеснив привычную мотивацию вузов на подготовку дипломированных специалистов. Появляются федеральные законы, которые позволяют университетам не только штамповать специалистов, но и генерировать бизнес, создавая внутри себя, из своих профессоров, преподавателей и студентов, предприятия. Кстати, в целевые показатели наших новоиспеченных научно-исследовательских университетов (а у нас их три - ПГТУ, ПГУ и ВШЭ) включены показатели по созданию производств, в том числе и инновационных. Со своей стороны, мы в рамках проекта "Инновационный кластер" тоже будем стимулировать эти инициативы, работая с молодежью, показывая, что на знаниях можно делать деньги, позволяя, соединив правильное образование, науку и бизнес, выйти на принципиально иной уровень самореализации и финансового благополучия. Показывать реальные истории успеха - это тоже наша задача.

Старт открытий

РГ: Но стоит ли здесь довольствоваться лишь созданием в Перми национально-исследовательских университетов?

Гилязова: Национально-исследовательские университеты - это принципиально иное финансирование. За последние несколько лет государство начало финансировать науку в принципиально ином объеме. В 1990-х в этой части был провал, потом вялый рост финансирования, но в последние четыре-пять лет ситуация изменилась. Сначала наши главные университеты выиграли гранты на оборудование и повышение квалификации преподавателей. Затем, получив статус научно-исследовательских университетов, снова получили серьезное финансирование, рассчитанное на пять лет. Теперь стоит задача за это время изменить целый ряд подходов. На уровне края мы, к примеру, запускаем в университетах программу МИГов - Международных инновационных групп.

Отбор проектов для финансирования по программе МИГов как раз предполагает, что приглашенные нами эксперты будут оценивать потенциальную возможность коммерциализации идей.

РГ: Но как заранее определить, какая из научных разработок прибыльна, а какая интересна лишь с теоретической точки зрения, и кто возьмет на себя ответственность судить об этом?

Гилязова: Понятно, что когда идет речь о разработке чего-то нового, никогда нет полной гарантии - это всегда серьезный риск. Но, тем не менее, даже на начальной стадии можно с определенной долей вероятности прогнозировать коммерциализацию данной идеи. При этом человечество все время ошибалось в оценке научных открытий. Когда появились первые компьютеры, их потенциальный рынок оценивался как очень небольшой. Та же история была с сотовыми телефонами. Но не ошибается тот, кто ничего не делает.

На одном языке

РГ: Что еще может помочь интеграции Пермского края в мировую науку?

Гилязова: Когда мы говорим об интеграции в мировую науку, одна из важнейших препон - это язык. Действительность такова, что языком международного общения является английский, а не русский, как мы все раньше считали. И мы должны достичь принципиально иного уровня владения иностранным языком, прежде всего английским, хорошо бы и китайским. На самом деле то, в чем мы серьезно проигрываем своим западным коллегам, причем во всех секторах, не только в науке, - это владение несколькими языками. Для любого европейца - это стандарт, тем более это стандарт для бизнесмена, ученого. Мы должны добиваться того, чтоб наши ученые в обязательном порядке стремились к публикациям в тех научных журналах, которые имеют мировой рейтинг. А эти журналы принимают публикации только на английском языке...

Еще одна проблема - защита интеллектуальной собственности на уровне других государств. И в России, и в Пермском крае в десятки, если не в сотни раз меньше международных патентов, чем в других развитых странах. Мы не делаем свои открытия предметом мирового рассмотрения, наши ученые, боясь интеллектуального "воровства", не всегда публикуются даже в ВАКовских журналах, а уж тем более в журналах - мировых лидерах по отрасли. При этом мы не умеем защищать свою интеллектуальную собственность, и даже не до конца понимаем, что это такое. И эту ситуацию с патентованием научных разработок надо срочно менять, иначе мы не сможем интегрироваться в мировую инновационную систему.

Инновации по линейке

РГ: Как определяется инновационность той или иной территории?

Гилязова: На сегодняшний день в России есть несколько рейтингов инновационности. И в разных рейтингах Пермский край занимает места с 4 по 28. Перед федеральным центром стоит задача выбрать единую линейку для измерения инновационности территорий, предприятий. Но какую бы линейку не выбрала федерация, мы ставим себе задачу оказаться в лидерах. Сейчас инновационная статистика считается с помощью заполнения определенных форм на предприятиях, при этом критерии у предприятий разные. Нет даже четкого определения того, что же такое инновационная продукция. Сегодня в регионах начато обсуждение стратегии инновационного развития РФ "Инновационная Россия-2020". Надеюсь, там мы совместно с коллегами из других регионов пропишем и понятия, и цели, и направления деятельности, и целевые результаты, и методики оценки регионов по инновационному развитию. Мы работаем над этой стратегией, но при этом, не дожидаясь ее, идем вперед.

На сегодняшний день Пермский край - один из семи субъектов РФ, входящих в "Ассоциацию инновационных регионов". И это действительно регионы, в которых уделяется серьезное внимание инновационным разработкам. Мы активно работаем с таким инструментом венчурного финансирования, а значит, и развития региона, как РВК (Российская венчурная компания). Наш край стал пионером во многих начинаниях РОСНАНО. И это тоже не надо сбрасывать со счетов. Сегодня мы вместе с РОСНАНО выбираем компанию, которая будет управлять многомиллионным венчурным фондом малобюджетных проектов "Кама Фонд Первый". В Пермском крае побывали представители трех зарубежных компаний, имеющих успешный опыт и претендующих на управление фондом: European Nano Invest (Швеция), Nanostart AG (Германия) и Wermuth Asset Management (Германия). Компании оценили инновационный потенциал региона, посетив предприятия, научные институты, вузы. По их оценке, в регионе уже сейчас есть инвестиционные проекты, представляющие интерес для фондов венчурных и прямых инвестиций.

РГ: А какая мотивация у предприятий? Как ее создать?

Гилязова: Мотивации на инновационную продукцию нет ни у кого. Это ключевая проблема проекта. Нет этой мотивации у университетов, у школьников и студентов. Надо создавать мотивацию для разных целевых групп. Первая целевая группа, о которой мы говорим, - это предприятия, и здесь только один вариант - успешность существования в рынке, потому что основным мотиватором для инноваций является наличие конкурентных преимуществ. В России сейчас слишком много природных ресурсов, и, пока растет цена на нефть и сохраняются не рыночные отношения в основных отраслях промышленности, вся мотивация предприятий на инновации может носить искусственный характер.

Тем не менее государство само может стать застрельщиком инновационного процесса, изменив, к примеру, федеральный 94-й закон, который сейчас государственному заказчику фактически не позволяет закупать инновационную продукцию. Или создав специальные налоговые льготы для инновационных предприятий. Это первые вещи, которые можно делать в ситуации, когда естественные стимулы к инновациям у предприятий отсутствуют.

Портфель с кадрами

РГ: Встает и вопрос о кадрах. Выпускников школ удерживают благодаря выплате стипендий. А как будут поощряться выпускники вузов? Нет гарантии, что по прошествии пяти лет они не покинут регион. Ведь это должна быть выстроена целая цепочка...

Гилязова: В идеале она должна быть выстроена с начальной школы. В этом году начали платить стипендии школьникам. 9600 успевающих старшеклассников по всему Пермскому краю получают ежемесячные стипендии по 460 рублей. Есть мотивация для педагогов, которые получают доплаты за успеваемость своих учеников. Следующая история, когда говорим о доплатах, это 30-тысячные ежемесячные доплаты докторам наук. Выбирая карьеру в крае, они понимают, что их здесь ждут. Я думаю, что мы в ближайшей перспективе эту мотивационную цепочку выстроим. На мой взгляд, создать адекватные рабочие места для выпускников вузов в части инноваций поможет интеграция нашего края в мировую науку и в глобальную систему инноваций. Тогда у собственников ряда портфельных компаний возникает интерес открывать здесь предприятия и будут созданы высококвалифицированные рабочие места. У пермских компаний появляется возможность иметь представительства за пределами края, и это тоже очень хорошо. Плюс наличие на территории края инфраструктурных институтов - технопарков, бизнес-инкубаторов, различного рода венчурных фондов, которые способствуют развитию инноваций на территории края. И, наконец, последний элемент, который может и должен работать на привлечение в край высоколобых и удержание талантливых - это сама по себе городская, культурная среда. Ведь как только человек капитализируется и начинает дорого стоить, он выбирает место проживания, соответствующее его запросам. И с этой точки зрения, когда мы создаем инновационный кластер, мы рассматриваем городскую среду как важный элемент программы, а проект "Пермь - культурная столица Европы" - как спарринг-партнера в борьбе с другими регионами и странами за умных, амбициозных, успешных сегодняшних и будущих жителей Пермского края.

мнение

Валерий Сухих, председатель правительства Пермского края:

- Мы ставим перед собой амбициозную задачу - обеспечить Прикамью место в пятерке регионов-инновационных лидеров России. Для российского и международного научного сообщества Пермь должна стать городом научных исследований и перспективного инновационного бизнеса. Поэтому надо создать полноценную региональную систему поддержки инноваций - от генерации знаний до генерации прибыли и встроить эту систему в федеральную инновационную вертикаль научных конкурсов, грантов научных фондов, федеральных целевых программ.

факты

100 студенческих старт-апов, отнесенных к инновационному кластеру, будут созданы в Пермском крае.

Решение о создании индустриальных парков принято руководством семи компаний (ОАО "Пермский моторный завод", ОАО "Мотовилихинские заводы", ОАО "Пермский завод Машиностроитель", ООО "УралГорнефтемаш", ОАО "Галоген", ЗАО "Чайковский текстиль", ООО "Рустурбомаш").

В госкорпорацию "РОСНАНО" от Пермского края поступила 31 заявка с бюджетом 75,3 миллиарда рублей. Наблюдательный совет РОСНАНО одобрил к финансированию четыре проекта - компаний "Пеноситал", "Новомет-Пермь", ООО "ТСЗП" и "Фонд Кама".

Власть Работа власти Регионы Экономика Бизнес Инновации ПФО Пермский край
Добавьте RG.RU 
в избранные источники